28-я годовщина Декларации о государственном суверенитете Украины. Мысли вслух

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Именно в этот день 28 лет назад депутаты Верховной Рады еще Украинской ССР проголосовали за провозглашение государственного суверенитета Украины. За соответствующую Декларацию отдали свои голоса 355 нардепов, тогда как лишь 4 проголосовали «против». Этот день считается официальной датой начала становления новейшей истории уже независимой Украины.

Документ был неоднозначно воспринят в тогда еще советском обществе. Однако тот факт, что сам документ опирался на соответствующее решение 28-го съезда КПУ, а затем текст претерпел существенных изменений в сессионном зале парламента благодаря усилиям депутатов от «Народного Руха Украины», уже был существенным сигналом к тому, что происходят тектонические изменения. К сожалению, искоренить советское наследие в политическом и ментальном измерении до сих пор окончательно не удалось.

Лишь с 2014 года украинцы вернулись к вопросу коренного пересмотра советского периода истории. Процессы декоммунизации и люстрации, которые в других постсоветских странах произошли еще в 1990-х годах, украинское государство начало на фоне глубокого экономического кризиса и военной агрессии со стороны России.

И действительно, если до Революции Достоинства можно было бы считать, что суверенитет и независимость – понятия, которые имели достаточно расплывчатый смысл среди большинства украинцев, то именно за последние 4 года мы все почувствовали контраст между декларативными понятиями и реальным заложенным в них смыслом.

В эти годы ушли из жизни общественные деятели и политики, которые в свое время сделали немало для становления независимой Украины. Боролись они разными методами, однако речи о прямом вооруженном сопротивлении тем, кто может посягать на украинский суверенитет, не было. В новейшей истории Украины действительно не было заложено основательной мотивационной части, которая должна была выполнять роль «общественного договора» или, как обычно подчеркивают рядовые граждане, «национальной идеи». Это понятие заменили результаты исторического референдума 1 декабря 1991 года, а впоследствии и непростой консенсус при принятии Конституции Украины в 1996 году.

В чем проблема «суперполномочий» президента и формы правления в Украине?Глава МВД Арсен Аваков предложил Петру Порошенко отказаться от части полномочий в пользу парламентской республики. В ситуации разбирались эксперты.

Однако что-то пошло не так. Есть по крайней мере три фактора, которые до сих пор мешают динамичному развитию Украины во внутреннем политическом измерении. Попробуем кратко проанализировать каждое из них и определить, как исправить это положение, какой ценой и когда именно.

Дуализм власти

С самого начала независимости постоянно возникает дискуссия относительно приемлемой формы государственного правления. Кто несет большую ответственность – парламент или президент? Что лучше – правительство, опирающееся на парламентскую коалицию, или президент как глава исполнительной ветви власти, которая должна согласовывать свои действия с законодательной?

На самом деле, вопрос ответственности в украинской политике уже настолько набил оскомину, что, кажется, разрубить этот Гордиев узел не под силу ни революционным, ни легитимным способом внесения изменений в Конституцию.

Вопрос стоит ребром: в исполнительной власти не может быть двух или трех центров принятия решений. Либо мы строим парламентскую республику с мощными законотворческими традициями, либо сильную президентскую вертикаль, где основную ответственность за исполнительную власть должен нести президент.

Вопрос о внесении изменений в Конституцию относительно коренного пересмотра функций государственной власти и формы правления каждый раз возникает накануне новых выборов. Никаких правовых шагов по этому поводу так и не было осуществлено. Несколько попыток изменить Основной закон в стенах парламента заканчивались признанием их неконституционными и возвращением к предыдущему варианту Конституции. Очевидно, что подобный запрос у общества был и после окончания революционных событий 2014 года, однако до сих пор не был удовлетворен со стороны избранных народных депутатов и президента.

«Окостенение» избирательной системы

Вопрос, который уже более 12 лет не могут решить украинские парламентарии 6-го, 7-го и 8-го созывов Верховной Рады, – это изменение избирательных правил игры. Знаменитый Избирательный кодекс, разработкой которого занимались десятки юристов и народных депутатов, о нормах которого говорилось во время множества пресс-конференций и круглых столов, о которых уже неоднократно давала свои выводы Венецианская комиссия.

Избирательная система со времени провозглашения Декларации о суверенитете менялась несколько раз. Последние годы, несмотря на то, что известны все главные недостатки смешанной избирательной системы и якобы существующего консенсуса относительно перехода к пропорциональной системе с открытыми списками, все опять откладывается на неизвестный срок.

Вездесущая политика, которой нигде нет. Колонка Леонида ШвецаВ Украине никто серьезно не готовится к выборам президента в 2019 году. Новые кандидаты не впечатляют, а политиков со стажем украинцы на посту главы государства видеть не хотят.

На то, что избирательные правила игры будут изменены осенью этого года, также мало шансов. Изменения могут быть лишь точечные, тогда как для принятия Избирательного кодекса нужна не одна сессия парламента. Это значит, что, скорее всего, и президента, и следующую Верховную Раду мы будем выбирать по старым правилам. К сожалению, широкой дискуссии по этому поводу в обществе нет. Единственные, кто еще как-то старается не оставлять в покое подобное положение вещей, – общественные активисты.

Чем дольше в Украине в избирательном законодательстве будут существовать щели для прохождения во власть представителей крупного капитала и бизнесменов, которые хотят защитить или продвинуть свои интересы за счет политического влияния, тем меньше шансов у общества хоть как-то повлиять на положительные изменения в государстве.

Застрявшие социальные лифты

Именно из-за предыдущего фактора пробиться «наверх», чтобы иметь возможность что-то изменить в государстве, существует у крайне малого количества граждан. Это либо сами представители крупного капитала, или их подчиненные.

В поисках утраченных элит. Откуда возьмутся «новые лица»Запрос на новых политиков как никогда высок. Впрочем, откуда взяться новым элитам, когда все социальные лифты в Украине не работают? О нелегком пути политических скалолазов – в колонке политолога Александра Радчука.

Еще хуже ситуация с остальными «социальными лифтами». В государстве, где были разрушены все возможные лестницы для похода в публичную политику, условным «лифтом» может стать только экстраординарное событие или вопиющий случай. Конечно, если это не политическая технология и этот случай не был использован с целью в очередной раз нейтрализовать долгожданный запрос украинцев на «новые лица» в политике.

К сожалению, пока что единственным действенным инструментом восхождение во власть является медийный ресурс, подкрепленный соответствующими финансовыми вливаниями. Ни профсоюзное, ни студенческое движения, ни общественная активность, ни служба в армии или выдающиеся достижения в какой-то профессиональной сфере не гарантируют желаемой узнаваемости. И совсем не конвертируются в поддержку на выборах.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...