«Ворам» – отмазки, легавым – крышка, или Чем может закончиться перформанс в регламентном комитете

Валентин Гладкихполитический эксперт

Наблюдая в течение недели за заседаниями комитета по вопросам регламента и организации работы Верховной Рады, на которых рассматривались представления генерального прокурора Украины о предоставлении парламентом согласия на привлечение к уголовной ответственности ряда народных депутатов, я невольно вспомнил, как некоторые из моих уличных приятелей времен детства, увлекшись уголовной романтикой, делали себе наколки вроде «ВОЛК» – аббревиатуры, которая на языке Александра Пушкина и Михаила Круга означала: «ворам – отмазки, легавым – крышка».

Правда, в отличие от результатов нынешних заседаний профильного комитета, где сейчас уверенно побеждают те, кто «лепит отмазки», в те далекие советские времена подавляющее большинство адептов криминальной субкультуры рано или поздно все-таки оказывалась за решеткой... То ли «отмазки» они придумывали не так креативно, как нынешние народные избранники, то ли «легавые» тогда были более компетентны по сравнению с нынешними работниками ГПУ и САП – кто знает.

Розенблат, Дейдей и другие: кто следующий в очереди к генпрокурору?Политолог рассказал, кто может быть следующим под прицелом у Генпрокуратуры на снятие неприкосновенности.

В конце концов, справедливости ради надо отметить, что абсолютное большинство моих знакомых, которых наколка «ВОЛК» не спасла от заключения, были обычными гопниками, мелкими ворами, в лучшем случае – разбойниками, и ни один из них, разумеется, не имел депутатского мандата. А между тем, именно депутатский мандат в нынешних реалиях превращает гопников, мошенников, разбойников, воров и прочую сволочь в респектабельных государственных мужей – политиков, которые имеют собственную политическую позицию, за которую, собственно, некая абстрактная власть и пытается им отомстить. Хотя, даже мне, человеку, который много лет (практически всю свою профессиональную жизнь) профессионально исследует украинскую политику, трудно понять, какую именно политическую позицию имеют фигуранты прокурорских представлений и чем именно эта политическая позиция не нравится уже упоминавшейся выше абстрактной власти. Более того, если в отдельных случаях еще можно говорить о потенциально возможной политической мотивации уголовных сфабрикованих дел против представителей оппозиции, то разговоры о политической мотивации уголовных дел против представителей коалиции или политических сил, которые в большинстве случаев дрейфуют исключительно в фарватере, определенном коалицией, – это уже полный бред и откровенная манипуляция.

Впрочем, проблема даже не в том, что пока будут преступники, которые прячутся за депутатскими мандатами, до тех пор будут вестись речи и возникать спекуляции относительно заказного политического характера дел против них. Проблема даже не в том, нравится это кому-то или нет, не в том, что депутатский иммунитет как своеобразный предохранитель от соблазна использования властью уголовного судопроизводства как средства давления на политических оппонентов существует практически во всех цивилизованных странах с развитой демократией. И даже не в том, что каждый из президентов Украины хотел сделать парламент более покладистым (а желательно – и вовсе ручным), спекулируя на теме отмены депутатской неприкосновенности.

Проблема в том, что абсолютное большинство украинцев не готовы осознать, что настоящая неприкосновенность гарантируется светлейшим преступникам не конституционным статусом нардепа, а плачевным состоянием правоохранительной и судебной систем в Украине, где материальный и социальный статус – деньги и связи – обеспечивают неприкосновенность значительно большему количеству людей, чем это определяется Конституцией.

Проблема в том, что даже осознавая шквал обвинений в предвзятости и политическом характере дел, против фигурантов представлений ГПУ не смогла должным образом подготовить доказательную базу. Почему? Не хватило желания, или компететности? А может целью и не является привлечение их к ответственности? Может цель в другом? Может она в дальнейшей дискредитации парламента как представительного органа путем представления его как сборища проходимцев, для которых самое большое значение имеет корпоративная солидарность? Может цель в том, чтобы показать себя борцом против коррупции, которому все и вся мешают должным образом делать свое дело?

Холодницкий боится, что депутаты сбегут под угрозой лишения неприкосновенностиРуководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий опасается, что депутаты, чью неприкосновенность вынесут на рассмотрение парламента, сбегут.

Неприятных и неудобных вопросов как Генпрокуратуре, так и Верховной Раде можно поставить и значительно больше.

Но правильный ответ должен быть такой: ГПУ должна профессионально подходить к подготовке доказательной базы, а не объяснять свои провалы исключительно нежеланием депутатов «сдавать своих» или коррумпированностью судей; депутаты, в свою очередь, просто обречены голосованием в сессионном зале снять депутатский иммунитет со своих коллег, конечно, если они не хотят забить еще один гвоздь в гроб украинского парламентаризма; и, наконец, фигуранты представлений должны отстаивать свою невиновность в суде, а не прятаться за депутатской неприкосновенностью.

Любой другой сценарий будет свидетельствовать о том, что господствующий класс окончательно потерял чувство реальности и встал на путь самоуничтожения, в конце которого не только кровавые социальные потрясения, но и крах украинского государства.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...