Антикоррупционные органы: что мешает НАПК, НАБУ и САП эффективно работать

Читати українською
Валентин Гладкихполитический эксперт

Главной темой общественно-политических дискуссий в Украине остается борьба с коррупцией. Острота и эмоциональность этих дискуссий определяется тем, что несмотря на создание целого ряда новых органов, уполномоченных предотвращать и противодействовать этому негативному социальному явлению, ощутимых результатов, заметных невооруженным глазом, пока нет. Как в известной сказке: «тянут-потянут, вытянуть не могут».

Понятно, что это вызывает разочарование, недовольство и отчаяние не только у граждан Украины, но и у наших западных партнеров. Также несложно заметить, что такие неутешительные результаты активно используются и будут использоваться нашими противниками, которые изо всех сил пытаются представить Украину как Failed State - государство, которое не состоялось, а значит, не стоит ему помогать, а отечественную политическую элиту - как стаю коррумпированных, жадных дегенератов, которых ни в коем случае нельзя поддерживать.

В то же время, надо понимать, что ответ на этот вопрос не является таким уж простым и очевидным, как представляется отдельным не в меру восторженным «борцам с коррупцией». Итак, любые попытки найти панацею или волшебную палочку, с помощью которой можно легко и быстро преодолеть коррупцию, являются, скорее вредными, поскольку формируют у людей ложные ожидания, по которым неизбежно следуют разочарование и раздражение.

Что договоримся считать коррупцией?

Гораздо более продуктивно было бы начать борьбу с коррупцией с банального определения этого явления, поскольку в повседневном обиходе слово «коррупция» употребляется в столь широком смысле, что охватывает такие явления, как цветы для учительницы на первое сентября и вплоть до назначения парламентом министров.

И здесь есть интересный момент: надо понимать, что коррупцией, собственно как и любым другим преступлением, является то, что в обществе «договорились» считать коррупцией и преступлением. Однако в наших реалиях то, что считается отдельными гражданами коррупцией, может не считаться коррупцией с точки зрения закона.

Агентство предотвращения или поощрения коррупции: перезагрузка НАПК и увольнение КорчакПосол США в Украине Мари Йованович призвала реформировать НАПК. Как работает антикоррупционный орган и возможна ли смена его руководства, разбирались эксперты.

Например, некоторые могут видеть коррупцию в том, что чиновники и политики получают от бабушек и мам многомиллионные подарки. Впрочем, с точки зрения закона - это вполне легально. Так же закон не запрещает чиновникам и политикам выигрывать в лотерею, покупать и продавать родным движимое и недвижимое имущество по странным ценам. Закон также не запрещает родным и близким чиновников и политиков становиться успешными предпринимателями, несмотря на то, что подавляющее большинство украинцев упрямо объясняют внезапные и быстрые успехи таких невероятно талантливых «предпринимателей» как раз наличием в них родственных связей с властями.

Словом, нравится это кому-то или нет, но первым шагом на пути противодействия коррупции должно стать консенсусное определение явления коррупции. Более того, рано или поздно законодателям придется согласовать представление общества о том, что такое коррупция, с тем, что считается ею в соответствии с законом Украины «О предотвращении коррупции» и Уголовным кодексом Украины. Или наоборот убедить общество в том, что, например, корреляция между государственной должностью отца и стремительными успехами сына или дочери в бизнесе - это вполне нормально и в этом нет ничего плохого.

Все, что угодно, только не стратегия

Важная роль в процессе противодействия коррупции отведена НАПК, которое почему-то сконцентрировалось исключительно на электронном декларировании, забыв, что в соответствии с Законом Украины «О предотвращении коррупции» должно выполнять значительно более широкий круг функций. Этот орган должен был выполнять 21 функцию (SIC!), В частности, разработать антикоррупционную стратегию.

Именно в НАПК специалисты должны были работать над концептульным осмыслением феномена коррупции; искать пути уменьшения количества коррупционных факторов; выстраивать стратегию государственной политики в сфере предотвращения и противодействия коррупции. Проще говоря, в стенах НАПК должны были искать ответ на вопрос: какие явления и почему считаются коррупцией; что и как надо сделать, чтобы предотвратить или хотя бы сократить поле возможностей для безнаказанного злоупотребления должностью политиками и чиновниками ради обогащения себя и своих родных и близких.

Сейчас в этом направлении сделано очень мало, если сделано что-то вообще.

В то же время, надо учитывать, что НАПК занимается превентивной, профилактической деятельностью - проводить следственные действия и привлекать к УГОЛОВНОЙ ответственности коррупционеров не является функцией НАПК.

НАБУ и САП - звенья одной цепи?

На этапе перехода от предотвращения (профилактики) коррупции к активному противодействию коррупции (привлечение к уголовной ответственности лиц, подозреваемых в совершении коррупционных преступлений) НАПК должено передать эстафету НАБУ.

При создании НАБУ на этот орган возлагались огромные надежды по повышению эффективности борьбы с коррупцией. Именно НАБУ рассматривалось большинством украинцев как локомотив борьбы с коррупцией. Некоторые считали и до сих пор считают, что НАБУ наделено какими-то чрезвычайными полномочиями и имеет какую-то магическую силу, которая словно копье Святого Георгия уничтожит коварного змея украинской коррупции. Более того, наконец, сделает всех граждан Украины безотносительно их социального и имущественного статуса равными перед законом.

На самом деле, в функции и полномочия НАБУ, в соответствии с действующим законодательством, входит досудебное расследование преступлений только по тринадцати статьям Уголовного кодекса Украины. Наиболее интересной из них является статья 368 «Незаконное обогащение», по которой Конституционный суд Украины должен принять решение относительно ее соответствия положению статьи 62 Конституции Украины, где речь идет о презумпции невиновности.

Так или иначе, но осуществлять досудебное расследование по этим статьям детективы НАБУ могут исключительно в пределах и на основаниях, определенных действующим законодательством Украины. То есть ни о чрезвычайных полномочиях, ни о чрезвычайных задачах говорить не приходится.

Надзор за соблюдением норм действующего законодательства детективами НАБУ при осуществлении ими оперативно-розыскной деятельности досудебного расследования относится к компетенции САП, которая является структурным подразделением ГПУ. Кроме того, САП уполномоченно поддерживать государственное обвинение в соответствующих производств и обеспечивать представительство интересов гражданина и государства в судебных процессах, связанных с коррупционными правонарушениями.

Общественное мнение склоняется к тому, что НАБУ и САП - это звенья одной антикоррупционной цепи, поэтому должны действовать созвучно.

Впрочем, как наглядно продемонстрировал ряд конфликтов между НАБУ и САП, на самом деле, САП не всегда разделяет стремление детективов НАБУ и далеко не всегда готово закрывать глаза на очевидные процессуальные нарушения, допущенные детективами НАБУ в процессе досудебного расследования, а также на отсутствие доказательной базы для предъявления обвинений.

Антикоррупционный суд - не панацея

Слабым звеном в борьбе против коррупции считаются украинские суды, уровень доверия к которым традиционно очень низкий. Причины такого отношения к судам - предмет другой дискуссии, особенно в контексте «успешной судебной реформы». Как бы там ни было, но органом, который, по мнению многих активистов и экспертов, должен завершить формирование антикоррупционной системы, должен стать Антикоррупционный суд, вокруг создания которого уже не первый год ломают копья украинские политики. Однако, учитывая позицию наших западных партнеров и последние заявления президента Украины, антикоррупционный суд таки будет вскоре создан.

«Наконец-то!», - радостно восклицают антикоррупционеры в предвкушении скорой победы над коррупцией. К сожалению, радоваться преждевременно.

Надо учитывать несколько важных моментов.

Во-первых, на «клиентов» Антикоррупционного суда все равно будет распространяться «презумпция невиновности», гарантированная Конституцией Украины.

Во-вторых, процесс в Антикоррупционном суде все равно будет иметь соревновательный характер и обвинению все равно придется предоставлять доказательства виновности обвиняемых, соревнуясь в убедительности с защитой.

Учитывая это, со всей ответственностью можно утверждать, что успешность процессов в Антикоррупционном суде будет зависеть прежде всего от компетентности детективов НАБУ, их способности собрать должным образом надлежащую доказательную базу против коррупционеров, и способности прокуроров САП должным образом представить и отстоять эти доказательства в суде.

В то же время уже сегодня можно предположить, что при существующей законодательной базе сделать это детективам НАБУ будет более проблематично, в силу объективных причин. В конце концов, не надо забывать, они имеют дело с настоящими виртуозами - людьми, которые не один год наживаются на государстве и обществе, поэтому, в отличие от детективов НАБУ и прокуроров САП, имеют не только грандиозный опыт, но и средства на дорогих, высокопрофессиональных советников и адвокатов, которые делают все возможное, для продолжения наживы, или чтобы она выглядела так, будто все происходит в рамках действующего законодательства.

Как сварить кашу из топора?

После создания Антикоррупционного суда все дела против коррупционеров, расследованые НАБУ, начнут рассматриваться именно там, а не в «коррумпированном» Соломенском суде. Впрочем, как уже говорилось выше, это вовсе не гарантирует триумфальных побед антикоррупционеров.

Например, может случиться, что «коррумпированные» судьи Антикоррупционного суда так же как и «коррумпированные» судьи суда Соломенского будут избирать в качестве меры пресечения для «коррупционеров» не содержание под стражей, как хотелось бы антикоррупционерам, а, например, домашний арест или вообще «отпускать» под личное обязательство или под залог. Почему? Потому что это предусмотрено и разрешено действующим законодательством!

Поэтому возможно вместо воплей о сплошной коррумпированности судов антикоррупционерам следовало бы разработать и внести на рассмотрение парламента законопроект, который бы сделал невозможным избрание для фигурантов дел, возбужденных по определенным статьям Уголовного кодекса Украины, иной меры пресечения, кроме содержания под стражей без права внесения залога. Нашел бы такой проект поддержку в парламенте - это другой вопрос. Риторический.

Словом, можно прогнозировать, что после первых провалившихся в Антикоррупционном суде дел на повестке дня встанет вопрос внесения изменений в действующее законодательство Украины, прежде всего в Уголовно-процессуальный кодекс Украины и Закон Украины «Об оперативно-розыскной деятельности» с целью расширения инструментария, который смогут использовать в своей деятельности детективы НАБУ.

Например, уже сегодня звучат заявления о необходимости предоставить детективам НАБУ право самостоятельно осуществлять прослушивание телефонов без соответствующей санкции суда. Немало говорилось и о предоставлении детективам НАБУ права проводить так называемую проверку на добродетель - проще говоря, провоцировать на получение взятки.

Понятно, что подобных инициатив по внесению изменений в действующее законодательство будет значительно больше, чем вышеупомянутые. И вносить изменения, безусловно, надо, причем не только в той части, которая касается расследования коррупционных дел, но и в части криминализации отдельных действий должностных лиц. Подведение их под определение коррупционных. Преступлением должно быть не только «незаконное обогащение» политиков и чиновников, но в принципе любое внезапное обогащение чиновников и членов их семей.

Словом, все это напоминает сказку про кашу из топора - для того, чтобы сварить антикоррупционное блюдо украинскому обществу и западным партнерам приходится шаг за шагом выманивать у правящего класса соль, пшено, масло ... К сожалению, сделать это было, и остается возможным, только положив в чугунок топор мнимой импотентности и неэффективности антикоррупционных органов.

Итак, осталось не так много - в дополнение к НАПК, НАБУ, САП теперь придется создать еще и Антикоррупционный суд... И все это только для того, чтобы понять довольно простую вещь, которая была очевидной для многих изначально этой эпопеи: для эффективной государственной политики в сфере предотвращения и противодействия коррупции, в первую очередь необходимо тщательно разработать соответствующую правовую базу. Это возможно только при условии постоянного давления на власть, прежде всего – парламент, с целью заставить народных депутатов одобрять «самоубийственные» для значительной части чиновников законы.

Президент может быть олигархом и выводить средства в оффшоры; сын генпропурора может быть успешным бизнесменом; народный депутат может выигрывать миллионы в лотерею; бабушка-пенсионерка может подарить вице-премьеру имение под Киевом; министр может жить в роскошном доме, который «принадлежит племяннице-студентке». Впрочем, такие президенты, генпрокуроры, народные депутаты, министры и вице-премьеры государству и обществу не нужны. А соответственно необходимо создать законы, которые бы сделали невозможным появление таких чиновников и политиков. Жестко и бескомпромиссно. Конечно, «шляхта», которая привыкла воспринимать власть как привилегию, будет отчаянно сопротивляться превращению в «слуг народа», несущих бремя власти, а не греющихся в ее лучах.

Однако эти изменения произойдут неизбежно. Конечно, если Украина хочет сохраниться как государство...


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...