Неуловимый транш: плюсы и минусы очередной пролонгации кредита от МВФ

Александр Радчукполитолог

Прошлый год стал провальным для правительства в направлении сотрудничества с Международным валютным фондом. Украина получила только один транш в размере 1 млрд долларов, хотя по плану сотрудничества до конца 2016-го должна была бы занять еще такую же сумму. Однако решению о предоставлении очередной порции кредита должно было предшествовать решения по целому ряду обязательств, которые никак не могли согласовать в Меморандуме с МВФ. Фактором ухудшения ожиданий относительно предоставления очередной части кредита стали президентские выборы в США.

Поэтому вполне логично предполагать, что уже четвертый отказ МВФ по предоставлению транша за последний год изрядно щекочет нервы чиновникам и на Банковой, и на Грушевского, и на Институтской. К тому же перенос всех возможных дедлайнов, который длится уже почти полгода, может стать дополнительным фактором для экономической дестабилизации в Украине.

Правда, пока сообщения о «тайм-ауте» в решении о предоставлении транша МВФ, кроме разговоров, никак не сказалось на функционировании украинской экономики. Вопрос лишь в том, надолго ли это и действительно ли кредитные средства способны нормализовать и поддержать непростую ситуацию во внутренней экономической жизни нашей страны? Возможно, удастся обойтись и без очередных траншей?

Блокадная вина

МВФ отложил рассмотрение относительно предоставления Украине очередного транша 20 марта, просто не включив в повестку дня заседания совета директоров данный вопрос. По свидетельству экспертов, подобный шаг – беспрецедентное явление. Что же побудило западных кредиторов к таким действиям?

Экономист объяснил, почему МВФ заблокировал выделение транша для УкраиныЭкономист предположил, что повлияло на решение МВФ отложить предоставление кредита Украине.

На сайте Фонда никаких объяснений по поводу причин такого решения не предоставлено. Так же отсутствует и дата возможного повторного включения «украинского вопроса» на рассмотрение совета директоров МВФ.

Прояснить ситуацию решили в Кабмине. В частности, прокомментировали ситуацию в Минфине и сам премьер-министр Владимир Гройсман. Конечно же, причиной таких действий МВФ стала ситуация с объявлением торговой блокады оккупированной части Донбасса. «Опять-таки для того, чтобы оценить и посмотреть на то, какие макроэкономические показатели будут в 2017 году. Я подчеркиваю то, что это еще один вызов для меня как премьер-министра, чтобы с ним справиться», – сказал премьер.

В свою очередь, министр финансов Александр Данилюк уже успокаивает, что перечисленные макроэкономические показатели, вызванные потребностью в уточнении расчетов относительно экономических последствий от блокады и захвата украинских предприятий на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей, направят на рассмотрение в МВФ уже к 1 апреля. Мол, именно после этого Украина таки получит свой долгожданный транш.

В НБУ уже спрогнозировали: рост экономики в 2017-м году составит не 2,8%, как планировалось ранее, а 1,9%. Мол, именно блокада спровоцировала такие последствия, ведь из-за разрыва производственных связей сократится выпуск металлургической продукции, кокса и электроэнергии.

В предвкушении угроз

Конечно, первое, что приходит на ум обычному украинцу, когда он слышит о проблемах с предоставлением кредита от МВФ, – очередного обесценивания гривны не миновать. Да, действительно, риск нового витка девальвации существует, но он вряд ли связан именно с решением Фонда.

Эксперт: блокада Донбасса – удобное прикрытие реальных причин отмены транша от МВФПолитолог рассказал, зачем правительство прикрывается блокадой и что послужило реальной причиной для МВФ, чтобы отложить транш Украине.

Но и в правительстве, и в НБУ склонны к преувеличениям. Так, в Нацбанке посчитали потери бюджета от блокады на уровне 2 млрд долларов. Владимир Гройсман заявил о значительно большей цифре – 3,5 млрд. Учитывая, что МВФ по плану должен был бы дать лишь 1 млрд долларов, гипотетически украинскую экономику даже такая поддержка не спасет.

В любом случае, торговая блокада будет иметь последствия для национальной валюты. С одной стороны, на этом фоне гривна имеет потенциал к обесцениванию в диапазоне от 8 до 20% от нынешнего курса уже к концу этого года. С другой – пока что явных опасностей нет: отопительный сезон закончился, аграрии закупили все необходимое для посевной кампании, цена на металл на международных рынках растет.

Но курс гривны – не единственная угроза, которая может привести с приостановке в сотрудничестве с МВФ. Еще в начале марта в НБУ заявили о том, что Международный валютный фонд прислал финальную версию Меморандума о сотрудничестве. В нем говорилось о целом ряде согласованных позиций относительно проведения пенсионной реформы, организации рынка земли и создания Антикоррупционного суда. Все эти изменения могут еще больше застрять во времени, если условный кредитный «кнут» МВФ не будет нависать над правительством и парламентом. А это – еще один тревожный звонок на пути к осуществлению реформ в Украине.

Возможно, пронесет?

Вероятно, МВФ мог взять паузу еще по нескольким причинам. Дело в том, что международные кредиторы явно желают сами подсчитать, а действительно ли торговая блокада вызовет такие кризисные явления в украинской экономике или, возможно, наоборот: без торговых отношений с ОРДЛО Украина начнет развиваться лучше? Ответ на этот вопрос мы пока не знаем, ведь сам Фонд не предоставлял никаких разъяснений относительно своей позиции.

Транш и Украина: эксперты о переменах в решениях МВФЭксперты предположили причины, которые могли повлиять на решение МВФ относительно отсрочки транша для Украины.

Также существует версия, что Фонд приостановил выдачу очередной порции кредита в ответ на манипуляции с назначением аудитора НАБУ. Мол, таким образом Запад давит на украинскую власть, чтобы не допустить даже намека на подконтрольность нового антикоррупционного органа, созданного не без помощи и протекции политиков из США и ЕС. Подобная ситуация уже происходила ранее: вспомним долгожданное решение об отставке генпрокурора Виктора Шокина в 2015-м, ситуацию с введением е-декларирования в 2016-ом.

Далее,МВФ учитывает все возможные риски. Например, кто именно и когда будет отдавать предоставленные кредиты. А в этом контексте тоже все не безоблачно: именно 14 апреля истекает дата годового иммунитета правительства Владимира Гройсмана, и существуют значительные риски возникновения очередного парламентско-правительственного кризиса.

Как бы там ни было, а кредиты МВФ – не панацея. Прекращение сотрудничества с Фондом, конечно же, имело негативные последствия для экономик тех стран, которые не сдали экзамен кредитования. Однако есть и два положительные примера – это Польша и Турция. Первой еще в начале 1990-х годов вообще списали львиную долю внешнего долга, а остальное – реструктуризировали. В подобной ситуации оказалась и Болгария. А Румыния, Венгрия, Словакия и Чехия вообще прошли период турбулентности с заоблачными задолженностями по кредитам, таки исправно выплатив долги. Конечно, речь шла о значительно меньших по масштабам экономиках, чем когда мы говорим об Украине. Наконец, Турция – едва ли не единственная страна, которая все кредитные средства направила на развитие транспортной и туристической инфраструктуры, после чего полностью выплатила долги МВФ и сама присоединилась к сообществу стран, которые кредитуют других.

Словом, кризисных ситуации в сотрудничестве с МВФ хватало у всех стран, которые становились на рельсы создания или восстановления рыночной экономики. Каждая из них по-своему решала собственные проблемы. Поэтому отсутствие транша, как и решение о его выдаче, не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...