Битва рейтингов: какие технологии из прошлого могут пойти в ход

Читати українською
Максим Кречетовжурналист, блогер

Высочайший уровень цинизма в украинской политике сделал граждан уже максимально «твердокожими» – украинца не прошибёшь сегодня ни коррупционно-офшорными скандалами вокруг высшего руководства страны, ни сотрудничеством политиков первого эшелона с агрессором, ни тем более пикантными особенностями личной жизни отдельных деятелей. Казалось бы – ну чем ещё можно сегодня удивить украинского избирателя? Оказывается, манипуляции с социологией были и остаются действенными методами «корректировки» наших электоральных симпатий. Как это работает в деталях – предмет научного исследования, мы же рассмотрим лишь самые общие принципы на примере предыдущих президентских кампаний.

Данные соцопросов уже давно стали эффективным политтехнологическим методом избирательной кампании: они существенно влияют на результаты выборов, а в наибольшей степени – накануне голосования.

Формирующая социология

Данные рейтингов способны мобилизовать симпатиков политика, которому «совсем чуть-чуть» не хватает для победы. Или же убедить избирателя отдать голос не за своего фаворита, который, согласно рейтингам, совсем уж «непроходной», а за относительно близкого по идеологии из числа лидеров гонки: «Так уж сложилось, что каждый хочет поставить не на аутсайдера, а на победителя. И рейтинги в этом случае – отличная «подсказка». С их помощью политики охотятся на неопределившихся избирателей – тех, у кого нет стабильных политических и идеологических взглядов. Такие люди чаще всего голосуют за лидера рейтингов, чтобы не пропал голос», – так объясняет сей феномен политтехнолог Вадим Карасёв.

Есть метод, который без обиняков называется «формирующая социология»: «Допустим, есть кандидат. Необходимо подать, что у кандидата хорошие шансы. При этом кандидат не в лидерах, его реальный рейтинг – 2%. При этом задача подать так, что у него не 2%, а, скажем, 5%, что уже говорит о потенциальной возможности прохождения его в Раду. 5% – это данные в пределах допустимой погрешности, поскольку в социологических исследованиях допустимая погрешность – 2-3%», – рассказывает основательница компании SIC Group Ukrainе, политтехнолог Екатерина Одарченко. Но чаще всего нечистоплотные политики пытаются купить нужный им результат у псевдосоциологов с целью вбить в головы избирателя понимание того, что именно они должны стать победителями, притом с большим отрывом от соперников. Правда, эта технология иногда играет с заказчиками злую шутку: сторонник лидера гонки может просто полениться идти на избирательный участок, ведь он уверен, что тот и без его голоса победит.

Рейтинг Кучмы «с потолка»

По утверждению специалистов, технологии с использованием социологических данных начали активно применяться у нас 21 год назад – на парламентских выборах 1998 года. Но то были уже дорогие и достаточно утончённые способы промывания мозгов избирателей «правильными» рейтингами. А начиналось всё топорно и цинично ещё на вторых президентских выборах в 1994 году, в чём не стеснялся признаваться (а похоже, даже гордился этим) тогдашний глава избирательного штаба Леонида Кучмы, а сегодня – беглый одиозный политик Дмитрий Табачник: «Всем «черным пиаром» занимался я лично. Он был очень смешной. Мы через «Интерфакс» часто размещали социологические опросы. Типа того, что социологический центр «Одуванчик» или «Аленький цветочек» провёл опрос по Херсонской области, в ходе которого выяснилось, что там с огромным отрывом лидирует Кучма. На втором месте Кравчук, на третьем – Мороз. Цифры брались с потолка. Это делалось для того, чтобы вселить в людей уверенность в победе».

Кого украинцы видели будущим президентом в 2016-2018 годахНа протяжении последних двух лет в социологических рейтингах лидировала Тимошенко, а Зеленский стремительно набрал сторонников, оттеснив Порошенко на третье место.

Однако без преувеличения уникальными были выборы президента Украины в 1999 году – победивший в итоге Леонид Кучма начинал гонку с уровнем поддержки всего в 5%!

Кстати, экс-президент Виктор Ющенко сравнивает предстоящие выборы именно с теми и подбадривает своего кума Петра Порошенко – иди, мол, на выборы, не бойся: «Я сделаю параллель с 1999 годом. Вы бы советовали Леониду Даниловичу в 1998 году идти в президенты? Когда весь Крещатик стоял в палатках и на работу президент ездил через демонстрацию всяких плакатов оппозиции. Думаю, что нет. Но ситуация вернулась так, что в 1999 году его выбрали». Правда, у самого Виктора Андреевича этот фокус в 2010 году не удался. А вот сегодня, как и в 1999-м, самые разные внешние силы, а также пул украинских топ-олигархов заинтересованы в переизбрании действующего президента на второй срок. Значит, в ход могут пойти самые разные технологии, в том числе и с использованием (чтобы не сказать «манипулированием») данных соцопросов. Игроки рынка утверждают: в Украине рейтинги политиков составляют сегодня около 80 компаний, но лишь 10 из них являются профессионалами, и потому их данные соответствуют реальному волеизъявлению украинцев на выборах.

Вместо «Путин нападёт» – «Симоненко победит»

Вернёмся на 20 лет назад: тогда в Украине работало не так много социологических компаний. И интернета почти не было, зато люди по инерции ещё свято верили печатному слову. Этим и пользовались технологи с такими же моральными устоями, как у Дмитрия Табачника, и в пользу всё того же Леонида Кучмы. Итак, результаты выборов 1999 года с прогнозами социологов мы сейчас сравним, но прежде о том, как «элегантно» данные соцопросов подавало (а на самом деле «программировало» избирателей на нужный результат), например, издание, принадлежавшее зятю Кучмы Виктору Пинчуку – вот как выглядит заголовок публикации, вышедшей в газете «Факты» ещё за 2 недели до первого (!) тура: «Во втором туре президентских выборов Леонид Кучма имеет шанс победить и Витренко, и Симоненко, и Мороза». На самом-то деле накануне выборов серьёзные социологи прогнозировали проигрыш Кучмы во втором туре всем кандидатам (в т. ч. и Евгению Марчуку, не упомянутому здесь), кроме Симоненко, но в отсутствие интернета у подавляющего количества избирателей они не имели выхода на широкую аудиторию. Суть технологии как раз и состояла в том, чтобы напугать «левым реваншем» всех, кто, даже не любя Кучму, ещё больше не хотел возврата в совок.

И вот данные Центра «Социальный мониторинг»: «Леонид Кучма 37%/Наталия Витренко 28%», «Леонид Кучма 39%/Пётр Симоненко 22%», «Леонид Кучма 37%/Александр Мороз 25%». В итоге именно столько набрали Кучма и Симоненко в первом туре, а во втором туре Кучма ожидаемо выиграл у Симоненко с результатом 56% против почти 38%.

Не будем отслеживать всю эволюцию рейтингов тех далёких выборов. Технологии были хоть и намного тоньше, чем, по словам Табачника, за 5 лет до этого, однако суть не изменилась: многие соцопросы не столько отображали реальные электоральные настроения, сколько отчасти программировали их, а заодно и легализировали результаты, «нарисованные» избирательными комиссиями. Но тогда ни коммунисты («почему-то») не возмутились, ни Запад с Россией, ни украинские граждане – ведь Симоненко не был принципиальной альтернативой Кучме. Да и антагонистами они, по сути, не были. То ли дело «битва титанов» в 2004-м. Пётр Симоненко, кстати, вроде как снова идёт на выборы – зачем и откуда деньги на кампанию?...

Второй тур – он трудный самый

Это предстоящие в марте 2019 года выборы – первые, когда абсолютно неизвестно, какая же пара политиков выйдет во второй тур. Вот раздолье для букмекеров! А в 2004-м со стопроцентной уверенностью можно было говорить, что борьба во втором туре будет между официальным преемником Кучмы Виктором Януковичем и его же «политическим сыном» Виктором Ющенко (по крайней мере сам Виктор Андреевич называл Леонида Даниловича своим «отцом»).

Ставки для Виктора Януковича были тогда слишком высоки и использовались все грязные технологии, какие только существовали. Тогда на Януковича работали не только российские компании и отечественные соцфирмы а-ля «Рога и копыта» – власть тогда так надавила даже на респектабельные компании, что они вынужденно исказили результаты экзит-полов в пользу Януковича с целью легализовать в глазах общественности сфальсифицированные итоги выборов. После этого случился большой скандал.

Диффузия выбора: роль технических кандидатов в президентской гонкеУкраинцы шутят, что в этом году в президенты не выдвигается только ленивый. Впрочем, большое количество технических кандидатов – вовсе не случайность. Какими могут быть последствия, разбирался политолог Александр Радчук.

Вот как об этом вспоминает Ирина Бекешкина: «В 2004 году большинство социологических фирм отдали победу Януковичу в первом туре, плюс 4% по отношению к Ющенко. Причём мы знаем, что это неправда просто потому, что наши партнёры изменили результат вручную. Мы знаем, что Глеб Павловский вынужден был объявить свой экзит-пол несостоявшимся, потому что, когда эти результаты были обнародованы, возмутились социологи, которые его проводили. Нам это известно от них. И что было бы, если бы не две стойкие фирмы – Центр Разумкова и КМИС, которые вышли с реальными данными? Очень легко было бы и второй тур так же фальсифицировать под экзит-полы» (напомним, что в первом туре Ющенко и Янукович набрали 40% и 39,30% голосов соответственно, и это при ЦИК времён Кивалова).

В 2010 году, когда во втором туре Виктор Янукович одолел Юлию Тимошенко, случился лишь один относительно громкий скандал с манипуляциями социологов. Это были российские социологи, которые тогда ещё работали в Украине (сегодня такое, к счастью, просто невозможно себе представить). Снова процитируем Ирину Бекешкину: «Прошла информация о том, что Сергей Тигипко выходит на второе место, а значит, становится участником второго тура. Причём журналисты ссылались на серьёзную российскую фирму – ВЦИОМ. Сразу же возникли претензии, что это такие-сякие россияне, фальсифицируют. На самом деле, всё оказалось проще. Они действительно проводили опрос – хороший, объективный. Только это был телефонный опрос жителей больших городов. А города-миллионники – это в основном Восток, где, конечно же, Тигипко набирал больше, чем Юлия Тимошенко. В исходных данных о методике говорилось, но потом эта информация уже опускалась. Это очевидная манипуляция. И заказывать такой опрос не было никакого смысла, кроме как для манипуляции».

Победит хитрейший?

Солидные социологи на основании совместного крупного исследования КМИС, Центра Разумкова и группы «Рейтинг», смоделировав второй тур президентских выборов-2019, утверждают: Юлия Тимошенко выигрывает у всех возможных конкурентов, а вот Пётр Порошенко, попади он каким-то чудом во второй тур проигрывает там всем потенциальным соперникам (совместный опрос КМИС, Центра Разумкова и Социологической группы «Рейтинг» проведён с 19 октября по 2 ноября 2018 года. Опрошены 10 тысяч респондентов во всех областях Украины (без учёта населения АР Крым и оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, статистическая погрешность составляет не более 1%). Подобные прогнозы подтверждаются и в других исследованиях тех же именитых компаний (совместных и индивидуальных).

Задача Банковой – убедить избирателя, что Пётр Порошенко проходит во второй тур, пусть и со вторым результатом, но в паре с «плохим» кандидатом, и долг любого патриота – поддержать действующего главу государства во втором туре. Спарринг-партнёрами Петра Порошенко технологи пытались «назначить» то Юрия Бойко, то Олега Ляшко. Но все карты спутал Владимир Зеленский.

Впрочем, авторитетные социологи уверяют, что реальные рейтинги (не только те, что проводятся для обнародования, но даже и самые настоящие, очень дорогие закрытые данные соцопросов, проводимых по заказу штабов топовых кандидатов) могут появиться не раньше конца текущего месяца. А всё опубликованное ранее – в лучшем случае предварительные данные обычных исследований общественного мнения, которые реальными рейтингами называть нельзя, а вот манипуляцией некоторые из них – можно. Почему? Составляя выборки, социологи должны исходить из данных официальной статистики, согласно которой в Украине живут 42 миллиона человек. На самом же деле, если вычесть из этой цифры население оккупированных Россией Крыма и Донбасса, а также несколько миллионов человек, выехавших на заработки из Украины, то получится около 30 миллионов. Внушительная погрешность, мягко говоря.

Кроме того, авторитетные социологи говорят об очень высоком уровне отказов отвечать на вопросы социологов – порой этот показатель доходит до 60%. Также не исключено, что люди старшего поколения часто говорят то, что, по их мнению, от них хотят услышать интервьюеры. Ну и, конечно же, важно то, как сформулированы вопросы в опроснике – часто респондентов манипулятивными вопросами подталкивают к нужному ответу. Например, Кучма в 1999 году лидировал в опросах, где у респондентов спрашивали не «за кого вы будете голосовать?», а «кто, по вашему мнению, победит на выборах?».

Есть и такая технология: публикуют результаты по предпочтениям в пользу нужного кандидата от числа тех, кто твёрдо решил идти на выборы, а по конкуренту заказчика дают данные от общего числа опрошенных и разница получается более существенной, чем есть на самом деле. А вообще-то, украинские социологи называют манипуляции с данными соцопросов украинским ноу-хау: в развитых странах таким никто не занимается, а в авторитарных странах открытой объективной социологии вообще не существует.

И ещё: наши учёные обижаются, что у нас считают социологию чуть ли не «наукой о рейтингах» – это всё равно, что считать дирижёра просто заменителем механического метронома.

Максим Кречетов, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...