Сытник, Корчак и прокуратура: хронология глобального конфликта структур

Алина Костюченкожурналист

Обоюдные обвинения Национального антикоррупционного бюро и Генеральной прокуратуры, а также НАБУ и Нацагентства по предотвращению коррупции свидетельствуют о развитии глобального межведомственного конфликта, который сегодня затрагивает чуть ли не всю правоохранительную систему (включая Государственное бюро расследований, руководителя которого выбрали в четверг) и даже суды. «Слово и Дело» отследило хронологию основных противоречий между НАБУ, НАПК и прокуратурой, а также громких коррупционных дел, и предлагает взглянуть на конфликт глобально.

В марте 2015 года Артем Сытник, будучи кандидатом на должность главы Национального антикоррупционного бюро, подал в ГФС имущественную декларацию. НАПК тогда еще не функционировало, поэтому проверкой деклараций кандидатов на высокие должности занималась именно фискальная служба. По закону, действовавшему тогда, в течение 5 дней он должен подать в нее уточнения. Сытник сделал это 31 марта. Однако именно в этот день ГФС потеряла право на контроль деклараций об имуществе, тогда как новый порядок проверки деклараций вступил в силу лишь 30 апреля. Поэтому, фактически, проверка декларации Сытника не была завершена. В этот промежуток времени, 16 апреля 2015-го, Сытника избрали директором НАБУ. Позже этот факт стал поводом для претензий со стороны НАПК и лиц, недовольных работой Антикоррупционного бюро.

Луценко vs. Сытник: зачем главы ГПУ и НАБУ завели друг на друга уголовные делаНАБУ открыло уголовное производство против генпрокурора Юрия Луценко, а в Генпрокуратуре тем временем завели дело на Артема Сытника. Ситуацию оценили эксперты.

16-17 июня 2016 года Национальное антикоррупционное агентство провело обыск в ООО «Студия права» и изъяло документы в производстве о хищении сахара со складов ГСБУ «Аграрный фонд» в Черкасской области более чем на 300 млн грн. Это производство больше известно как дело «сахарного прокурора» Александра Колесника. Подозреваемый до этого занимал высокую должность заместителя прокурора Киевской области.

В декабре 2016 года «Студия права» обратилась в суд. Однако поводом для иска стал не обыск конторы детективами НАБУ. Адвокаты ООО судились с ГФС: и в иске требовали пересмотреть результаты конкурса на должность главы НАБУ, а также лишить Сытника доступа к государственной тайне. Если в перспективе «Студии права» удастся доказать неправомерность отсутствия проверки декларации Сытника, назначение последнего директором НАБУ может быть обжаловано. Дело уже более года слушается в письменном производстве, то есть без вызова сторон.

2 декабря 2016 года в НАБУ опубликовали поданную в ГПУ жалобу на бездействие антикоррупционного прокурора Назара Холодницкого при расследовании дела «Международных авиалиний Украины», касающегося завладения средствами Государственного спецфонда финансирования расходов на авиационную деятельность и участие Украины в международных авиационных организациях.

В августе 2016-го Окружной административный суд вынес решение приобщить к делу по иску «Студии права» директора НАБУ качестве третьей стороны. Однако сам Сытник участвовать в процессе отказался, а вместо себя послал не частных адвокатов, а руководителя юридического управления НАБУ Игоря Ярчака.

2 марта 2017 года Национальное антикоррупционное бюро задержало в больнице «Феофания» тогдашнего главу Государственной фискальной службы Романа Насирова в рамках уголовного производства, связанного с неправомерными решениями о рассрочке налоговых долгов предприятиям из орбиты бывшего народного депутата Александра Онищенко.

20 апреля 2017 года детективами НАБУ был задержан экс-народный депутат Николай Мартыненко. Ему инкриминируют нанесение ущерба в 6,4 млн евро НАЭК «Энергоатом» путем махинаций при закупке оборудования для Хмельницкой АЭС у чешской компании Škoda JS. Также НАБУ обвиняет Мартыненко в нанесении ущерба на 17,3 млн долл. при закупке ВостГОКом уранового концентрата у казахстанской НАК «Казатпром» через фирмы-прокладки.

15 мая 2017-го журналисты программы «Наші гроші з Денисом Бігусом» сняли сюжет о том, как Корчак пользуется автомобилем Skoda Octavia A7, зарегистрированным на мать ее мужа, а также служебным автомобилем с водителем. Обе машины не внесены в ее декларацию, а должность водителя Корчак в НАПК официально отсутствует. Таким образом, Корчак, которая обязана проверять соблюдение е-декларирования, сама нарушила его правила. Однако в НАБУ на сюжет медийщиков отреагировали почему-то лишь спустя 5 месяцев...

Дело сына Авакова: АП нарушила неписаное правило политики не трогать детей и семьиВ связи с делом сына Авакова сразу появилась инициатива об отставке самого министра, но голосов за увольнение не нашли. Зато под ВР около тысячи активистов требуют импичмента президента. Оценку ситуации дали эксперты.

20 июня 2017 года Артем Сытник во время брифинга рассказал о схеме добычи янтаря, к которой причастны нардеп от БПП Борислав Розенблат и парламентарий от «Народного фронта» Максим Поляков. При их участии под видом рекультивации в Житомирской области планировалась фактическая добыча янтаря и дальнейшая его реализация через оффшорную фирму, учредителем которой была сестра Розенблата.

7 июля 2017 года в НАПК заявили, что участие представителя НАБУ в суде по иску «Студии права» против ГФС имеет признаки конфликта интересов со стороны Сытника, ведь его ведомство проводило расследование дела против руководителя фискальной службы Романа Насирова. В этот день Агентство по предотвращению коррупции обратилось в НАБУ с требованием предоставить соответствующие документы для проверки. В Бюро отказались, сославшись на то, что это документы внутреннего обращения. То же самое произошло с повторным требованием, направленным 25 октября. Отказы пришли 5 и 27 октября соответственно. Третий запрос от НАПК поступил в НАБУ 1 ноября. Ответ на него был дан, но ведомство Корчак он не устроил: оказалось, что документы якобы оформлены ненадлежащим образом: реквизиты, последовательность пунктов, другая служебная информация, которая, если верить сложенному НАПК протоколу об админнарушении со стороны Сытника и его подопечных, лежит в плоскости делопроизводства.

Детективы же Национального антикоррупционного бюро рискуют быть привлеченными к ответственности якобы за нарушения законодательства относительно Корчак, а именно из-за визита детектива Бюро к ее свекрови и «нарушение неприкосновенности жилища» 10 ноября. В НАБУ утверждают, что детектив пришел, чтобы вручить женщине повестку с вызовом на допрос, но она ее не подписала, закрыв вместо этого работника Бюро в квартире.

20 сентября 2017 года генеральный прокурор Юрий Луценко обвинил НАБУ в незаконном прослушивании более 140 государственных служащих, тогда как Бюро имело разрешение на такую деятельность только по 18 людям. Масла в огонь подлил опальный нардеп Максим Поляков, который в разгар «янтарного дела» заявил, что Бюро якобы прослушивает охрану президента и любовниц политиков. Правда, если факт слежки через телефоны и имел место, то речь идет, скорее всего, не о прослушке, а об отслеживании локации. Таким образом, считают журналисты, в ГПУ нашли компромат и рычаг влияния на заместителя главы НАБУ Гизо Углаву.

В начале октября (ориентировочно с 5 по 8) НАБУ, наконец, открыло производство в отношении Корчак по факту приобретения ею паркомест для незадекларированных автомобилей. То есть это произошло примерно в то же время, когда Бюро отказалось присылать НАПК документы об участии в деле по «Студии права», и только через 5 месяцев после сюжета СМИ. Примерно совпадают в датах и вызов Корчак на допрос в НАБУ и второй отказ Бюро в предоставлении тех же документов.

31 октября 2017-го Национальное антикоррупционное бюро провело обыски по делу о возможной растрате государственных средств при закупке рюкзаков Министерством внутренних дел. Детективы задержали сына министра внутренних дел Александра Авакова, бывшего заместителя главы МВД Сергея Чеботаря и подозреваемого в участии в махинациях руководителя IT-компании Turboseo Владимир Литвина. После этого, как говорят источники, близкие к главе МВД, Сытник потерял поддержку Арсена Авакова.

В НАПК хотят направить протокол на Сытника в судКак заявило уполномоченное лицо НАПК, которое составляло протокол, директор НАБУ не выполнил законных требований Нацагентства.

2 ноября в спор НАБУ и НАПК вдруг вмешалась Специализированная антикоррупционная прокуратура. В САП заподозрили Бюро в конфликте интересов (теперь по делу о Корчак) и забрали у него расследование производства по автомобилям главы Агентства по предотвращению коррупции. Таким образом, на момент, когда Корчак пришла на допрос в НАБУ, а детектив Бюро наведался к ее свекрови, дело уже не было подследственно подопечным Сытника. Это и стало основой апелляций главы НАПК о неправомерности действий Антикоррупционного бюро...

11 ноября, как утверждает, ссылаясь на собственные данные, издание INSIDER, Служба безопасности Украины нашла в кабинете чиновника НАПК Александра Писаренко, камеру видеонаблюдения. Писаренко занимает должность главы департамента конфликта интересов – а именно это подразделение занимается делом Сытника и Ярчака. Ходили даже слухи, что изъять эту камеру пыталось НАБУ, однако никакого подтверждения этого факта медиасообществу найти не удалось.

14 ноября. #SolomatinaGate – такое название с легкой руки Мустафы Найема получили данные, озвученные бывшей главой департамента финансового контроля НАПК Анной Соломатиной. Она рассказала, что Нацагентство по предотвращению коррупции по согласованию с Администрацией президента использует проверки деклараций чиновников для покрытия лояльных чиновников и расправы над неугодными. Соломатина якобы пыталась передать документы об этих фактах Генеральной прокуратуре, но там завернули их без рассмотрения. Тогда чиновница обратилась в НАБУ, а параллельно – к народных депутатам Мустафе Найему, Виктору Чумаку и Светлане Залищук. На брифинге Соломатина рассказала, что ее с коллегами несколько раз вызывали «на ковер» в Администрацию президента. Там разговор с чиновниками НАПК проводил «куратор» от АП, который убеждал их отправлять все результаты проверок, проекты решений по которым будут вынесены на заседание НАПК, предварительно на утверждение в АП. Соломатина, по ее словам, отказалась выполнять это указание, после чего Корчак назначила для ее департамента приближенного к себе «контролера», который должен визировать все документы подразделения. А тем самым «куратором» от Администрации президента оказался никто иной, как один из главных кандидатов на должность руководителя Государственного бюро расследований Алексей Горащенков. Таким образом заявление Соломатиной, фактически, умножило на ноль шансы Горащенкова занять эту должность.

Также данные Соломатиной нанесли удар по конкурсу в Верховный Суд. «У комиссии добродетели было много вопросов к имуществу судей, и вот теперь оказывается, что выводы НАПК подделывались», – прокомментировал ситуацию Виктор Чумак.

16 ноября предположение о «сливе» кандидатуры Горащенкова подтвердилось: большинством голосов конкурсной комиссии на эту должность был избран Роман Труба – бывший глава управления ГПУ по расследованию особо важных дел времен Виталия Яремы.

17 ноября ГПУ и НАБУ завели взаимные уголовные производства по главам ведомств. Сначала появилась новость о деле против Сытника. Ее якобы инициировали по представлению одного из народных депутатов. Примерно в то же время в Национальном антикоррупционном бюро заявили об открытии уголовного производства в отношении генерального прокурора Юрия Луценко по факту возможного незаконного обогащения. Заявление по этому поводу подал в НАБУ бывший замгенпрокурора времен Виктора Пшонки Ренат Кузьмин...

Похоже, что противостояние силовых структур, представляющих сторону обвинения, лишь набирает обороты. К слову, деятельность директора НАБУ горячо поддерживают в США. Об этом неоднократно говорила глава американского посольства в Украине Мари Йованович. А значит, впереди еще немало громких заявлений и разоблачений.

Алина Костюченко, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...