Сила коалиции: что будет с парламентским большинством после 31 марта

Читати українською

С приближением первого тура президентских выборов противоречия обостряются на всех уровнях власти. Сразу после 31 марта существенно изменится и расстановка политических сил в Верховной раде. Предпосылки для этого уже есть.

На прошлой неделе Окружной административный суд Киева удовлетворил ходатайство внефракционного народного депутата Андрея Деркача и обязал координаторов коалиции – Максима Бурбака от «Народного фронта» и Артура Герасимова от БПП – обеспечить внесение предложения премьер-министру кандидатуры министра охраны здоровья. Дело в том, что министра якобы не назначают из-за того, что коалиция не может определиться с кандидатурой. Судьи решили ускорить этот процесс, параллельно вытребовав в виде доказательств сведения о персональном составе парламентской коалиции.

Материалы или письменные объяснения, почему таких данных Бурбак и Герасимов не могут предоставить, нужно подать в суд до 12 марта, то есть уже сегодня.

Интрига заключается в том, что ранее спикер парламента, представитель «Народного фронта» Андрей Парубий еще в октябре 2017 года сообщил об отсутствии полномочий у аппарата Верховной рады сформировать такой список. Мол, поверьте на слово – коалиция есть. По крайней мере, по логике главы Верховной рады, ее существование подтверждается результативными голосованиями.

«Есть две фракции, которые суммарно насчитывают 219 депутатов. Кроме членов двух фракций, в коалицию входят внефракционные депутаты. Могу также сказать, что в коалицию входят внефракционные Андрей Парубий, Ирина Геращенко, Анна Гопко и другие. Так что большинство в 226 точно набирается», – заявил тогда Парубий.

На самом деле, юридический аспект в таком вопросе, как создание коалиции и подтверждение ее количественной способности, очень важен. И спикер парламента не может об этом не знать. Ведь речь идет не только о принятии законов, но и о легальности процедур формирования и деятельности исполнительной власти.

Коалиция после первого тура

Формат жизни коалиционного большинства может измениться уже после 31 марта. Ведь после проведения первого тура выборов станут известны два главных претендента на пост президента.

НФ примет участие в парламентских выборах. Каковы шансы и с кем возможен союз?Партия Народный фронт намерена участвовать в парламентских выборах в Украине в октябре 2019 года. О перспективах и возможных альянсах поговорили с экспертами.

Коалиция в ее нынешнем виде вряд ли будет сохранена, ведь основные игроки – «Народный фронт» и БПП – ориентируются на разные, по сути, сценарии поведения. В случае выхода Петра Порошенко во второй тур БПП постарается сохранить нынешний формат взаимоотношений в коалиции до парламентских выборов. Ведь тогда существуют все шансы сохранить фракцию и в следующей Верховной раде. Если же действующему главе государства не удастся выйти во второй тур, в БПП начнутся центробежные тенденции.

Главная задача «Народного фронта» – правильно сориентироваться в ситуации, которая сложится после второго тура, чтобы сохранить рычаги влияния до парламентских выборов. Нельзя исключать ни демарша, ни заявлений о безусловном единстве коалиции.

Важно заметить, что уровень поддержки провластных фракций в парламенте среди избирателей низкий. И у БПП, и у «Народного фронта» большой антирейтинг, поэтому многие народные депутаты уже после первого тура будут определять для себя место в следующем созыве парламента. Делать это будут и внефракционные народные избранники, многие из которых до настоящего времени поддерживали провластное большинство.

Сценарии после второго тура

Кто бы ни стал президентом, ему нужны будут голоса в действующей Верховной раде 8-го созыва для того, чтобы начать реализацию своей предвыборной программы. И хотя президент по Конституции не возглавляет исполнительную ветвь власти, но в понимании украинцев именно от него будут зависеть основные изменения, которые начнутся уже в июне этого года.

В наиболее невыгодной ситуации может оказаться Юлия Тимошенко, если выиграет выборы. Ведь у нее самая маленькая фракция в парламенте. И даже если ее поддержат «Народный фронт» и, например, «Самопомич», голосов для стабильного большинства крайне не хватает. Интересным остается, как себя поведут фракции Радикальной партии Олега Ляшко, «Оппозиционного блока» и депутатские группы. Однако без «тяжеловеса» БПП изменить конфигурацию коалиции в парламенте будет трудно.

Гройсман хочет больше полномочий: нужно ли расширять права премьера и что учестьПремьер-министр Украины Владимир Гройсман внесет в Верховную Раду законопроект об изменениях в закон об усилении полномочий премьер-министра.

Тем более у Юлии Тимошенко нет определенного претендента на должность премьер-министра. Зато сама лидер «Батькивщины» утверждает, что приступит к изменениям в Конституцию, и намекает, что сможет «уничтожить дуализм» и, фактически, сконцентрировать в руках президента всю полноту исполнительной власти.

Определяющей будет позиция Владимира Гройсмана. Впрочем, пока он дистанцировался от всех основных претендентов на пост президента. Очевидно, ему будет гораздо легче найти общий язык с Петром Порошенко. Однако сейчас шансов переизбраться у действующего главы государства существенно меньше.

Впрочем, даже если Порошенко и сумеет остаться на второй срок, ему будет крайне сложно повторить успех на предстоящих парламентских выборах. Он может потерять около 40% от нынешней численности своей фракции. Тогда как в следующий созыв Верховной рады могут попасть новые политические силы, которые вряд ли будут играть в команде Петра Алексеевича.

Выводы на будущее

Парламентская коалиция «Европейская Украина» является уже 7-м по счету парламентским большинством и фактически единственным в каденции Верховной Рады 8-го созыва. После досрочных парламентских выборов осенью 2014 года переговоры между участниками будущей коалиции продолжались почти месяц – 27 ноября 2014 года тогдашний спикер парламента Владимир Гройсман заявил о создании нового большинства.

На что в Украине влияет президент, а в каких сферах его полномочий недостаточноВ Украине сейчас действует французская политическая модель, когда президент своими полномочиями не может узурпировать власть, но, по сути, влияет на все государственные структуры.

Длительные переговоры были вызваны фактором поиска компромисса сразу между пятью фракциями политических партий – «Блоком Петра Порошенко», «Народным фронтом», «Объединением «Самопомич», Радикальной партией Олега Ляшко и «Батькивщиной». Количественно коалиция «Европейская Украина» была крупнейшей в истории существования украинских парламентов – всего 302 депутата.

Впрочем, уже осенью 2015 года из нее вышла фракция Радикальной партии, а позже, в начале 2016-го, «Самопомич» и «Батькивщина».

Главная проблема создания коалиций – отсутствие окончательно закрепленной в Конституции определяющей роли парламента в формировании органов исполнительной власти. Формально это так, но на практике все заканчивается кулуарными договоренностями, вызванными воздействием различных политических групп влияния.

Коалиция остается больше политическим образованием внутри парламента, а потому ее участники склонны ко всем соблазнов, связанных с политическим процессом. Наиболее нестабильной коалиция становится в преддверии выборов, когда каждый ее участник меньше склонен к компромиссам, выбирая вместо этого путь громких пиар-мероприятий, обещаний и заботы о своих избирателях.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...