Над пропастью в суде. Чем на самом деле рискует украинская Фемида

Читати українською
Александр Радчукполитолог

На этой неделе произошла беспрецедентная акция протеста: около сотни правоохранителей полка полиции особого назначения устроили молчаливый пикет у здания Шевченковского суда Киева. Полицейские не имеют права участвовать в забастовках или любых подобных акциях протеста, впрочем, в руководстве МВД сообщили, что они делали это в обеденный перерыв, к тому же были не вооружены.

Что вызвало протест полицейских? То, что судья Шевченковского суда 17 февраля отпустил на поруки задержанного во время другой акции протеста Александра Федорченко, из-за действий которого и пострадал один из спецназовцев, охранявших здание суда во время судебного заседания по поводу задержания мэра Одессы Геннадия Труханова. Суд объяснил свое решение хорошим послужным списком и рекомендациями Федорченко. Последний участвовал в боевых действиях в составе добровольческих батальонов и даже получил наградное оружие из рук министра Арсена Авакова.

Подобное решение вызвало большое недовольство министра внутренних дел. Он даже заявил о возможном прекращении функций охраны судов со стороны Нацгвардии и Нацполиции. Впрочем, к эмоциональному заявлению министра также возникает немало вопросов. Как минимум хотя бы то, не будет ли противоречить такое решение закону и обязанностям государства перед судьями.

Заявление министра выглядит еще более сенсационным на фоне того, что главным провайдером осуществления судебной реформы в Украине является Администрация президента. Там готовились и готовятся главные законодательные изменения, которые затем рассматриваются в парламенте и которые должны были уже в течение последних 4 лет в корне изменить лицо украинской Фемиды.

Зато суды остаются достаточно серьезной преградой для наказания коррупционеров и рядовых преступников. Именно в судах рассыпается большинство резонансных антикоррупционных дел, а иногда судьи не видят ничего плохого в том, чтобы смягчить приговор или вообще фактически отпустить на свободу преступников, против которых, казалось бы, было собрано более чем достаточно доказательств.

Иногда новости из судебных залов выглядят как классическая «хроника тотальной зрады». Например, на днях Апелляционный суд Киева отменил приговор осужденным к девяти годам тюрьмы экс-сотрудникам «17 канала» Дмитрию Васильцеву и Евгению Тимонину, обвиняемым в участии в проекте террористов «Новороссия ТВ». Вполне вероятно, что теперь они продолжат свою деятельность, и кто знает, к чему это приведет.

Судебная реформа: детали, нивелирующие изменения в системе судопроизводстваСудебная реформа была определена как одна из приоритетных в Украине. Появился ли шанс на изменение системы судопроизводства, выясняли эксперты.

Вот еще один случай: глава Кировского районного суда Днепра Геннадий Подберезный, который пытался дать взятку руководителю Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назару Холодницкому, вернулся на работу. Высший совет правосудия с 21 ноября отстранил его от обязанностей судьи, однако срок запрета уже истек. Примечательно, что после задержания судьи в сентябре прошлого года Печерский районный суд арестовал Подберезного, но с альтернативой уплаты залога в размере 50 миллионов гривен. После уплаты залога Подберезный вышел на свободу, а сейчас уже даже вернулся к исполнению своих обязанностей.

Подобных случаев сотни, если не тысячи. И это только наиболее резонансных. Украинцы устали искать справедливости в украинских судах и очень им не доверяют. В таком случае возникает все больше вопросов и к проведению самой судебной реформы, и к качеству личного состава судей, и к дальнейшим перспективам создания новых судов.

Страсти по антикоррупционному суду

Действительно, в конце 2017 года президент подписал ряд документов, которые дали старт судебной реформе. В конце ноября он подписал закон №6232, который вводит новые правила судебного процесса в гражданском, хозяйственном, административном судопроизводстве, а также некоторые изменения в правила уголовного процесса. В конце декабря Петр Порошенко подписал ряд указов о ликвидации имеющихся и формировании новых судов. Среди них оказались как суды общей юрисдикции, так и специализированные и апелляционные. К слову, именно тогда глава государства ликвидировал все 10 районных судов Киева – Печерский, Соломенский, Голосеевский, Подольский, Святошинский, Дарницкий, Днепровский, Оболонский, Деснянский и Шевченковский – и распорядился сформировать в столице шесть окружных судов.

Отчитываясь о достижениях за 2017 год, среди успехов Петр Порошенко отметил и проведение судебной реформы. Впрочем, процессы, происходящие в судах, пока свидетельствуют о совершенно противоположных тенденциях.

Антикоррупционный суд: в чем претензии МВФ и как это изменит сотрудничество с кредиторамиПредставители МВФ раскритиковали президентский проект закона об антикоррупционном суде. Выдержаны ли в документе рекомендации Запада по созданию нового суда, рассказали эксперты.

Отдельной актуальностью пользуется тема создания антикоррупционного суда. Это требование является одним из ключевых для продолжения сотрудничества как с западными партнерами Украины, так и с ключевыми финансовыми кредиторами – МВФ и Всемирным банком. Создание суда откровенно саботируется властью, ведь по замыслу именно эта организация должна привлекать к ответственности крупнейших коррупционеров из числа политиков, чиновников, нардепов, чиновников.

В вопросе создания антикоррупционного суда президент сделал «пас» парламенту. Во время встречи с главой Верховной Рады Андреем Парубием он выразил надежду, что народные депутаты рассмотрят вопрос о создании антикоррупционного суда уже в этом месяце. Пока нардепы не решились прислушаться к советам президента. Эксперты же отмечают, что даже при самых благоприятных условиях реально начать свою работу антикоррупционный суд сможет не раньше середины 2019 года. К тому времени политическая палитра власти в Украине может в корне измениться. Конечно, все это может стать реальностью, если полномочия Верховной Рады досрочно будут прекращены в этом году. А такие прогнозы есть.

Сбежали, чтобы вернуться?

Неудивительно, что так же вяло продолжаются суды над коррупционерами из числа высокопоставленных чиновников предыдущей власти. По информации ГПУ, на четвертую годовщину расстрелов на Майдане реальное наказание за свои преступления, согласно судебному решению, отбывает только один человек.

Стоит ли напоминать, что пока ни одно дело против топ-чиновников как из числа предыдущей власти, так и среди резонансных дел нынешней не было доведено до конца, а виновные не понесли никакого наказания. Конечно, сами судьи не дают официальных комментариев относительно своих же решений, впрочем, неофициально признаются, что все это происходит из-за непрофессиональной следственной работы. Мол, именно прокуроры и следователи виноваты в том, что доказательная база против преступников рассыпается в судах. При условии, что обвиняемый имеет хорошее адвокатское сопровождение, опровергнуть большинство доказательств не составит особого труда.

Именно поэтому бывшие коррупционеры и преступники могут беспрепятственно покидать залы судов, а беглецы – со временем возвращаются на территорию Украины. Более того, даже добиваться снятия арестов с их счетов, которые еще недавно нынешние правоохранители называли «незаконно приобретенным имуществом» или «коррупционными активами».

На пути к судам Линча

Но ситуация с судами имеет еще одну важную составляющую. Граждане Украины настолько отчаялись в поисках правды законным путем, что могут начать искать другие методы достижения справедливости.

Судебная реформа: сколько украинцев еще доверяют судам и в чем суть измененийВ украинском парламенте уже третий день подряд рассматривают судебную реформу, а света в конце туннеля не видно. О необходимости судебных изменений рассказали эксперты.

И это совсем не шутки или голословные предположения. Некоторые судебные заседания носят откровенно резонансный характер, а во время их проведения в зале суда возможны разнообразные беспорядки. Такие события часто происходят на заседаниях, на которых рассматриваются дела, связанные с политиками или активистами политических партий. Последние два примера связаны с беспорядками в Шевченковском суде столицы. В январе во время рассмотрения дела в отношении фигурантов столкновений под Верховной Радой 31 августа 2015 года, в котором активное участие принимают представители партии «Свобода», произошла драка. А 15 февраля во время заседания по делу мэра Одессы Геннадия Труханова в зале суда находились молодые люди, которых в народе называют «титушками». Они вели себя агрессивно и даже прибегли к избиению журналистов.

И хотя подобные случаи являются более чем красноречивыми, тревожным звоночком могут стать нападения на самих судей и даже теракты в ходе судебных заседаний. Так, в конце ноября прошлого года в Никополе Днепропетровской области во время судебного заседания отец одного из пострадавших бросил гранату прямо в зале суда. После этого второй гранатой он подорвал себя. Всего были ранены еще семь человек. Поводом для подобных действий стало то, что отец погибшего в результате стрельбы в Никополе «сорвался» из-за того, что суд постоянно переносил заседание в рассмотрении дела по существу.

Неоднократно совершались и непосредственные нападения на судей на почве их профессиональной деятельности. Так, одним из последних резонансных случаев стало избиение в центре Полтавы судьи Октябрьского районного суда Ларисы Гольник.

Без нормальной работы судей социальное напряжение будет расти, а с ним могут участиться и случаи совершения самосудов. Или прямо в зале судебных заседаний, или же где-то вне его. К тому же профессия судьи в таком случае станет одной из самых опасных. Вряд ли причастные к судебной реформе нардепы, чиновники и политики не знают об этом. Но понимают ли масштабы угроз и последствия подобных «судов Линча»?

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...