Варшава, Будапешт и Прага. Несколько тезисов о втором «дипломатическом фронте» Украины

Александр Радчукполитолог

2018 год в украинско-польских отношениях начался с нового скандала, который вновь завязан на сложных исторических отношениях между двумя странами. И, похоже, мы являемся свидетелями пока первой стадии обострения дипломатических отношений с наиболее дружественной, на первый взгляд, к нам соседней страной Европы.

В прошлом году эскалация отношений между Польшей и Украиной произошла накануне чествования 70-й годовщины операции «Висла», которое проходило в период с 28 апреля по 1 мая в городе Перемышль. Речь идет о скандальном демонтаже мемориального памятника воинам УПА на кладбище в селе Грушовичи в Польше. Тогда украинская власть пыталась всячески уладить конфликт, однако достичь окончательного согласия по поводу непростых исторических событий между двумя государствами пока не удалось.

Чем чреваты подобные ситуации в практической плоскости? Прежде всего речь идет о создании негативного фона в отношениях между двумя народами. Ведь сейчас немалое количество украинцев находятся в Польше на заработках и учебе. Весь прошлый год СМИ как с польской, так и с украинской стороны сообщали об участившихся случаях нападений радикально настроенных поляков на украинцев именно на территории Польши.

Однако не только Польша может стать источником новых противостояний. Другие страны-соседки Украины со стороны ЕС также имеют большое количество претензий на почве языковых и идеологических вопросов. Создается впечатление, что в отношениях с соседями умышленно создается негативный информационный фон, чтобы продемонстрировать хаос и неустроенность в украинской внешней политике. Конечно, заинтересованных в таком сценарии немало, но главного архитектора подобных конфликтов следует искать именно в Кремле.

Как преодолеть противоречие с рядом европейских стран? Нужно ли жестко отстаивать свою позицию, или, возможно, стоит временно уступить в некоторых вопросах, чтобы сохранить партнерские отношения с другими соседями, пока продолжается гибридная война с Россией? И вообще: возможно ли изобрести такую формулу внешнеполитических отношений, чтобы «нравиться всем»?

«Антибандеровский подарок» от Польши

Уже сегодня Верховная Рада может проголосовать постановление в ответ на закон о запрете «бандеровской идеологии», принятый Сенатом Польши на прошлой неделе. Закон должен еще подписать или ветировать польский президент.

Закон о «бандеризме»: зачем это Польше и будут ли последствияСенат Польши принял закон об Институте национальной памяти Польши. О том, зачем Варшава пошла на такой шаг и будут ли последствия, рассуждали вместе с экспертами.

Новую редакцию закона «Об Институте национальной памяти» еще 26 января принял польский Сейм. Нижняя палата польского парламента своим решением предложила расширить полномочия для польского Института нацпамяти в вопросах расследования «преступлений, совершенных против польского народа и его доброго имени». Законопроект предусматривает уголовную ответственность за высказывания о «польских концлагерях» во время Второй мировой войны или отрицание «преступлений украинских националистов» против польского народа.

Принятию документа предшествовала длительная дискуссия. Оппозиционные партии настаивали на более умеренной позиции, мол, такие протекционистские действия в целях внести ясность в трагические страницы польской истории в период нацистской оккупации могут привести к неоднозначным трактовкам со стороны других государств. Однако именно представители правящей партии настояли на нынешней редакции законопроекта, ведь, по их мнению, польский народ до сих пор безосновательно обвиняют в преступлениях против евреев в годы Второй мировой войны.

Как и следовало ожидать, закон жестко восприняли в Израиле. Дошло до дипломатического скандала с отзывом посла Израиля из Варшавы. По мнению израильских политиков, закон лишает возможности осуждать поляков, которые все-таки сотрудничали с нацистской властью в годы войны и могли быть причастными к убийствам евреев в концлагерях на территории Польши.

Польский закон фактически жестко осуждает деятельность на своей территории украинского националистического движения сопротивления в годы Второй мировой войны. И определяет эту деятельность не как попытку борьбы за собственное государство, а как чисто деструктивную деятельность, направленную против польского народа. За отрицание «преступлений бандеровцев» предусмотрен штраф или лишение свободы на срок до трех лет. Украинский парламент намерен принять соответствующее постановление о заявлении Верховной Рады, в котором будут осуждены нормы такого польского законодательства и будут восприниматься как недружественный шаг.

Вся ситуация с новым польским законом грозит усилением существенной конфронтации на почве вопросов исторической памяти. Особенно активизируют свою деятельность националистические партии – как в Украине, так и в Польше. Безусловно, позиция украинского государства на всех уровнях должна быть однозначной: никто не имеет права вмешиваться во внутренние дела Украины в вопросах, связанных с исторической памятью. Однако в самом украинском обществе до сих пор существует дискуссия относительно деятельности ОУН и УПА в годы Второй мировой войны. Именно этим чаще всего и пользуются недоброжелатели Украины.

В Венецианской комиссии прокомментировали претензии Венгрии к украинскому законуВ Венецианке раскритиковали позицию венгерского правительства относительно украинского образовательного закона.

Однако симптоматично то, в какое время появился подобный польский закон. К сожалению, дипломатические позиции и влияние Украины настолько слабы, что политические круги Польши не испытывают особой потребности считаться с нашим историческим прошлым. Не говоря уже об уважении и добрососедстве. Конечно, все это происходит на фоне фактической войны с Россией и потакает настроениям кремлевского агрессора.

«Языковая» эскалация с Венгрией

Но, похоже, на фоне ухудшения отношений с польской стороной может добавиться и растущая напряженность со стороны Венгрии. Причиной недоразумений с украинскими властями в Будапеште называют прошлогодний закон об образовании, который наступает на права венгерского нацменьшинства, проживающего на территории Украины.

В прошлом году венгерские политические деятели пообещали заблокировать любые попытки вступления Украины в НАТО и ЕС именно из-за «языковых» нововведений украинского закона об образовании. Осенью глава МИДа Венгрии Петер Сийярто во время визита в Ужгород заявил, что на заседании Совета ЕС Венгрия инициирует пересмотр Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, а уже в октябре венгры наложили вето на созыв декабрьского заседания Комиссии Украина-НАТО.

Похоже, что в украинско-венгерских отношениях назревает очередной скандал. Так, на этих выходных неизвестные бросили бутылку с зажигательной смесью в окно здания областного офиса организации закарпатских венгров КМКС в Ужгороде. Министр иностранных дел Павел Климкин осудил подобные действия. Спровоцировать очередной конфликт неизвестные пытались за 2 дня до визита на Закарпатье Верховного комиссара ОБСЕ по делам нацменьшинств Ламберто Заньера.

Венгерская сторона настаивает на том, что наблюдатели миссии ОБСЕ должны работать не только на востоке Украины, но и на Закарпатье. В Будапеште намекают, что украинская власть не может самостоятельно гарантировать права национальных меньшинств.

Чего ждать от чешского «друга Путина»?

На «десерт» проблем украинской власти могут подбросить и из Чехии. В конце января во втором туре президентских выборов там победил Милош Земан. Этот политик известен своим пренебрежительным отношением к Украине, а СМИ давно окрестили его не иначе как «другом Путина». И действительно, стоит вспомнить лишь его заявления о необходимости Украине признать Крым российской территорией.

Президент Чехии Земан открестился от «политики Кремля»Президент Чехии Милош Земан в ходе предвыборных дискуссий опроверг обвинения в «пророссийской» политике.

Но как конкретно может повлиять Земан на чешско-украинские отношения, если учесть, что Чехия – парламентско-президентская республика, и до 2013 года президента вообще выбирали в парламенте?

Во-первых, в Чехии, как и в Польше, есть большая украинская диаспора. Сейчас это одна из европейских стран, которая способствует активизации украинской трудовой миграции. Конечно, эти процессы вряд ли можно назвать положительными с точки зрения развития внутренней экономической ситуации в самой Украине, однако при таких обстоятельствах у чешской власти больше рычагов влияния на украинскую сторону.

Во-вторых, президент Земан активно и длительно контактирует с руководством «Всемирного совета подкарпатских русинов». Несколько представителей этой организации, по свидетельствам СМИ, даже сопровождали чешского президента во время его официального визита в Россию. ВСПР – организация, которая выступает за предоставление закарпатским русинам автономии в составе Украины. И даже выступает за более радикальный сценарий с отделением Закарпатья от Украины. В общем, подобная «дружба» между чешским «другом Путина» и представителями ВСПР ничего хорошего интересам Украины не предвещает, учитывая, что последнюю избирательную кампанию Земана помогали организовывать российские политтехнологи.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...