Изменения в УПК от Зеленского: плюсы, минусы, подводные камни

Читати українською
Нардепов можно будет обыскивать, ГБР и НАБУ получат возможность вести прослушку, а суд получит возможность не выпускать под залог, а сажать под арест топ-коррупционеров.
Слово и Дело

Верховная рада приняла в первом чтении законопроект президента Зеленского об изменениях в уголовном процессуальном законодательстве, который предлагает отмену печально известных «поправок Лозового», отказ от запрета на обыск и прослушивание народных депутатов, а также разрешение на то, чтобы прослушивание могли проводить ГБР и НАБУ без участия СБУ. Отметим, что предлагается внести изменения в десятки статей УПК, но по процедуре сокращенного рассмотрения. О плюсах и минусах законопроекта «Слово и Дело» спросило у эксперта Центра политико-правовых реформ Бориса Малышева и основателя аналитической группы «Левиафан» Николая Мельника.

1. Действительно ли, законопроект предлагает, чтобы следователи могли беспрепятственно обыскать нардепов или устанавливать прослушку их разговоров?

Если законопроект примут и он вступит в силу после 1 января 2020 года, когда уйдет в небытие неприкосновенность нардепов, то действительно, уже не потребуется согласие Верховной рады на обыск народного депутата, осмотр его личных вещей, багажа и авто, жилого или служебного помещения, а также на «вмешательство в тайну переписки, телефонных разговоров и другой корреспонденции».

Прослушивание и другие негласные следственные действия по нардепам будут применяться на этапе досудебного расследования.

У следствия появится возможность собирать доказательства причастности нардепа к уголовному преступлению, а сами парламентарии сравняются в правах с другими гражданами Украины. Правда, есть угроза, что под видом расследования «слушать» в первую очередь будут политических оппонентов.

2. НАБУ и ГБР смогут самостоятельно прослушивать фигурантов антикоррупционных производств?

Да, законопроект предусматривает такую возможность. Сейчас оперативники НАБУ и ГБР вынуждены обращаться за технической помощью по прослушиванию в СБУ или Нацполицию. Это создает дополнительный риск утечки информации и делает невозможным расследование преступлений, собственно, сотрудниками СБУ и Нацполиции.

Такие изменения институционально усиливают антикоррупционные органы. Внештатные работники НАБУ получают определенный процессуальный статус. Ранее такие работники были только в СБУ. То есть у НАБУ появятся собственные агенты. К тому же, если Рада примет изменения в Конституцию, благодаря которым президент будет назначать руководителей НАБУ и ГБР, тогда автоматически усиливается и роль президента. Это никоим образом не преступно, но все же общество должно об этом знать.

3. Изменения в УПК предлагают отменить «поправки Лозового». В чем суть этих изменений?

В 2017 году в УПК были внесены так называемые «поправки Лозового», которые создавали искусственные преграды для расследования преступлений и затягивали расследование на годы. Например, судебные экспертизы надо назначать через суд и только через государственных экспертов, которые не успевают быстро и качественно делать такой объем работы.

Теперь предлагается вернуться к норме, которая действовала до 2017 года, когда судья не назначал экспертизу в досудебном расследовании. Также возвращается возможность стороне защиты, если у нее нет средств на экспертизу, а следователь отказывает в ее назначении, обратиться к судье, который, в зависимости от обстоятельств, может назначить за государственный счет судебную экспертизу в пользу стороны защиты. К тому же, стороны могут проводить экспертизы в частных учреждениях.

Из-за «поправок Лозового» следователи вынуждены постоянно обновлять через суд сроки досудебного расследования. Это затягивает досудебное расследование. К тому же, из-за возможности обжаловать уведомление о подозрении, уголовные производства затягивались на годы. Законопроект предлагает отказаться от этих поправок 2017 года и вернуться к предыдущему варианту УПК.

Что касается сроков расследования, сейчас они начинают исчисляться с момента внесения в Единый госреестр досудебных расследований. Законопроектом предлагается начинать отсчет от вручения обвинительного акта. Есть риск, что при таких обстоятельствах определенные преступления могут расследоваться слишком долго.

4. Судья сможет не назначать залог для подозреваемого в топ-коррупции. Это зрада или перемога?

Сейчас в обществе очень высокий запрос на то, чтобы не повторялись ситуации, когда коррупционера берут с поличным, а затем выпускают под залог, при чем намного меньше той суммы, что ему инкриминируется, и он убегает из страны. Владимир Зеленский в своей предвыборной программе пообещал, что подозреваемый в коррупции не сможет выйти под залог. И, собственно, президентский законопроект предлагает, чтобы суд мог просто взять под стражу подозреваемого, не назначая залог. Речь идет о тяжких или особо тяжких коррупционных преступлениях.

То есть судья будет определять по своему усмотрению, брать подозреваемого под стражу или назначить залог. Сейчас судья обязан по этой категории дел назначать альтернативу взятию под стражу. Правда, если изменения примут, то есть риск, что судья будет слишком субъективно подходить к определенным уголовным производствам. Но проблема, скорее, не в УПК, а в судебной системе.

С другой стороны, такие правки похожи на медийную приманку, мол, смотрите, теперь коррупционеров не будут выпускать под залог. На самом деле освобождение под залог не столь болезненная проблема, как невозможность правоохранителей доказать в суде вину конкретных людей.

5. Прокурор получит возможность обратиться в суд о закрытии уголовного производства?

Да, но только в случае, когда истекли сроки привлечения к уголовной ответственности, а подозреваемый не найден. Это не касается тяжких и особо тяжких преступлений.

Часто при расследовании мелких ненасильственных преступлений некому предъявить подозрение. Даже если следователь найдет преступника, суд освободит его от уголовной ответственности из-за того, что истекли сроки.

С другой стороны, бывали злоупотребления со стороны правоохранителей, которые по делам, длящимся по 5-10 лет, проводили следственные действия в отношении третьих лиц: обыски, давление на бизнес, прослушивание. Известны случаи, когда по налоговым преступлениям бизнесменов годами терроризировали обысками и вызовами на допросы, провоцируя на взятки.

Если законопроект примут, эту проблему можно решать двумя способами: либо прокурор будет обращаться в суд о закрытии дела, либо те, кого «беспокоят» допросами или обысками, подают ходатайство прокурору, и он должен закрыть дело. Бездействие прокурора можно обжаловать в суде.

6. В судах не будут годами зачитывать полный обвинительный акт. В чем позитив и негатив?

Сейчас в судах действует практика, когда по просьбе одной из сторон процесса прокурор объявляет полный обвинительный акт. Этим, как правило, злоупотребляют прокуроры ради затягивания судебного процесса. Хотя изначально эта норма предусматривала, что если обвиняемый что-то не понял на стадии ознакомления с материалами дела, то мог попросить зачитать полный текст обвинения. Никто не предполагал, что наши прокуроры будут писать обвинительные акты на 900 страниц.

В некоторых делах зачитывание обвинения длится годами. Теперь предлагается объявлять только краткое изложение обвинительного акта, более того, судья в любой момент может прекратить эту процедуру. Поэтому обвиняемый должен будет внимательно знакомиться с тем, что ему инкриминируется еще до начала судебного процесса.

7. Кто такие специальные субъекты и почему сейчас подозрение им вручает генпрокурор, а предлагается, чтобы это мог сделать даже прокурор районного уровня?

К специальным субъектам относятся народные депутаты, депутаты местных советов, адвокаты, судьи, в том числе и КСУ, уполномоченные и еще несколько категорий. Если в отношении этих лиц ведется уголовное производство, то подозрение должен подписывать и вручать генпрокурор. Такую норму выписали в УПК для обеспечения гарантии безопасности и независимости специальных субъектов. Например, чтобы на адвокатов не совершала давление местная прокуратура, уголовные производства выводились на национальный уровень.

Но со временем адвокаты специальных субъектов ради затягивания процесса стали злоупотреблять этой нормой УПК и требовать, чтобы чисто техническое вручение подозрения осуществлял именно генпрокурор.

Предложенные изменения в УПК предусматривают, что подписав подозрение, генпрокурор может вручить его сам или дать поручение любому другому прокурору или следователю, который найдет лицо и вручит ему подозрение. Это будет намного оперативнее. Некоторые сомнения вызывает неоднозначная формулировка этой нормы в законопроекте.

Напомним, мы писали, какие законопроекты президент Зеленский предложил Верховной раде IX созыва.

Также «Слово и Дело» подробно разбиралось с юристами, какие изменения в Конституцию внес в парламент Зеленский и когда Рада может их принять.

Ирина Рыбинская, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.