Как в Украине боролись с коррупцией в 2017 году

Читати українською

Шокированные декларациями депутатов и чиновников украинцы так и не дождались ни одного действительно громкого судебного процесса, который бы закончился реальным тюремным сроком для коррупционера. Вместо этого мы наблюдали ссоры между вновь созданными органами, которые должны бороться с коррупцией.

Между тем 38% украинцев давали взятку при взаимодействии с госорганами. Об этом свидетельствуют исследования Global Corruption Barometer компании Transparency International.

В международном рейтинге индекса восприятия коррупции Украина разделяет 131-е место с Россией, Непалом, Казахстаном и Ираном. Самый низкий уровень коррупции в Дании, Новой Зеландии и Финляндии, а наихудшая ситуация в КНДР, Южном Судане и Сомали, от которых нас отделяют 43 позиции рейтинга.

В 2017 году о борьбе с коррупцией очень много говорили чиновники всех уровней, а вот как они на самом деле боролись с этим злом, отследили аналитики «Слова и Дела».

Сытник, Корчак и прокуратура: хронология глобального конфликта структурВзаимные обвинения НАБУ, НАПК и ГПУ – лишь верхушка айсберга большой войны, которая ведется между структурами системы государственного обвинения.

Если посмотреть официальную статистику, то количество обвинительных актов, переданных в суд, составляет 3776. Судами были рассмотрены только 1198 уголовных производств. Осуждены 788 человек. Из них – 28 депутатов, три работника аппаратов судов, три прокурора, два работника СБУ, 110 полицейских и сотрудников МВД, 25 работников ГФС, 33 сотрудника других правоохранительных органов, 68 военных, 36 сельских, поселковых и городских голов, 49 должностных лиц местного самоуправления и 172 госслужащих.

Как видим, наименьшее количество «коррупционных» приговоров среди судей, прокуроров и работников СБУ. Чаще всего попадались сотрудники МВД и чиновники.

Если говорить о наказании, то большинство осужденных отделались штрафами (475 человек). Тюремные сроки получили 188 человек, ограничение свободы – 46, лишение права занимать определенные должности – 29. Вообще избежали наказания 460 человек.

А какова судьба громких задержаний в 2017 году? Еще не забылись разноцветные одеяла, в которые был завернут в суде тогдашний глава ГФС Роман Насиров, которому избирали меру пресечения в рамках расследования дела Онищенко по фактам хищения средств при добыче и продаже газа по договорам с ОАО «Укргаздобыча». Главному налоговику вменяли нанесение ущерба государству на сумму около 3 миллиардов гривен.

Агентство предотвращения или поощрения коррупции: перезагрузка НАПК и увольнение КорчакПосол США в Украине Мари Йованович призвала реформировать НАПК. Как работает антикоррупционный орган и возможна ли смена его руководства, разбирались эксперты.

В апреле прошлого года работники НАБУ задержали бывшего депутата Мартыненко, в рамках дела о растрате 17,3 млн грн госсредств при закупке уранового концентрата. Мартыненко хладнокровно воспринял снятие депутатской неприкосновенности и в дальнейшем вел себя довольно спокойно и уверенно.

В июле Верховная Рада согласилась на снятие неприкосновенности с нардепов Максима Полякова (подозревался в получении взятки на сумму $7,5 тыс.) и Борислава Розенблата. Его охранника задержали детективы НАБУ и подозревали в получении взятки в размере $200 тыс. В НАБУ заявили, что взятку передавали нардепу за урегулирование вопроса о лицензировании добычи янтаря в Житомирской области.

В ответ на претензии НАБУ Розенблат подал к бюро иск, попытался вылететь в Кельн с бриллиантовыми «подарками для племянниц» в кармане, а недавно подал иск против Украины в Европейский суд по правам человека.

Одним из последних громких дел 2017 года стало задержание сотрудниками НАБУ и САП в октябре заместителя Минобороны Павловского и директора Департамента госзакупок Минобороны Гулевича, которых подозревают в растрате 150 млн грн государственных средств при закупке топлива для нужд армии.

Возможно, эти дела даже попадут в суд, но хватит ли судьям доказательной базы, чтобы вынести справедливые приговоры, увидим позже. Пока можем констатировать, что глава НАПК выписывала себе 250-процентные премии, видимо, за то, что система е-декларирования не работала, когда это крайне необходимо. Бывшая сотрудница этой структуры рассказала, что агентство «курируют» в Администрации президента.

Народные депутаты, возмущенные необходимостью показывать народу свои доходы, решили заставить заполнять декларации общественных активистов, слишком активно борющихся с коррупцией. После ряда скандалов между антикоррупционных ведомствами и увольнения главы комитета ВРУ по вопросам коррупции в Еврокомиссии не выдержали и намекнули украинской власти, что если в стране в ближайшее время не появится антикоррупционный суд, то нам отменят безвиз.

К концу 2017 года президент подал свой вариант законопроекта об антикоррупционном суде. И теперь все ждут очередного чуда. Хотя в странах, где уровень коррупции невысок, нет таких спецсудов, а там, где они действуют, иногда уровень коррупции становится еще выше. Ведь чтобы преодолеть коррупцию, нужно не новые органы создавать, а побороть бедность.

Подробнее – на инфографике.

Ранее «Слово и Дело» писало о том, что суд не позволил рассекречивать декларации СБУ.

Как действуют антикоррупционные суды в различных странах мира, смотрите на нашей инфографике.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...