Бережной Сергей

Покладистый Сытник и «белая ворона» НАБУ. Колонка Сергея Бережного

Инициатива насчет снятия Сытника – лишь увертюра к основному действию – очередной лобовой попытке полностью уничтожить или разоружить НАБУ как инструмент борьбы с коррупцией.

Горизонт деоккупации: прогноз про переговоры в «крымском формате»

Начало работы крымского формата будет означать, что Украина приобретает субъектность, способность выдвигать и реализовывать крупные инициативы для защиты своих собственных интересов.

«Нефтяной лебедь» Кремля: триумф с привкусом поражения

План России – устроить конкурентам нефтяного лебедя, чтобы избавиться от конкуренции в сфере добычи сланцевой нефти.

«Сели-встали» с Максимом Бужанским, или нужна ли в Раде жидкая фракция

Партия Слуга народа демонстрирует достаточно выраженную либеральную природу. Именно такая либеральная по природе политическая структура более приспособлена к выживанию в ситуации быстрых перемен.

Свобода слова для людей, троллей, ботов и собак

Благодаря информационной революции и право, и полную возможность высказаться получил буквально каждый. Свободу слова потребовали и запросто получили ее для себя анонимы, тролли и боты.

«Особый статус» не для Донбасса, или Децентрализация на всю катушку

Реформа децентрализации в Украине блокируется с 2016 года после того, как Рада отказалась принять изменения в Конституцию.

Президентское дело: ответственность депутата Порошенко

Вызовы пятого президента Петра Порошенко на допросы в ГБР стали в последние несколько месяцев регулярно повторяющимся мотивом новостных лент.

Диджитализация: реальная реформа или виртуальная показуха?

Идея государства в смартфоне и связанное с ней понятие диджитализация стали одним из главных публичных трендов команды Зеленского. Но пока остается без ответа вопрос – о чем на самом деле идет речь?

Заблудившиеся в референдуме

Типичная для российских системных оппозиционеров позиция порождена их упорным стремлением действовать сугубо либеральными методами в глубоко антилиберальной среде.

Украина: Мышь, которая должна зарычать

Как Украина, не имеющая ни возможностей, ни амбиций претендовать даже на региональное влияние, оказалась одним из ключевых факторов не только внешней, но даже внутренней политики США и Евросоюза?