Расследование резонансных убийств: что мешает правоохранителям

Максим Кречетовжурналист, блогер

«Наёмниками от медиа» назвал министр внутренних дел Украины тех, кто констатирует высокий уровень преступности в стране и критикует качество работы полиции. Ну хоть каких-то наёмников Арсен Аваков умеет быстро обнаруживать и клеймить позором в Facebook. А вот по наёмникам, убившим журналиста Павла Шеремета в прошлом году, взорвавшим недавно на Бессарабке в Киеве авто «врага Кадырова» Тимура Махаури или авто военного разведчика Максима Шаповала (также в Киеве, в июне) министру сказать нечего. Зато мы много скажем об этом чуть позже.

Хотя нет, по Шеремету есть официальные новости: следствие засекречено, но главный секрет раскрыл нардеп и советник министра Антон Геращенко: «у следствия, к сожалению, нет подозреваемых, на которых можно было бы с уверенностью подавать в суд как на людей, которые это сделали». Жаль только, что г-н нетайный советник не знает, что на убийц в суд не подают (как по гражданским или хозяйственным делам), а к суду привлекают. Но это мелочи.

#Зрада_зрадонька

Согласно бравому отчёту Арсена Авакова в Facebook за первое полугодие 2017 года, он – лучший министр внутренних дел не только за всю историю Украины, но и на всей планете! Известный криминальный журналист Глеб Плескач написал по этому поводу: «Выше раскрываемость преступлений была только во времена СССР. А такое падение преступности, как у Авакова, за полгода достигалось введением дивизий НКВД в «сложный» регион». Вот мы все не заметили, а снижение уровня преступности, уверяет министр, составляет от 10% до 22% (по разным группам преступлений), а раскрыто преступлений якобы на 20,5% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Но и это ещё не всё! Аваков рапортует в Facebook: «в сфере особо тяжких преступлений против жизни и здоровья людей уровень раскрытия преступлений составляет от 87% по умышленным убийствам до 93% – нанесение тяжких телесных преступлений».

Европа с Америкой и рядом не валялась с нашей раскрываемостью! Ну что тут скажешь? Не могу не согласиться с оценкой моего коллеги Плескача: «25 лет новейшей истории Украины не знали такого фантастического падения уровня преступности, как в Фейсбуке Авакова. В лучшие в криминогенном плане годы падение по тем или иным видам преступлений достигало 3-5%, и давалось это квалифицированной, системной работой всего криминального блока МВД при параллельном росте уровня жизни в стране. Методично-убойно работал УБОП, перемалывая оргпреступность, параллельно «отрабатывая» потенциальных «клиентов», что удерживало специфический контингент от радикального скатывания в противоправную деятельность, заставляя худо-бедно придерживаться рамок законов. А какие есть сдерживающие рост преступности факторы сейчас? Их министр не называет...». Ещё один журналист, Ярослав Берендаков, долго и настойчиво требовал от одесской полиции информацию о раскрываемости и, получив, наконец, ответы, пришёл к неутешительным выводам: раскрываемость преступлений в Одессе в минувшем году составила всего лишь 3,8%! Еще год назад эта цифра равнялась 5,88%, два года назад – 6,84%. Вот реальные, нефейсбучные показатели. «#Зрада_зрадонька», сказал бы нам Аваков (это фраза из отчёта министра в Facebook), а его спикер Шевченко может назвать это «кликушеством» (это его лексика в Facebook в адрес критиков МВД), но факт остаётся фактом.

Чужие здесь не ходят

8 сентября, около 18:00 в центре Киева (возле Бессарабского рынка) произошел мощнейший взрыв: в воздух взлетела Toyota Camry. Из находившихся в ней троих людей погиб лишь водитель – гражданин Грузии Али Тимаев (Тимур Махаури). Воевал ли он с российскими наёмниками в АТО в составе чеченского батальйона имени Шейха Мансура или только поддерживал хорошие отношения с бойцами – это не столь важно сейчас. Хотя удивляет, что информация из различных правоохранительных органов очень сильно разнится. К примеру, СБУ его едва не героизирует, перечисляя заслуги в войне с россиянами в Дагестане, Грузии, в Украине. Важно то, что он был объектом охоты российских спецслужб и якобы даже личным врагом чеченского диктатора Рамзана Кадырова. Правда, спикер МВД Артём Шевченко причислил его не к лику святых борцов с Россией, а к уголовному сообществу, назвав «лицом, достаточно известным в криминальных кругах, которое имело устойчивые связи с разного рода чеченскими кругами». Британская газета «Гардиан» сообщала, что Тимаев-Махаури подозревается в убийствах нескольких чеченских эмигрантов в Турции, в том числе в расстреле почти год назад Абдулвахида Эдильгериева в Стамбуле (а вот он как раз воевал на востоке Украины с сепаратистами, а также и в Сирии с правительственно-российскими войсками). Примечательно также, что в январе 2017 года Махаури был задержан в Киеве за незаконное ношение оружия. Месяц спустя Печерский суд Киева утвердил соглашение о признании вины с прокурором, согласно которому Махаури приговаривался к 5 годам лишения свободы с отсрочкой исполнения наказания на 3 года. Как бы там ни было, устранение Махаури «станет важным уроком для других», утверждается в специальном докладе вице-президента департамента тактического анализа частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor Скотта Стюарта. Но обязательно ли быть опытным разведчиком-аналитиком, чтобы понимать это?

Ещё один впавший в немилость в России деятель – экс-депутат нижней палаты тамошнего парламента Денис Вороненков – был убит так же демонстративно, в центре Киева (под отелем «Премьер-палас» в нескольких десятках метров от той же Бессарабки) 23 марта этого года. Он, голосовавший в своё время за аннексию АР Крым Россией, давал якобы важные показания против Януковича в этом деле. Хотя голосование Госдумы происходило в прямом эфире. Вряд ли в Москве боялись, что Вороненков что-то лишнее сболтнёт в Киеве. Для Кремля он был предателем, но опасным не своими знаниями, а тем, что его примеру могли последовать и другие. Но после беспрепятственного устранения Вороненкова в центре столицы страны, давшей ему убежище, вряд ли кто-то ещё захочет изменить «политике партии» и бежать из России под столь «надёжную» защиту. Особым цинизмом было не только нагло расстрелять бывшего депутата Государственной думы средь бела дня в центре Киева, но и нанять для этого бывшего бойца украинской Нацгвардии. Так и хочется спросить: кто, откуда и зачем таких «снимает в Нацгвардию»? Но вместо ответа на этот вопрос у нас есть заявление генпрокурора Юрия Луценко о том, что… «дело практически закрыто». А почему же не раскрыто? Юрий Витальевич просто не выучил пока терминологию, или это была не оговорка? Да, исполнителя поймали сразу, а имя заказчика (с доказательствами!) будет озвучено в суде?

Лишь одна осечка вышла 1 июня, когда чеченца Адама Осмаева пытался убить Артур Денисултанов-Курмакаев (гражданин России, уроженец Чечни). Опальному соплеменнику он представился французским журналистом и договорился об интервью. Помешала убийству… нет, не украинская спецслужба, а супруга Осмаева – Амина Окуева, ранившая киллера. Но тут ко всем фигурантам инцидента есть много вопросов, поэтому вдаваться в подробности нет надобности, суть проста: Украина – крайне опасное место для врагов Путина и даже врагов «всего лишь» Рамзана Кадырова. Через 2 дня – день рождения российского лидера и кто знает, чью голову преподнесут ему в подарок бывшие коллеги по спецслужбе? В числе таких «подарков» была в своё время, пожалуй, последняя настоящая журналистка России Анна Политковская.

Взрывы авто и авария на гидроцикле

Громким во всех смыслах было убийство в центре Киева опального белорусско-российского журналиста Павла Шеремета, сожителя владелицы «Украинcкой правды» Алёны Притулы. 20 июля прошлого года была взорвана профессионально заминированная машина Притулы, которой пользовался Павел. «Кто убил Павла?», – футболки с такой надписью любят носить те, кто называют себя друзьями и ближайшими коллегами Павла, но они не очень любят писать о расследовании этого дела. Не так давно журналисты-расследователи обнародовали факты слежки за Шереметом сотрудников СБУ. Как они могли «прохлопать» работу подрывников? А может даже… Вот как раз во избежание ненужных вопросов «наёмников от медиа» следствие решили вообще засекретить. Министр Аваков заявил тогда, что суд принял такое решение по просьбе следователей: «Следствие не может проходить под видеокамерами и постоянным наблюдением свободных фрилансеров-журналистов. Следствие – это процесс, который подразумевает некоторую закрытость для обеспечения результата и эффективности». К следствию, как мы помним, привлекались американские специалисты. Уехали ни с чем. На презентации доклада Комитета защиты журналистов о ходе расследования убийства Павла Шеремета накануне годовщины убийства президент Украины Пётр Порошенко пообещал «с радостью принять» эксперта из ФБР или Скотленд-Ярда (если это будет согласовано с родственниками убитого журналиста). А незадолго до этого генпрокурор заявил об отсутствии серьёзного прогресса в расследовании. То же самое заявила и Мониторинговая миссия ООН по правам человека в Украине. Это дело часто сравнивают с убийством Георгия Гонгадзе 17 назад. И не только потому, что оба погибших были де-факто гражданскими мужьями Притулы, но и в плане перспектив раскрытия преступления и наказания его заказчиков. Так вот второму президенту Украины Леониду Кучме генпрокурор Юрий Луценко сегодня радостно пожимает руку. А всё тот же Луценко, но ещё в качестве соорганизатора акции «Украина без Кучмы», прямо называл Леонида Даниловича заказчиком убийства (и об этом же заявляет непосредственный исполнитель убийства Алексей Пукач).

Вирус коррупции в МВД: Троян и множество фейковНашумевший обыск у заместителя министра внутренних дел Вадима Трояна и последующее развитие событий показали, что война между командами Порошенко и Авакова идет – хотя пока что им удалось договориться.

Без эпитетов и оценок (они тут излишни) упомянем о ещё одном профессионально исполненном подрыве машины в Киеве. 27 июня таким образом погиб уже не журналист или опальный чеченец, а командир подразделения Главного управления разведки Минобороны Украины Максим Шаповал. Элита военной спецслужбы воюющей страны гибнет в глубоком тылу – в столице Украины. Иных версий никто и не озвучивал – это однозначно звонкая пощёчина украинским спецслужбам от вражеских российских. Ну может хоть раскрытие этого наглого вызова станет делом чести для коллег погибшего? Впрочем, мы можем и не узнать всех подробностей, но в данном случае это будет оправдано: ГУР – это не «Украинская правда», а очень закрытая структура. Ещё одна ощутимая потеря наших спецслужб: 31 марта в Мариуполе взорвали джип начальника управления военной контрразведки СБУ Донецкой области, полковника Александра Хараберюша. Украинские военные журналисты рассказывают о нём с восторгом, а пророссийские издания говорят о неоднозначной репутации погибшего. В любом случае, его устранение было таким же дерзким, как и убийство Шаповала. А вот версий случившегося – тьма, но никаких официальных комментариев нет до сих пор. Также нам только и остаётся довольствоваться досужими версиями по поводу причин странной гибели чуть более года назад (18 сентября) в Киеве замглавы АП Андрея Таранова, курировавшего спецслужбы и не раз бывавшего в АТО. Мы даже не знаем какую высокую должность он должен был получить на следующий день, выйдя из отпуска. Может быть, конечно, авария его гидроцикла возле Гаванского моста и была случайностью, но учитывая его положение и послужной список в это верится с большим трудом.

Депутатская прикосновенность

Из последних резонансных убийств – расстрел 28 сентября из автомата депутата городского совета Черкасс, главы областной организации УКРОПа Михаила Бинусова (в него угодили 20 пуль!). Незадолго до этого он был назначен и. о. главы департамента по ЖКХ черкасского горсовета. Тут в версиях теряться не приходится: Бинусов не только декларировал, но и уже начал было ломать коррупционные схемы в сфере жилищно-коммунального хозяйства города, в котором обращались сотни миллионов гривен! Бинусов был убит почти сразу после эфира на телеканале, где он подробно рассказывал о коррупционных схемах в ЖКХ Черкасс. Городской голова Анатолий Бондаренко заявил, что погибший депутат знал о подготовке покушения на его жизнь. Мэр также заявил почти сразу после расстрела Бинусова: «Хочу, чтобы Александр Яценко (предыдущий глава департамента ЖКХ – ред.), который сейчас убежал на больничный, пришел и сообщил, сколько он договоров подписал, что он делал и сколько средств украл у общины». В городе хорошо известно, что большинство руководителей местных предприятий были тесно связаны с предыдущим главой города Сергеем Одарычем, близким соратником Михаила Бродского. При желании следствию здесь есть, где развернуться. Отбить им это желание может, правда, «неправильная» партийность убиенного.

Вечером 24 сентября неизвестные напали на дом председателя правления «Киевоблэнерго» Ивана Полывяного в селе Белогородка Киево-Святошинского района и до смерти избили его. Пострадала и супруга топ-менеджера. Полиция уверяет, что целью нападавших был банальный грабёж – ведь позарились же они на 15 тысяч гривен, находившихся на видном месте. Но почему-то не взяли более 20 тысяч, бывших в халате покойного (деньги обнаружили уже в морге). А других ценностей в доме и вовсе не взяли. На 4-м году войны с Россией компания, которую возглавлял покойный, по-прежнему принадлежала российскому бизнесу и была предметом разборок между игроками энергетического бизнеса, заявляют компетентные источники. А о стратегической важности объекта и размерах финансовых потоков через компанию можно легко судить и не будучи экспертом. Но нет, нас хотят заставить поверить в «бытовуху».

И совсем коротко ещё о нескольких убийствах: 26 мая 2016 года в результате жестокого избиения умер общественный активист, глава фракции «Народный контроль» в Кременецком городском совете Виталий Ващенко. О личностях преступников до сих пор ничего не известно. Версию ограбления и в этом случае полиция не исключает, хотя у пострадавшего остались при себе ценные вещи и деньги. 12 июля 2017 года неизвестные напали на депутата Миргородского городского совета от ВО «Свобода» Олега Супруненко. 7 августа он умер в реанимации, не приходя в сознание. Подозрения пали на депутата этого же совета от «Радикальной партии» Хачатура Хачатряна. Конкретный подозреваемый в громком деле – очень редкий случай. Кстати, в начале судебного процесса «радикальный» депутат обратился к суду с требованием предоставить ему переводчика, так как он, оказывается, не понимает украинского, а судья отказалась вести заседание на русском языке.

Следствие ведут: кое-кто и кое-как

И снова о качестве работы правоохранителей. Позволю себе ещё раз процитировать коллегу Глеба Плескача, комментирующего отчёт министра: «Озвученные Аваковым цифры характерны для практики правоохранительных структур самых развитых государств – Евросоюза и Северной Америки. В тоталитарных государствах этот показатель – раскрываемость умышленных убийств и тяжких телесных преступлений – как правило, стремится к 100%. В СССР раскрываемость убийств в Украине (УССР) из года в год составляла 97-98%; за раскрытие убийств партия спрашивала строго. Но в государствах с рыночной (квазирыночной) экономикой убийств вообще и убийств квалифицированных, то есть заказных, – несравненно больше на 100 тыс. жителей, чем в государствах с тоталитарным строем. И именно этот показатель (количество раскрытых убийств и отдельно – количество раскрытых умышленных убийств) является ключевым для характеристики и диагностики квалификации правоохранительных органов». Подобной статистики в бравурных отчётах министра нет вообще, как и о пропавших без вести (а в этом показателе легко «прятать» заказные убийства).

Кто и как голосовал за судебную реформуРада во вторник приняла судебную реформу. Как это было – просто и доступно показано на инфографике «Слова и Дела».

Но справедливости ради нужно отметить, что беда не только с «реформами» в правоохранительных органах (особенно МВД), а и законодатели системно лишают следователей инструментов и возможности для работы. Легендарный следователь-«важняк» ГПУ Галина Климович накануне написала у себя в Facebook: «В связи с последними изменениями в УПК, предлагаю ликвидировать досудебное следствие как таковое. Следователь по новому УПК давно превращен в статиста, а содержать за бюджетные средства целую армию бесправных и зависимых от прокурора и суда статистов – неоправданная роскошь и дикость. Невозможно, болваны, за шесть месяцев расследовать (раскрыть) преступление, совершенное в условиях неочевидности, особенно, когда есть гибель многих людей!!! Не нужно создавать ГБР (Государственное бюро расследований – ред.), если у лишённого процессуальной самостоятельности органа досудебного следствия скоро останется только одна функция – внесение сведений в ЕРДР!».

Но один факт все же не может не радовать: полиция научилась предупреждать жуткие покушения на жизнь народных депутатов – Антона Геращенко и Алексея Гончаренко.

Максим Кречетов, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...