Нужен ли украинцам закон о клевете?

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Имидж политика – вполне измеряемая в денежных знаках величина. Десятки, а то и сотни тысяч долларов, а иногда и миллионы «вечнозеленых» денег ежегодно вкладываются многими политиками в формирование собственного позитивного имиджа.

На кону политическая карьера, должности, влияние, власть. В случае с народными избранниками – еще и бонусом знаменитая депутатская неприкосновенность. Наибольшая угроза для имиджа политика – информационное нападение, которое приведет к нежелаемой огласке и падению рейтингов. Особая опасность – накануне любых выборов. И даже если за обнародованием отрицательной информации стоят заинтересованные стороны, а сами данные абсолютно правдивы, политик никогда не признает этого. И, конечно же, заявит о «клевете» против него.

Во многих случаях именно журналисты и блоггеры становятся заядлыми «врагами» политиков. Некоторые из них пытаются решить неприятную для себя ситуацию со СМИ кулуарно, другие – переходят в наступление. Иногда, как это уже было не раз в истории независимой Украины, пытаются создать атмосферу страха, чтобы не дать возможности для дальнейшего распространения не выгодной им информации. К сожалению, в Украине не раз случались убийства журналистов именно из-за их профессиональной деятельности. И, несмотря на резонанс, большинство этих преступлений не расследованы. Что говорит о невероятной влиятельности тех, кто мог выступать заказчиками подобных убийств.

Сейчас украинские парламентарии в очередной раз заговорили о криминализации такого нарушения, как клевета. К чему это приведет и каковы мотивы нардепов, проанализируем в материале.

Кому нужен новый закон?

Проект закона №9306 «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины относительно установления ответственности за клевету» подготовили и внесли трое народных депутатов из фракции БПП – УДАРовцы Николай Паламарчук, Артур Палатный, Олег Великин.

Закон о криминализации клеветы: при чем здесь УК РФ и в чем опасностьВ Раде инициировали закон об установлении ответственности за клевету, предусматривающий тюремное заключение.

Авторы документа объясняют необходимость введения уголовной ответственности тем, что украинские журналисты часто путают свободу слова со вседозволенностью. В пояснительной записке они приводят примеры соответствующего законодательства об ответственности за клевету в разных странах мира. Например, в США наказание за клевету может достигать штрафа в 250 тысяч долларов, во Франции – 45 тысяч евро и лишением свободы на срок до 5 лет.

Авторы законодательной инициативы предлагают криминализировать умышленное распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Такие действия в случае доказательства умысла в суде предлагается наказывать штрафами от 200 до 500 необлагаемых минимумов доходов граждан (3400-8500 гривен), исправительными работами до одного года или ограничением свободы до двух лет.

Однако если лицо совершает то же самое путем публичного демонстрирования в средствах массовой информации или в интернете, его предлагают наказывать штрафом в размере от пятисот до тысячи пятисот (8500-25500 гриаен) необлагаемых минимумов доходов граждан, исправительными работами на срок от одного до двух лет или ограничением свободы на срок от двух до пяти лет!

Конечно, подобная история не могла остаться без внимания медиасообщества. Тем более, что соответствующие законодательные инициативы уже не раз появлялись в стенах парламента и имели большой резонанс не только внутри Украины, но и далеко за ее пределами.

Похоже, что и в этот раз ситуация может повториться. Интересно то, что и во фракции БПП, и в Администрации президента открестились от законодательного творчества своих коллег. Так, пресс-секретарь главы государства Святослав Цеголко подтвердил, что президент не поддерживает соответствующую законодательную инициативу. Такое же мнение высказал и руководитель фракции БПП Артур Герасимов, заявив, что такой законопроект не обсуждался на заседании фракции и не является ее позицией.

В чем же тогда причина такого неожиданного внимания нардепов к урегулированию вопроса об умышленном распространении ложной информации? Здесь стоит подробнее остановиться на самой пояснительной записке к документу. В нем в частности приводится пример «клеветнической» деятельности журналистов, которые распространяли информацию о вероятной причастности одного из народных депутатов к резонансному убийству активистки Екатерины Гандзюк. Интересно, что фамилия и имя одного из инициаторов законопроекта о клевете совпадает с обнародованным журналистами данным о его бывшем помощнике, которого подозревают в причастности к убийству общественной активистки.

Борьба с ветряными мельницами

Шансы на принятие законопроекта невысоки. Если его не поддержит самая большая пропрезидентская фракция, найти достаточное количество голосов будет крайне трудно. Однако само появление подобного документа – это уже сигнал о готовности определенной части политиков действовать авторитарными методами для установления влияния на общественное мнение.

В Раде хотят сажать в тюрьму за клевету. Возвращение к советчине?Нардеп, фигурирующий в деле Гандзюк, предлагает ВР закон об установлении ответственности за клевету, предусматривающий тюремное заключение.

Уголовная ответственность за клевету была предусмотрена в советском Уголовном кодексе еще в 1960 году. Лишь в 2001 году криминализация за клевету отменялась с принятием нового Уголовного кодекса. После этого нардепы несколько раз пытались вернуть норму о клевете в поле уголовной ответственности.

Самые громкие случаи происходили как до, так и после Революции Достоинства. Так, в 2012 году резонансным событием стало принятие в первом чтении и за основу законопроекта народного депутата от Партии регионов Виталия Журавского – за возвращение уголовной ответственности за клевету проголосовали 244 нардепа. Некоторые из них были избраны и на внеочередных выборах 2014 года. Правда, из-за общественного резонанса сам Журавский вынужден был исправлять свою недальновидность и вносить постановление об отмене решения Верховной Рады относительно законопроекта.

Еще более жесткие нормы были предусмотрены в так называемых «диктаторских законах» от 16 января 2014 года – в разгар Революции Достоинства. Тогда нардепы пытались в любой способ «приструнить» свободу слова именно введением уголовной ответственности за такое понятие, как «клевета». Закон был «списан» с соответствующих норм российского законодательства, правда, немного в смягченной форме. Так тогдашние «регионалы» Вадим Колесниченко и Александр Олейник в соответствующем законопроекте зафиксировали, что в качестве наказания предусмотрен «штраф до пятидесяти необлагаемых минимумов доходов граждан или общественные работы на срок до двухсот часов, или исправительные работы на срок до одного года». «Диктаторские законы» от 16 января были отменены уже 28 января 2014 года.

В апреле 2016-го с инициативой криминализировать ответственность за клевету выступил народный депутат от «Народного фронта» Сергей Пашинский. Чуть позже, в августе 2016-го, народный депутат Евгений Мураев внес в Верховную Раду законопроект №5034 «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины (относительно уточнения ответственности за совершение преступлений против свободы, чести и достоинства личности)». Этот документ также предлагал дополнить УК новыми статьями 151-1 и 151-2, которые устанавливали уголовную ответственность за клевету и оскорбление соответственно.

Ни один из всех этих законопроектов и инициатив не стали полноценными документами, по которым бы действительно наказывали за клевету. Впрочем, каждый раз их появление символизировало намерения нардепов скорее создать механизмы давления на свободу слова, введя необходимую норму в качестве инструмента цензуры. Против таких действий выступали и международные организации.

Свобода слова в условиях гибридной войны

Интересно, что кроме криминализации понятия «клевета», народные депутаты пытаются ограничить свободу слова и другим способом. Справедливости ради стоит отметить, что часто такие инициативы несут практический характер, ведь речь идет о защите национальных интересов. В частности, в вопросе противостояния гибридной информационной войне с Кремлем.

На личном контроле: какие обещания политики дают после резонансных преступленийПосле смерти активистки Катерины Гандзюк политики снова вернулись к привычным тезисам о необходимости найти и наказать виновных.

Пока общественность обсуждает вопрос криминализации за клевету, в Верховной Раде регистрируют и другие, не менее неоднозначные документы. Так, в начале ноября совместными усилиями фракций «Народного фронта» и БПП был зарегистрирован законопроект №9275 «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного пространства».

Документ призван на защиту информационного поля и предупреждения террористических угроз. Впрочем, формулировка в пояснительной записке к законопроекту снова наводит на размышления о том же контролируемую цензуру. «В последнее время отдельные средства массовой информации, прикрываясь конституционными гарантиями права человека на свободу мысли и слова, свободное выражение своих взглядов и убеждений, распространяют информацию, которая оправдывает оккупацию территории Украины, вооруженную агрессию против нашего государства, создает положительный имидж государства-агрессора - Российской Федерации, тем самым оказывая содействие террористической деятельности и осуществляя дестабилизирующее влияние на общественно-экономическую и политическую ситуацию в Украине, деструктивное влияние и манипулирование общественным с ведомости нации. Это обусловливает необходимость в предотвращении и нейтрализации таких террористических вызовов», – объясняют авторы необходимость появления законопроекта.

Дополнительной поправкой к документу предлагается предоставить Верховной Раде исключительное право предлагать Совету безопасности перечень СМИ, в которых должны быть применяться санкции. Это довольно опасная практика, ведь остается непонятно, кто и по каким критериям будет определять, какие СМИ могут попасть в санкционный список. То есть под «террористическую угрозу» могут попасть любые записи, в которых, например, нейтрально упоминаются события на неподконтрольной территории ОРДЛО.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...