Блокадный синдром: о политических последствиях торговой изоляции Донбасса

Александр Радчукполитолог

Объявленная еще в конце декабря 2016 года ветеранами добровольческих батальонов акция по экономической блокаде оккупированных территории востока Украины только набирает обороты. Вполне очевидно, что масштабы угроз, которые может повлечь за собой блокирование железнодорожных путей и поставок угля на украинские ТЭС, будут иметь не только экономические, но и политические последствия.

Ведь чем дольше длится блокада железнодорожных путей активистами и ветеранами АТО, тем больше вопросов возникает как в экономической, так и в политической плоскости к действиям украинской власти. Ситуация крайне неоднозначная: решение о блокировании ОРДЛО на уровне государства приведет к серьезным социально-экономическим, гуманитарным и политическим последствиям.

Наибольший риск заключается в том, что власть оказалась не готовой и не имела плана «Б» в случае актуализации вопроса относительно экономической блокады и прекращения торговли с неподконтрольными территориями Луганской и Донецкой областей.

Позитив и негатив: чего больше?

Основные требования «блокадников» – освобождение пленных украинских военных и прекращение контрабанды с неподконтрольных территорий ОРДЛО. Конечно, в акции не обошлось без участия политиков. Активистам, волонтерам и ветеранам АТО помогают нардеп от «Самопомощи», командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко и внефракционный народный депутат Владимир Парасюк.

Блокада оккупированного Донбасса: попытка номер два?«Слово и Дело» решило провести параллели между блокадами оккупированного Донбасса и аннексированного полуострова Крым.

Интригой является то, что несмотря на двухлетнюю историю конфликта с сепаратистами, активисты почему-то именно сейчас решили прибегнуть к методам прямой экономической блокады неподконтрольных территорий Донбасса. По их словам, подобные действия активистов и добровольческих батальонов в 2014 году уже способствовали освобождению украинских заложников, которые находятся в руках сепаратистов. Кроме того, активисты, волонтеры и ветераны даже после окончания службы в зоне АТО неоднократно проводили рейды, во время которых выявляли существенные нарушения в режиме торговли с ОРДЛО и сообщали о случаях контрабанды.

Правда, пока известно о частичной блокаде железнодорожных путей, которыми может поставляться уголь на подконтрольные территории Украины. Подобный аспект также вызывает немало вопросов, ведь склоняет к мысли, что «блокадная акция» скорее призвана вызвать громкий медийный эффект, чем на самом деле решить проблему.

Вероятнее всего, речь идет о бизнес-интересах одного из украинских олигархов и возможной целенаправленной акции в отношении его экономической деятельности на неподконтрольных территориях ОРДЛО. Кроме того, блокада больно ударит не только по бизнес-активам, но и по рядовым гражданам как на подконтрольной, так и на неподконтрольной территории Украины.

Впрочем, ни в Кабмине, ни в Администрации Президента, ни в местных ВЦА оказались не готовыми к подобной актуализации проблемы. С одной стороны, риски торгово-экономической блокады для украинской экономики действительно высокие. С другой – украинцам нужно объяснять, почему не былои найдены эффективные и недорогие механизмов диверсификации поставок угля, перехода ТЭС на другие виды топлива и т. д.

К тому же, существует и чисто моральный аспект с непредсказуемыми политическими последствиями: на фронте гибнут украинские солдаты, мирный план Минских соглашений не действует, контрабанда не прекращается, тогда как представители власти указывают на невозможность разорвать экономические отношения с сепаратистами из ОРДЛО. Все эти болевые точки обнажились и требуют немедленного решения.

Враги vs. партнеры

В конце концов, формальным поводом для блокирования торговли с ОРДЛО вызвала сама позиция сепаратистов, которые проигнорировали требования активистов и ветеранов АТО. Последние требовали скорейшего освобождения украинских военнопленных. Ведь сейчас обмен пленными в рамках работы Трехсторонней контактной группы в Минске почти не происходит.

От гибридной войны до гибридной энергетики: правила торговли с оккупированным ДонбассомЭкс-министр топлива и энергетики поделился соображениями относительно организации торговой блокады Донбасса.

И если с неподконтрольных территорий ОРДЛО Украина получает преимущественно уголь, то в так называемые «ДНР-ЛНР» с украинской стороны поставляется гораздо больше разнообразных товаров. «Запалы, порох, детонаторы, металлы, запчасти для автомобилей, локомотивы, станки и множество других товаров, которые повышают обороноспособность врага. Но и это еще не все. 47% стоимости угля, который Украина закупает на оккупированных территориях, попадаеют в бюджет так называемых «народных республик», – заявили в штабе активистов.

Официально в Кабмине сообщили: блокада может вызвать энергетический коллапс, веерные отключения электроэнергии как во многих прифронтовых областях Украины, так и в других регионах. Мол, других источников поступления именно антрацитового угля для украинских ТЭС нет, а альтернативные поставки или переход на другие виды отопления для добычи электроэнергии – слишком дорогие и приведут к существенному повышению тарифов для населения.

В штабе «блокировщиков» заявляют, что их действия не призваны вызвать тотальный коллапс, ведь уголь с временно оккупированных территорий таки поставляется – не все железнодорожные ветки были заблокированы. Цель акции – привлечь внимание общества к торговым отношениям с ОРДЛО и заставить оккупантов вернуть пленных.

Власть же делает акцент на 3 основных компонентах проблемы: во-первых, на закупку угля из альтернативных источников уйдет много времени, а запасов на ТЭС хватит не более чем на 40-50 суток, во-вторых, альтернативный уголь будет дороже, а это непредвиденные дополнительные средства в Бюджете, в-третьих, шахты по добыче угля зарегистрированы на украинской территории, а шахтеры, которые там работают, могут потерять рабочие места и последнюю возможность хоть как-то прокормить свои семьи.

Относительно последнего вопроса остается немало сомнений. Ведь вспомним, как в предыдущие годы именно сепаратисты блокировали со своей стороны вывоз угля в Украину, требуя, чтобы за поставленный уголь была установлена «справедливая цена». Поэтому получается, что раньше каким-то образом удавалось договориться с боевиками и возобновлять поставки.

Политическое измерение

Как и в случае с энергетической и торговой блокадой Крыма, наиболее сильный имиджевый удар на себе ощутило правительство во главе с Владимиром Гройсманом. Однако если осенью 2015-го и в январе 2016-го вся ответственность за шаги по урегулированию ситуации ложилась на тогдашнего премьер-министра Арсения Яценюка, то сейчас кризис намного глубже. Ведь Владимир Гройсман и большинство министров нынешнего правительства напрямую связаны с пропрезидентским БПП и лично Петром Порошенко.

Блэкаут и режим ЧП: последствия продолжения блокады ДонбассаНезависимый эксперт по вопросам энергетики рассказал об угрозе бллэкаута в Украине из-за продолжения торговой блокады.

Сейчас же «Народный фронт» занял осторожную позицию. Так, с одной стороны, «фронтовики» осуждают торговые отношения с ОРДЛО. Мол, нужно определиться – или мы торгуем, или воюем. А с другой стороны, есть интересы украинских граждан, которые нужно учитывать. Секретарь СНБО и один из лидеров «Народного фронта» Александр Турчинов еще до блокады заявлял о том, что «полная изоляция оккупированной территории значительно приблизит сроки ее освобождения», а нардепы из фракции НФ в парламенте отмечали необходимость принятия соответствующего законодательства «о статусе оккупированных территорий». Позже Александр Турчинов осудил акцию по блокированию железнодорожных путей и назвал действия «блокировщиков» противозаконными. Однако не исключил, что в случае необходимости решение о торговой блокаде может быть принято на самом высоком уровне, в частности главнокомандующим ВСУ.

Со своей стороны, в БПП указывают на политический аспект акций по блокированию торговли с ОРДЛО. Мол, это угрожает национальной безопасности и «расшатывает ситуацию». Конечно, трудно не заметить: кульминация блокады придется на вторую-третью декаду марта, как раз накануне окончания годового иммунитета правительства Владимира Гройсмана. 14 апреля истекает год с момента принятия Верховной Радой программы деятельности нынешнего Кабмина, а согласно Конституции, парламент не может рассматривать вопрос ответственности Кабинета министров в течение года после утверждения программы его деятельности.

Безусловно, политических последствий не избежать. Впрочем, какими именно они будут, ответить трудно. Как минимум свои должности могут потерять отдельные министры, которые не смогли найти альтернативы углю из ОРДЛО. Однако сейчас глава Кабмина Владимир Гройсман пытается изо всех сил защитить позиции своих подопечных министров и не признает стратегических ошибок в работе правительства по обеспечению энергетической независимости от поставок угля из ОРДЛО.

Как быть дальше?

Попытки наладить диалог с участниками блокады власть пыталась осуществить на уровне областных ВЦА. Была предпринята и попытка силового разгона, когда к ветеранам АТО приехали и руководство Донецкой областной полиции, и характерного вида молодые люди, которых после событий Революции Достоинства в народе называют «титушками».

Эксперт рассказал, чем грозит Украине блокада ДонбассаГлава Конфедерации свободных профсоюзов Украины рассказал о последствиях торговой блокады Донбасса и оценил дефицит угля.

Впрочем, такие действия только сплотили участников блокады: на помощь к ним отправились народные депутаты и еще большее количество добровольцев. А 9 февраля акцию поддержали бойцы 16-го мотопехотного батальона 58-й бригады ВСУ. В частности, они обратились к Президенту Петру Порошенко с призывом остановить торговлю и любые финансовые отношения с сепаратистами и их представителями на временно оккупированных территориях ОРДЛО.

Четкого плана действий, что делать дальше, у власти нет. В связи с угрозой энергетического коллапса народные депутаты от БПП уже обратились к Президенту Украины с требованием провести заседание СНБО по вопросу блокады Донбасса. Полиция Донецкой и Луганской областей уже открыла уголовные производства относительно действий «блокировщиков». Однако подобные шаги, скорее всего, приведут к еще большей эскалации конфликта вокруг блокирования.

Скорее всего, решение, что делать с экономической блокадой оккупированных территорий Донбасса, будет крайне непростым. И наиболее благоприятным площадкой, на которой возможно достичь хоть какого-то компромисса, является Верховная Рада. Именно парламент может поставить окончательную точку в вопросе – или же дальше мы так или иначе торгуем с оккупированными территориями ОРДЛО, или же прекращаем сотрудничество с пониманием всех дальнейших последствий такого шага.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...