Программный брак

Читати українською
Сергей Ивановжурналист, блогер

Никогда не читал программы кандидатов в президенты. Не доходили руки и смысла не было, ведь на всех предыдущих выборах было понятно, кто из претендентов меньшее зло, а выбирать главу государства в рамках другой парадигмы мне не приходилось. Сколько себя помню, голосовал не столько за, сколько против кого-то, поэтому эмоционально-эстетический фактор всегда неумолимо доминировал над семантическим. Кто меньшее зло на этих выборах, сразу и не скажешь, по крайней мере, однозначно, следовательно, пришлось изучать матчасть.

Я не собираюсь сравнивать программы Порошенко и Зеленского между собой, а выбирать из них лучшую – тем более. В конце концов, любая политическая программа – это декларация, дорожная, как любил говорить один из прошлых президентов, карта, хотя в нашем случае эта карта скорее контурная. Я напишу о том, чего я НЕ увидел в программах финалистов президентской гонки, хотя очень хотел.

ВПЛ. Первое, что неприятно поразило – это то, что ни один из кандидатов не упомянул в своей программе о таком печальном феномене, как беженцы, они же «внутренне перемещенные лица», делами которых занимается специальное министерство. Ну как занимается – существует, обеспечивая надлежащий уровень реализации номенклатурных амбиций соратников премьера и президента. Очень жаль, что за пять лет государство не смогло разработать и воплотить программу поддержки беженцев. Я уже не говорю о жителях оккупированных территорий, которых нужно реинтегрировать в Украину, создав для этого соответствующие условия и инфраструктуру. Ни слова о компенсации за утраченное жилье, о льготных кредитах, создании рабочих мест и социальных гарантиях для переселенцев. У меня есть приятель, который в начале оккупации выехал из Луганска вместе с женой и шестью детьми и за пять лет не получил от государства никакой помощи за исключением унизительных «переселенческих» копеек. А сколько среди этих полутора миллионов беженцев пожилых, нетрудоспособных людей и людей с инвалидностью, которые шестой год подряд находятся на грани выживания? Неужели никто из высоколобых советников и политтехнологов наших кандидатов не помнит об этом?

Разбираем программу Зеленского: каким обещаниям не суждено сбытьсяПочему обещанная Зеленским НАТОвская зарплата – это фейк, возможно ли запустить в Украине рынок земли и ввести народовластие, мы обсудили с экспертами.

Россия. Несмотря на всю очевидную необходимость окончательного решения вопроса отношений со страной-агрессором, в частности с ее гражданами и бизнесом, введения визового режима и усиления государственной границы, эту тему в своих программах деликатно замалчивают оба кандидата. Все говорят об укреплении ВСУ, об эфемерных НАТОвских стандартах, но предложить новые понятные правила пересечения украинской границы гражданами страны-агрессора никто не спешит. Да, ограничения для российских мужчин от 16 до 60 лет существенно усложнили въезд, но это ограничение – чисто ручное, то есть такое, которое не устанавливает единого правила для всех. Декларируя европейское направление движения государства и пользуясь безвизом, ввести, по крайней мере, визовый режим для россиян было бы совершенно логично. Да, это непопулярное решение, но это честно и адекватно имеющимся вызовам. Или если кандидаты против таких мер по отношению к «братскому народу», они так же должны об этом говорить, в т. ч. в своих программах. Нельзя сидеть одним государством на двух геополитических стульях одновременно.

Офшоры. Меня очень радовала фраза «все офшоры – перекрыть» в предвыборной программе Петра Порошенко в 2014-м. Как он это реализовал, мы видели. Уже потом, после обнародования Panama Papers, штатные пропагандисты АП заверили нас, что работа с офшорами – это цивилизованная и распространенная в мире практика. Судя по всему, на этот раз Петр Порошенко решил не подвергать себя лишним репутационным рискам и просто выбросил любые упоминания об офшорах из программы. То есть деньги, заработанные в стране, и в дальнейшем будут вымываться за границу – я так понимаю, «офшорное» молчание кандидата Порошенко свидетельствует именно об этом. Как и Зеленского. Жаль.

Люстрация. Думаю, на шестом году уже можно констатировать полный провал процесса очистки власти. Компромиссный люстрационный закон прогнозируемо не сработал и обеспечил скорее негативную селекцию госслужащих. Переаттестация и возможность скрыться от увольнения по АТОшным удостоверением для прокуроров, полицейских, фискалов и других правоохранителей, которые выезжали на трехдневные учебные сборы в зону АТО и возвращались оттуда участниками боевых действий. Сейчас ни один из двух кандидатов не зафиксировал в программах намерение продолжить процесс люстрации, соответственно, рассчитывать на централизованный, законодательно урегулированный процесс обновления элит не стоит. А без люстрации любые кадровые изменения – это перемешивание одной и той же колоды.

Разбираем программу Порошенко: каким обещаниям не суждено осуществитьсяЭксперты из разных областей проанализировали намерения Порошенко на второй срок президентства из предвыборной программы. В частности, объяснили, какие обещания слишком дальновидные, а какие – вполне реально выполнить в ближайшие 5 лет.

Демонополизация. Без борьбы с монополиями невозможно обеспечить развитие бизнеса и одинаковые правила для всех. В программе 2014 года Петра Порошенко было сказано: «Антимонопольный комитет должен стать ключевым экономическим регулятором. Поле его деятельности – от обеспечения свободной конкуренции в большом бизнесе до гарантий малому предпринимательству. Так же это касается качества и стоимости услуг в жилищно-коммунальной сфере, где тоже орудует ужасная монополия». Прошло пять лет, монополии только укрепились, а фамилии монополистов почти не изменились. Поэтому не нужно гарантировать инвестиции, не нужно гарантировать личный патронат и защиту для инвестора, нужно дать четкое обещание уничтожить все неестественные монополии, обезопасив как иностранных инвесторов, так и отечественный бизнес.

Сепаратисты. Какой бы неприятной и непопулярной ни была эта тема, но избегать обсуждения путей ее решения нельзя. Нужно признать, что сегодня несколько миллионов граждан так или иначе сотрудничают с оккупантом и формально их действия подпадают под уголовную статью. Оба кандидата декларируют в программах мир, но никто не говорит, что будет с людьми – амнистия, уголовное преследование, ограничение или еще что-то. Понятно, что боевики пойдут под суд, а что будет с клерками оккупационных органов власти, предпринимателями, которые наполняют бюджеты сепаратистских «республик» – чего ждать им и будут ли у них такие же права, как и у остальных граждан, после пятилетней изоляции и работы на врага. В этой проблеме есть потенциальный гражданский конфликт, который взорвется, если не иметь заранее четкого плана его решения.

Перечисленные проблемы – это первое, что приходит на ум, когда читаешь программы Порошенко и Зеленского. Я понимаю, почему эти болевые точки проигнорированы – никто не хочет терять электорат. Но ни одна проблема в мире не решается сама собой, если просто не обращать на нее внимания.

Сергей Иванов, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.