Острая гражданская недостаточность. Колонка Леонида Швеца

Леонид Швецполитический обозреватель

Украина ждет начала президентской кампании с тоской человека, провалившегося в сельский туалет: выбираться надо, не факт, что получится, и помощи ждать неоткуда. Непередаваемо унизительный антураж, о котором кричат все органы чувств. Ни убежать, ни спрятаться – только каким-то чудом освободиться и долго-долго убивать запах, который, такое впечатление, встроился в ДНК. И виной всему, здесь надо согласиться с политическим бомондом, гражданские активисты.

В самом деле, дикой наивностью было бы ожидать интеллектуально-этических прорывов от людей, населяющих нынешний список претендентов на кресло Петра Порошенко. От кого вы ожидали подвига, от Ляшко? Он его и так совершил, с его репутацией ворвавшись в первые номера рейтингового списка. Юлия Владимировна умудряется лидировать, хотя половина ее сил уходит, чтобы подпирать шкафы с валящимися оттуда скелетами. Человек Бойко совершает подвиг, когда собирает всю свою волю в кулак, чтобы разжать губы в подобие улыбки. Петр Алексеевич – ходячий подвиг самоотречения, начиная со слепого траста, но неблагодарная публика как-то мало ценит. Мужчина, звонко призывавший кулю в лоб, вообще ушел с радаров, а Куля, которая спит и видит подвиг, оказалась террористкой, отягощенной суицидальными наклонностями.

Выборы-2019: кто уже собрался идти в президенты и в РадуСлово и Дело разбиралось, кто из политиков уже собрался баллотироваться в президенты Украины или в парламент.

Зато активисты, обещавшие Европу в Украине и оказавшиеся неспособными образовать другой лидерский список, на фоне которого нынешний смотрелся бы смешно и жалко, виноваты предельным образом. Это ведь они романтики и визионеры, от них следовало ожидать поступков и проектов, новых поразительных людей и идей. Где эта вся красотища? Почему уму и сердцу так никто ничего и не предложил? Куда они все подевались, вернее, почему они так и не появились и не проявились? Вот главные вопросы политического момента, а не сборет ли Анатолий Степанович Гриценко Вадима Зиновьевича Рабиновича.

Кажется, перестроить Украину на новый лад все же сложнее, чем затеять для начала умопомрачительный, новаторский партийный проект, за которым было бы интересно следить, не стыдно поддержать и захватывающе поучаствовать. Где такие? Сын Порошенко нам их делать будет, что ли? Как раньше говорили: «Пушкин?!».

Стакан наполовину полон/пуст. Сколько обещаний президента остаются невыполненными за год до выборов?Насколько отличались обещания Порошенко в качестве кандидата в президенты и уже действующего главы государства. Что президенту удалось, а что еще предстоит выполнить?

В определенном смысле, это прекрасно, что гражданское общество оказалось настолько не готово к серьезной и последовательной работе, что его самых видных представителей шельмуют или крутят вокруг пальца, включая во всякого рода имитационные «громадські ради». Тут все на полном серьезе, как показал эпизод с «Громадськой радой доброчесності», которую превратили в ширму для торпедирования судебной реформы, или как выявила история с электронным декларированием общественных активистов для их укорота. Еще как-то, хотя все слабее, срабатывает окрик с Запада, но рассчитывать на него все время нельзя. Сами, только сами, и без сантиментов: власть никакой не партнер, она – жесткий и хитрый оппонент.

С активистами ведут самую настоящую войну, можете назвать ее модным термином «гибридная», потому что в глаза смотрят и улыбаются, но суть от этого мало меняется: мягкое удушение приводит к тому же результату, что и виселица. Для того, чтобы иллюзии 2014 года были отброшены, сделано достаточно: (без)действующая украинская власть на самореформирование не способна.

В глазах тоска, в зубах доска. Надо выбираться.

Леонид Швец, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...