Запуск ГБР: что означает появление нового антикоррупционного игрока?

Александр Радчукполитолог

Конкурсная комиссия по избранию руководства Государственного бюро расследований наконец-то определилась с кандидатами на должности главы, первого заместителя и заместителя главы нового силового органа. Возглавит ГБР руководитель департамента ООО «Юридическая компания «Сектор права», бывший прокурор Роман Труба.

Его первым заместителем стала Ольга Варченко – начальник управления процессуального руководства, поддержание государственного обвинения и представительства в суде департамента по расследованию особо тяжелых дел в сфере экономики Генпрокуратуры. Среди журналистов этот департамент получил более короткое название по фамилиям близких соратников президента, народных депутатов от БПП – «Кононенко-Грановского».

Еще одним заместителем директора ГБР стал зампрокурора города Киева Александр Буряк. Все трое руководителей ведомства – опытные юристы, имеющие большой стаж работы на руководящих должностях в органах прокуратуры.

Впрочем, именно это больше всего и настораживает, ведь Государственное бюро расследований должно стать мощным независимым органом, свободным от любых воздействий других правоохранительных органов. У общественных активистов, которые пристально следили за деятельностью конкурсной комиссии, есть ряд существенных замечаний и сомнений относительно выбранных руководителей ГБР. Существует риск, что структура действительно станет мощным силовым ведомством, однако не на горе коррупционерам на высших государственных должностях, а как инструмент политического давления со стороны властей.

Два года до бюро

Закон о создании ГБР Верховная Рада приняла еще в ноябре 2015 года. Именно эту дату можно считать началом длительного процесса формирования ГБР, который начался с многоуровневого конкурса на определение руководителей нового ведомства.

На войне с коррупцией. В каком состоянии находятся главные антикоррупционные органы Украины?Вопрос преодоления коррупции стал основным не только в контексте развития украинской экономики, но и, вполне возможно, в плане политического будущего нашей страны. Не зря же собранный накануне Нового года Саакашвили Антикоррупционный форум в Киеве вызвал такой общественный резонанс...

Государственное бюро расследований по своим возможностям и полномочиями является сверхмощным следственным органом, который будет решать судьбу всех резонансных дел. Он имеет статус центрального органа исполнительной власти, который способен обнаруживать, расследовать и раскрывать опасные преступления и преступления, совершаемые специфическими субъектами.

Именно ГБР может начать расследование преступлений, в которых подозреваются руководство и сотрудники САП и НАБУ (прокуроры и детективы), СБУ, других правоохранительных органов, судьи, налоговики, таможенники. Бюро может расследовать военные преступления. ГБР сможет открывать дела в отношении должностных лиц, занимающих особо ответственное положение. К слову, именно ГБР имеет полномочия расследовать преступления должностных лиц высшего уровня – как бывших, так и нынешних. ГБР должно взяться за расследование преступлений, совершенных предыдущей властью во время событий Революции Достоинства, расстрела протестующих в центре Киева в феврале 2014 года.

Под руководством главы ГБР будут 1500 опытных сотрудников и следователей, которых также должны отобрать по очень жестким требованиям. Бюро будет иметь центральный аппарат и 7 региональных подразделений по всей территории Украины. Предусмотрено и создание спецподразделений ГБР. Все сотрудники бюро будут получать высокие заработные платы. В госбюджете на следующий год для работы Государственного бюро расследований уже выделили 651 миллион 700 тысяч гривен.

Сначала главной интригой было определение состава конкурсной комиссии. Согласно закону, директора ГБР назначает президент по представлению премьер-министра после проведения комиссией конкурсного отбора. Директор бюро должен назначить двух своих заместителей по представлению все той же конкурсной комиссии. Последняя состоит из 9 членов – по три представителя президента, правительства и парламента.

Общественные организации антикоррупционного направления пристально следили за развитием событий во время работы комиссии. Перечислять всех 9 членов комиссии нет нужды – это авторитетные юристы, преподаватели вузов, народные депутаты и чиновники. Впрочем, почти все они тем или иным образом связаны с двумя политическими силами – «Народным фронтом» и БПП.

«Косметический ремонт» под видом реформ: что происходит в силовом блоке и чем недовольны в ЕСЭксперт по вопросам государственной безопасности оценил реформирование правоохранительных структур в Украине.

Подконтрольное ведомство?

При таком составе комиссии трудно говорить о вполне незаангажированном отборе руководства ГБР. Главный эксперт антикоррупционной группы РПР Александр Леменов отмечает, что выбранный глава Роман Труба был предварительно на самом высоком уровне согласованной кандидатурой между представителями НФ и БПП. «По нашей информации, Роман Труба является кумом сотрудника прокуратуры Игоря Щербины, в свое время стал медийно узнаваемой персоной благодаря «газовому делу Тимошенко», где он выступал в роли следователя. Щербина знакомит Трубу как потенциального кандидата на руководящие должности в ГБР с влиятельным народным депутатом от «Народного фронта» Сергеем Пашинским. Последний, в свою очередь, устами секретаря СНБО Александра Турчинова согласовывает кандидатуру Романа Трубы с президентом Петром Порошенко. Как следствие – никому не известный кандидат вышел на первые позиции в конкурсе, обойдя Анатолия Матиоса и Ольгу Варченко», – отмечает Леменов.

Действительно, кандидаты, которые имели хоть какой-то намек на независимую от власти позицию, получили низкие баллы от конкурсной комиссии. Более того, первый заместитель директора ГБР Ольга Варченко в своем интервью не скрывала, что лично знает народного депутата от БПП Александра Грановского. И именно она может стать и. о. директора ГБР в случае, если действующий глава Роман Труба при определенных обстоятельствах не сможет исполнять свои обязанности.

Такой «крючок» был заложен еще на этапе отбора руководителя ГБР. Ведь из-за определенных процессуальных нарушений (в частности, Труба сначала заявлялся на конкурс лишь на должность первого заместителя, а затем переписал заявление в качестве кандидата на директора ГБР) решение конкурсной комиссии может быть в любой момент обжаловано. Означает ли это, что Роман Труба находится на очень коротком поводке, покажет время.

Антикоррупционные войны

Начало работы ГБР должен ознаменовать новый этап в масштабной борьбе с коррупцией. Буквально бюро должно стать во главе всех антикоррупционных органов. А их создано и работает уже немало – Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), Национальное агентство по предотвращению коррупции (НАПК).

Фальсификация деклараций: почему никто не может уволить Корчак и чем закончится скандал с НАПКПосле ситуации с закрытием детектива НАБУ дома у главы НАПК в адрес Натальи Корчак звучат новые обвинения в фальсификации деклараций. Будут ли последствия и насколько вероятна ее отставка, рассказали эксперты.

Вся последняя неделя ознаменовалась громким каминг-аутом одной из бывших руководителей департамента НАПК Анны Соломатиной, которая предоставила доказательства влияния на работу руководства Агентства со стороны чиновников Администрации президента. Скандал разоблачил много недостатков и откровенных злоупотреблений со стороны руководства НАПК. Мол, проверки деклараций осуществлялись в ручном режиме и по предварительным указаниями с Банковой.

Скандалу с НАПК предшествовал и закулисный конфликт между руководством этого ведомства с НАБУ. В конце концов, мы все становимся свидетелями того, что вместо борьбы с коррупцией органы вновь погрязли в политических скандалах. Причины понятны: тем или иным образом все кадровые решения в Украине пропитаны политическими влияниями и в большинстве случаев являются результатом договоренностей.

Можно прогнозировать, что подобная участь не минует и ГБР. Тем более, что влиятельных рычагов для контроля за этим ведомством, по закону, не так и много. Работники Бюро должны ежегодно проходить полиграф, за деятельностью ГБР следят дисциплинарная комиссия и Совет общественного контроля, а руководство Бюро ежегодно предоставляет письменный отчет о своей деятельности президенту, парламенту и Кабмину. Как видим, все эти инструменты не имеют элемента быстрой реакции на возможные злоупотребления со стороны руководства ГБР. Что или кто же спасет от произвола того, кто станет мишенью бюро?

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...