Фобия «четвертой власти»: что произошло со свободой слова в постреволюционной Украине?

Александр Радчукполитолог

За последние три года ценности свободы слова в Украине претерпели существенные изменения. Журналисты, владельцы СМИ, власть и общество – каждый имеет свою точку зрения на миссию свободы слова в постреволюционных реалиях.

Журналисты пытаются выжить в непростых экономических условиях и маневрировать между запросами владельцев СМИ и собственной совестью. Одним удается остаться на принципиальных позициях и использовать свое влияние для достижения позитивных изменений в обществе. Вторым – заключить договор с владельцами СМИ, идя на обоюдные уступки, установить «красные линии», которые, впрочем, не исключают соблюдения «редакционной политики» каждого отдельного издания, телеканала, сайта или иного медиа. Другим приходится в силу обстоятельств умело использовать профессию для верного служения заказчику, не задавая лишних вопросов и получая за это гонорар.

Позиция власти относительно свободы слова также имеет два измерения: с одной стороны, в стране – война, хоть и не объявленная официально. Это значит, что с точки зрения государства должны быть темы-табу или наоборот – присутствать пропагандистская патриотическая составляющая. С другой стороны, власть боится излишней публичности в вопросах, связанных с ее собственными состояниями. Апеллируя к «тайне частной жизни», власть имущие, чиновники, депутаты, судьи, прокуроры пытаются разными способами сдержать чрезмерное журналистское любопытство. Как правило, небезосновательное: «скелеты в шкафах» есть почти у каждого политика или чиновника, и в 80% случаев эти истории имеют коррупционное происхождение.

Запрет соцсетей: при каких условиях «ВКонтакте», «Одноклассники» и «Яндекс» могут разблокироватьМедиаконсультант объяснил, какова вероятность снятия запрета с российских соцсетей и что может послужить поводом для отмены блокировки.

Наконец, общество ожидает от журналистов высоких стандартов, честности, принципиальности, неподкупности и одновременно – смелости в их ежедневной деятельности. Согласимся: запросы высокие, хотя самому обществу часто не хватает именно перечисленных качеств.

Профессия журналиста и в Украине, и в мире всегда была опасной и несла серьезные риски для человека, который решил заняться этим делом по-честному. Сейчас в Украине сложилась ситуация, когда все риски якобы и учтены, однако не гарантируют настоящей свободы слова. А сама профессия журналиста стала одной из самых опасных.

«Золотая клетка» для свободы слова

Отвечая журналистам на ряд вопросов о состоянии свободы слова в Украине, Президент Петр Порошенко на своей пресс-конференции назвал ее «беспрецедентным». «Никогда за всю историю независимости Украина не имела такого уровня свободы, в том числе и в отношении журналистов, в том числе и в отношении общественных деятелей», - заявил глава государства.

И все-таки, принимая во внимание международные рейтинги, уровень свободы слова в Украине далек от идеального. В рейтинге международной организация журналистов «Репортеры без границ» в прошлом году Украина заняла 107-ую позицию среди 180 стран, улучшив результат на 22 пункта по сравнению с 2015 годом. Тем не менее, Украина расположилась в рейтинге между Черногорией (106-ое место) и Гвинеей (108-ое место).

Впрочем, уже в этом году результаты могут ухудшиться. Это связано с рядом последних решений на государственном уровне, которые ухудшают ситуацию со свободой слова. Сюда же относятся и неоднозначные решения Нацсовета по телевидению и радиовещанию относительно возможного лишения лицензий ряда телеканалов из-за отсутствия информации об их фактических владельцах. И указ Президента о запрете использования российских соцсетей, что вызвало соответствующую реакцию представителей международной организации «Репортеры без границ». Глава немецкого отделения организации Кристиан Мир назвал этот шаг «неприемлемой атакой на свободу слова и свободу информации». Наконец, решение парламента о введении «языковых квот» - вполне уместное, учитывая вопросы национальной безопасности, также попадает под категорию «вмешательство государства в свободу слова».

Языковые квоты: инструмент давления на оппозиционные каналы или защита украинского контентаПолитический аналитик оценил решение о введении языковых квот на телевидении и рассказал, в чем может быть скрыта опасность таких решений.

Но, несмотря на опасности, с журналистами в Украине действительно считаются. Однако такая ситуация напоминает своеобразную «золотую клетку»: с одной стороны, птичка может петь, что угодно и как угодно, имеет благоприятные условия для этого. А с другой – на пути к настоящей свободе еще слишком много ограничений.

На поле боя

Наиболее беспрецедентной ситуация представляется в вопросе расследований украинскими правоохранительными органами резонансных преступлений в отношении журналистов. В прошлом году генпрокурор Юрий Луценко, как и ряд его предшественников, пообещал поставить точку в деле убийства Георгия Гонгадзе. Со времени трагедии прошло 17 лет, а воз и ныне там.

К сожалению, ситуация повторяется с делом об убийстве летом прошлого года в центре Киева журналиста Павла Шеремета. В этом году его коллеги провели собственное расследование, которое предоставило больше зацепок для поиска исполнителей и возможных заказчиков, чем все усилия правоохранительных органов.

Вспомним и о ряде других трагических и неоднозначных историй, которые произошли за последние два года в сфере свободы слова. До сих пор следствие не дало убедительного ответа по поводу поиска убийц и заказчиков журналиста Олеся Бузины. Хотя его позиция и была далеко не патриотичной и антиукраинской, но сам факт убийства журналиста в столице возле своего дома должен был стать вызовом для силовиков.

Ничем не закончилась история с возможным поджогом студии телеканала «Интер». Следствие до сих пор не дало ответа – было это спланированное нападение радикалов, или инцидент носил иной характер. Сомнительной выглядит история с обнародованием списков аккредитации на сайте «Миротворец», инициатором которой выступили нардепы одной из провластных политсил. Подобные шаги влекут последствия, прежде всего, для безопасности самих журналистов, а уже потом – для интересов государства. В заключение хотелось бы вспомнить историю с возможной депортацией журналиста Савика Шустера и вероятность закрытия его продакш-студии «Савик Шустер.Live». С весны этого года канал окончательно прекратил вещание на спутнике якобы из-за финансовых трудностей.

Что объединяет все эти истории? Прежде всего – их «незавершенность». Нет виновных, наказанных, нет окончательных выводов. С одной стороны, государство посредством парламента и других органов власти демонстрирует желание и объясняет необходимость вмешательства в сферу медиа. И в то же время – показывает свою беспомощность, когда нужно защищать свободу слова.

«Бархатное» наступление на авторитет СМИ?

Скептики заметят, что ситуация со СМИ никоим образом не изменилась после Революции достоинства. И будут во многом правы. Олигархи не отказались и не собирались отказываться от своих СМИ, продолжая использовать их для своей защиты или наступления на власть либо для усиления медийных позиций. Что там говорить, если действующий президент за три года пребывания на должности так и не нашел возможности полностью отказаться от своего медийного детища – «5 канала».

ГПУ признала ошибку следствия по убийству ШереметаВ Генеральной прокуратуре Украины признаки ошибку правоохранителей в расследовании дела об убийстве Павла Шеремета.

Не исчезли воздействия и на формирование властью медийной повестки дня. «Темники», тезисы выступлений для спикеров, влияние на телеканалы через медиа-менеджеров, как и при предыдущей власти, никуда не исчезли. Нужно признать: каналы коммуникации власти с обществом должны существовать, однако критическая составляющая от этого не должна страдать.

Впрочем, ситуация от дореволюционных времен отличается и еще кое-чем. Несмотря на до сих пор сильные позиции в Украине такого способа донесения информации, как телевидение, все более заметное влияние на общественное мнение имеет Интернет. И в данном случае политики, чиновники, органы власти – все те, от кого зависят судьбоносные решения для будущего государства – начали действовать более взвешенно. На упомянутой пресс-конференции Президент Украины проигнорировал вопрос деятельности в Сети отрядов «ботов», которые защищают и моделируют восприятие пользователями соцсетей тех или иных шагов главы государства. То же касается необходимости иметь «экспертный пул», чем сейчас занимается едва ли не каждый штаб влиятельных политических партий. Это тоже элемент влияния власти на общество и свободу слова.

То же касается и появления сомнительных расследований и разнообразных «сенсационных» фактов вокруг фигур влиятельных журналистов. Расчет прост: посеять сомнения в их авторитетности среди как можно более широкой аудитории украинских граждан.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...