Превратился ли «закон Савченко» в ящик Пандоры для убийц и криминалитета? Оценки экспертов

Читати українською
Валентин Гладкихполитический эксперт

Спустя почти год действия «закона Савченко» украинские власти решили, что именно когда-то восхваляемый ими же законопроект позволяет выходить на свободу сотням убийц, насильников, воров и мошенников. В Раде поняли, что преступников нужно остановить, и принялись переписывать положения «закона Савченко».

«Слово и Дело» поинтересовалось у специалистов разного профиля, что они думают об уровне преступности в стране и какова роль в этом «закона Савченко».

Политолог Валентин Гладких убежден, что сейчас «закон Савченко» используют как прикрытие, чтобы оправдать нынешнюю власть, которая не справилась с профилактикой преступности и не удержала ее уровень под контролем.

«На уровень преступности влияет прежде всего социально-экономичная ситуация в стране. Во-вторых, ранее была латентная преступность, когда много преступлений просто не регистрировали. Сейчас вроде бы преступлений регистрируют больше, поэтому статистика ухудшилась», – рассуждает он.

Есть фактор, о котором не хотят говорить, но он повлиял на сложившуюся ситуацию, – все так называемые реформы ослабили уровень компетентности правоохранительных органов. Нравится нам это или нет, но это факт.

«В совокупности все эти факторы и привели к той криминогенной ситуации, которая сложилась сейчас в Украине», – считает Гладких.

Юрист, криминолог Анна Маляр констатировала, что в Украине последние два года действительно происходил рост уровня преступности, но к этому привел целый комплекс факторов.

«Прежде всего, это политический и экономический кризис. Невозможность контролировать границу вследствие оккупации приводит к ввозу на территорию страны значительного количества оружия, которое используется для совершения преступлений. Кроме того, Донбасс превратился в «серую зону», стал транзитной дорогой для нелегального потока оружия, наркотиков, контрабанды товаров и миграции преступников по всему СНГ», – объясняет она.

Еще одним криминогенным фактором является вынужденное переселение преступников с востока страны.

От войны бегут не только правопослушные граждане, но и криминалитет. Поэтому нас ожидает не просто рост уличной преступности, но и передел сфер влияния между криминальными группировками – местными и вынужденно переселенными.

«Вторым криминогенным фактором является экономический кризис, на фоне которого происходит обнищание большей части граждан. Многих на преступную дорогу толкает полное отсутствие возможности прокормить себя из легальных источников заработка», – отметила Маляр.

«Закон Савченко» хоть и привел к освобождению большого количества преступников, но не стал ключевым фактором роста уровня преступности.

«Рецидив освобожденных по этому закону правонарушителей, по разным прогнозам, может достичь 25%. То есть четверть заявленных вскоре вновь совершат преступление. Но даже такие количественные показатели незначительны по сравнению с общим количеством совершаемых за год преступлений. Конечно, нельзя преуменьшать негативную роль этого закона, поскольку дело не в статистике, а в каждой сохраненной жизни человека. По этому закону освобождены лица, совершившие тяжкие насильственные преступления, и опасные для общества. И уже есть случаи изнасилований и убийств, совершенных освобожденными по «закону Савченко», – проанализировала Анна Маляр.

Адвокат, кандидат юридических наук Александр Готин убежден, что категорически утверждать, что рост уровня преступности вызван исключительно действием «закона Савченко», неправильно и абсолютно необоснованно.

«Закон Савченко» в совокупности с другими причинами стал дополнительным фактором, дестабилизировавшим систему общественной безопасности.

Кроме того, как объяснил адвокат, представленные нововведения в закон бессмысленны.

Во время представления изменений в закон министр юстиции сообщил, что новое предложение по «закону Савченко» – чтобы формула зачисления пребывания в СИЗО «один день за два» оставалась только для лиц, совершивших легкие или средней тяжести преступления. Все лица, которые являются рецидивистами, совершившими тяжкие или особо тяжкие преступления, не имеют возможности получать такого рода зачисления.

Во-первых, немалая часть осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления уже вышла по «закону Савченко» на свободу.

Во-вторых, на еще отбывающих наказание в местах лишения свободы и только планирующих выйти на свободу лиц предложенные Кабмином новеллы распространить будет весьма непросто. Статья 58 КУ определяет: законы и иные нормативно-правовые акты не имеют обратной силы во времени, кроме случаев, когда они смягчают или устраняют ответственность лица. А кабминовские инициативы по изменению «закона Савченко» предполагают ужесточение правового регулирования в сфере отбывания наказания, поэтому действовать они будут на будущее, на уже абсолютно новые ситуации.

В-третьих, как следует из ч. 1 ст. 183 УПК Украины, содержание под стражей является исключительной мерой пресечения, которая применяется только в случае, если прокурор докажет, что ни одна из более мягких мер пресечения не сможет предотвратить риски, предусмотренные ст. 177 УПК Украины (к примеру, предотвратить сокрытие лица от органов досудебного расследования либо суда; предотвратить уничтожение, сокрытие или искажение предметов и документов, имеющих существенное значение для установления обстоятельств уголовного правонарушения и др.).

«В нынешних реалиях при совершении преступлений незначительной и средней тяжести подозреваемым зачастую избираются меры, не связанные с содержанием под стражей, а именно – личное обязательство, личное поручительство, домашний арест, залог. Поэтому на основную категорию привлекаемых к уголовной ответственности лиц новые законодательные инициативы «закона Савченко» распространяться не будут. В этой связи, полагаю, нет смысла модернизировать изначально тупиковый проект – «закон Савченко». Более логичным видится его полное и окончательное упразднение», – объяснил Александр Готин.

Ранее было заявлено, что в течение 2016 года по «закону Савченко» на свободу выйдут 34 тысячи человек.

Сейчас, согласно данным Минюста, уже освободили более 8 тысяч человек.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...