Опасности томоса: три сценария развития ситуации вокруг создания единой поместной церкви

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Вопрос предоставления автокефалии Украинской православной церкви вроде как вышел на финишную прямую. Об этом отмечают как сами священнослужители, так и источники в Константинополе. К тому же политики уверяют: решение уже принято, осталось подождать голосования на Священном Синоде.

Так, предстоятель УПЦ КП патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет отметил, что долгожданный томос будет принят в конце августа или в начале сентября. Представитель УПЦ КП архиепископ Евстратий (Зоря) на своей странице в Facebook написал, что общее собрание всего епископата Константинопольской церкви состоится с 1 по 3 сентября. Перед этим собранием должна состояться очередная сессия Священного Синода.

Согласно инсайдерской информации архимандрита УПЦ Московского патриархата, бывшего руководителя отдела внешних церковных связей этой церкви Кирилла, сам текст томоса об автокефалии Украинской православной церкви уже написан и соответствует всем канонам. А вот будет ли принято соответствующее решение, покажет голосование на Священном Синоде.

В политическом лагере, где главным провайдером вопроса о предоставлении автокефалии выступил президент Петр Порошенко, также уверены в положительном решении Синода. Мол, речь идет о соблюдении всех процедур, а на это нужно время. О том, что Константинополь заинтересован в объединении всех православных в Украине, говорит и послание Вселенского патриарха Варфоломея, которое было зачитано его представителем во время встречи с Петром Порошенко, посвященной участию делегации патриарха во время праздновании 1030-летия Крещения Украины-Руси. В обращении фактически речь идет о том, что Константинополь на самом деле считает исторической несправедливостью неканоническую передачу в подчинение Русской православной церкви Украинской православной церкви, которая произошла в конце 17-го века. Мол, теперь пришло время исправлять ситуацию и предоставить автокефалию УПЦ.

Что ж, на первый взгляд выглядит так, что решение о томосе уже принято. Впрочем, не стоит списывать со счетов сами церковные процедуры, которые могут помешать данному решению и значительно его отсрочить. К тому же на Константинополь оказывает давление мощное лобби Русской православной церкви. Так, из Кремля раздаются очень воинственные заявления по поводу недальновидности решения Константинополя. К тому же накануне Синода, 31 августа, Стамбул посетит московский патриарх Кирилл, где по его же просьбе встретится со Вселенским патриархом Варфоломеем.

Церковный вопрос: какие законы могут примирить верующих в УкраинеНардепы так и не решились рассмотреть законопроекты, позволяющие громадам на местах самостоятельно выбирать патриархат и распоряжаться зданиями церквей.

Однако предоставление томоса об автокефалии еще не означает, что процесс объединения УПЦ будет быстрым и безболезненным. А еще возможны не только сугубо церковные «палки в колеса», но и эскалация конфликтной ситуации и среди самих верующих, чем точно захотят воспользоваться в Кремле для очередной дестабилизации ситуации в Украине. Поэтому рассмотрим три вероятных сценария, как церковный процесс может сказаться на внутренней политической ситуации.

Оптимистический сценарий

Согласно этому сценарию, УПЦ получает автокефалию, церковники в Украине быстро находят общий язык касательно определения нового руководства единой поместной церкви. Необходимость созыва Объединительного собора возникнет сразу, когда станет известно о положительном решении Священного Синода о предоставлении автокефалии УПЦ.

Главным драйвером в этом процессе хочет стать предстоятель УПЦ КП патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет. Он надеется, что все архиереи Киевского патриархата, Украинской автокефальной церкви и Московского патриархата, которые обращались ко Вселенскому патриарху с просьбой об автокефалии, смогут собраться на Объединительный собор и определить предстоятеля Украинской поместной православной церкви.

Пока трудно себе представить, что подобный сценарий пройдет без каких-либо сложностей. Сам Филарет явно надеется на то, что в процессе объединения поможет властный истеблишмент. А именно объединение пройдет постепенно и без громких конфликтов между духовенством и верующими.

Несмотря на то, что Украина – светское государство, происходящее по предоставлению автокефалии и созданию единой поместной церкви – это действительно исторический момент, без помощи власти осуществить который вряд ли удастся. По крайней мере в церковные дела уже неоднократно вмешивалась Верховная Рада. Народные депутаты готовят к принятию ряд законов, которые вносят ясность в некоторые аспекты деятельности церквей в Украине, которые касаются национальной безопасности. Существует и существенный риск участия политиков в церковных делах – это манипуляции и сознательные действия по расколу общества.

Пессимистический сценарий

К сожалению, вероятность того, что даже после признания Константинополем автокефалии Украинской православной церкви в России (как на церковном, так и на государственном уровнях) не признают этого шага, очень высока.

Автокефальная церковь: сложный имущественный вопрос и интерес КонстантинополяАрхимандрит УПЦ МП сообщил, что Томос об автокефалии уже готов и написан. О создании в Украине единой поместной церкви, говорили вместе с экспертами.

При таком сценарии часть духовенства УПЦ МП, ориентированная на РПЦ и верная идеям «русского мира», может любым способом заблокировать объединение православных церквей в единую поместную церковь. Правда, говорить об агрессивных действиях или даже гражданском конфликте пока рано. Но не исключено, что Кремль захочет использовать «церковную тему» для очередной дестабилизации внутриполитической ситуации в Украине.

Возможно, при пессимистическом сценарии явного сопротивления объединению церкви не будет оказываться, но скрытый саботаж не исключается. Особенно чувствительными будут вопросы распределения церковного имущества. Так, пророссийские силы в Украине намеренно начали распространять информацию о предстоящих агрессивных действиях Украинской поместной православной церкви, направленные на принудительное изъятие имущества. Правда, в среде сторонников автокефалии придерживаются другого мнения: по украинским законам, все храмы и имущество принадлежат громадам – либо на правах собственности, либо на правах пользования, либо на правах аренды. Поэтому судьбу храмов и другого имущества будут решать их приходы и священники. В свою очередь представителям светской власти прибавится головной боли – придется позаботиться о дополнительных мерах безопасности и четко следить за тем, чтобы все-таки не происходило силовых захватов церковных объектов.

Конечно, в случае негативного сценария развития событий основной негатив ощутит на себе Петр Порошенко. Это не прибавит ему электоральных баллов на президентских выборах. Однако сильно драматизировать не стоит – пессимистический сценарий в части гражданского конфликта на религиозной почве также маловероятен. Хотя бы потому, что около 40% украинцев, по данным соцопросов, вообще безразличен этот вопрос или они просто даже не сформировали своего мнения по поводу единой поместной церкви. Еще 35-50% граждан (по разным данным социсследований) полностью поддерживают идею предоставления томоса. Конечно, есть и противники, но пока что их меньшинство.

Нейтральный сценарий

Нейтральный сценарий предполагает ситуацию, когда Священный Синод так и не решит окончательную судьбу автокефалии для создания Украинской поместной православной церкви. Дело в том, что вопрос может быть заблокирован благодаря действиям лобби Русской православной церкви.

Насколько Конституция позволяет президенту Украины вмешиваться в дела церковныеЮристы считают, что отделение церкви от государства, зафиксированное в Основном законе страны, привыкли воспринимать как непреложную истину. Хотя и ее можно трактовать по-разному.

Ведь кроме самого решения во время заседания Синода, автокефалию должны признать остальные 15 православных церквей. Пока РПЦ смогла распространить свое влияние на две из них, однако это не значит, что они не попытаются провести переговоры с остальными автокефалиями. Цель – как минимум заблокировать на время само решение о предоставлении томоса.

А уже дальше события могут развиваться по-разному. Возможно, РПЦ даже удастся добиться и лучших позиций для себя. Они могут попытаться торпедировать ситуацию в самом духовенстве в Константинополе или просто изолироваться и прекратить всякие связи с материнской церковью, как это уже происходило в истории – после предоставления митрополии Эстонской православной церкви в 1996 году.

Интересно и то, что до сих пор никто достоверно не знает окончательного мнения по поводу томоса и самого Вселенского патриарха. Да, на словах Варфоломей выступает за объединение православной церкви, однако пока кажется, что он не видит истинных мотивов деятельности ориентированных на Россию священнослужителей в Украине и искренне надеется, что процесс воссоединение всех православных церквей произойдет путем мирных переговоров.

Какой бы из сценариев ни осуществился, всем украинцам нужно понять: кроме того, что мы стали свидетелями действительно исторических событий для Украины, мы еще и сознательно подняли очень важный для самой сути государства вопрос: а действительно ли мы светское государство, или пытаемся мимикрировать в ценностных установках под ту же Россию? Ведь вопрос церкви, каким бы определяющим для государственности он ни казался, в 21-м веке вряд ли будет иметь такое мощное влияние на сознание большинства украинских граждан. А вот для политиков с их желанием добыть дополнительные электоральные баллы церковные вопросы, наоборот, могут стать спасительной соломинкой.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...