Вехи Независимости: что, если бы Украина не подписала Соглашение об ассоциации с ЕС в 2014 году

Читати українською
Александр Радчукполитолог

В новейшей истории независимой Украины есть всего несколько крайне важных событий, которые коренным образом изменили вектор развития нашего государства. Одно из них ‒ Революция достоинства в 2013-2014 годах, которая начиналась с событий Евромайдана.

Одна из главных причин, по которой украинцы в ноябре 2013 года впервые вышли на акции протеста, стал отказ тогдашнего президента Виктора Януковича подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. Впоследствии акцию поддержали молодежь и студенчество, которых жестоко разогнали силами спецподразделения «Беркут», что и стало началом масштабных акций протеста в центре Киева.

Далее были Революция достоинства, расстрел протестующих на Майдане, Небесная Сотня и бегство бывшего главы государства Виктора Януковича в российский Ростов-на-Дону. 2014-й год ознаменовался сменой власти, при которой Россия грубо аннексировала Крым и начала агрессию на другие территории Украины ‒ в частности, оккупировав часть Донецкой и Луганской областей.

В июне 2014-го уже новый на то время президент Петр Порошенко таки подписал Соглашение об ассоциации Украины с ЕС, что позволило перейти от партнерства и сотрудничества к политической ассоциации и экономической интеграции.

Как бы развивались события в Украине, если бы в ноябре 2013 года активные украинцы так и не вышли бы на акции протеста и закрыли бы глаза на резкий «разворот» во внешнеполитическом векторе тогдашней власти?

СССР 2.0

Альтернативой Соглашения об ассоциации с ЕС, с точки зрения тогдашней власти, было присоединение к Таможенному союзу ЕАЭС ‒ межгосударственной торгово-экономической интеграции стран Евразийского экономического союза. Фактически, это был новый экономический союз под председательством России, с помощью этого инструмента и СНГ она пыталась постепенно воссоздать мощь и геополитическую субъектность по примеру бывшего СССР.

Саммит Украина-ЕС: улучшатся ли экономические условия ассоциацииОсновным вопросом переговоров Украины с ЕС должны стать условия улучшения инвестиционного климата, считает эксперт.

«Пряниками» в истории о вхождении в Таможенный союз были обещанные Москвой дешевые кредиты, выгода от торговли на уровне до 10 миллиардов долларов в год и дешевый газ. Главное требование Кремля ‒ полный «разворот» в сторону России и дистанциирование от евроинтеграционных процессов.

Если бы Украина в то время пошла этим альтернативным путем, вполне возможно, что Россия не пыталась бы силой отобрать территории и не начала бы вооруженную агрессию. Со вступлением Украины в Таможенный союз Россия могла бы претендовать на статус геополитического и экономического «гегемона» в восточноевропейской части Европы.

В то же время политическая верхушка «законсервировалась» бы в лучших постсоветских традициях авторитарных государств. Виктор Янукович вполне хорошо вписывался в роль некоего «украинского Лукашенко» со всеми вытекающими атрибутами такого типа правления. Даже преемник у Януковича уже был ‒ его старший сын Александр еще в 2012-2013 годах быстро сообразил, что нужно создавать собственную бизнес-империю, которая впоследствии бы поглотила все крупные активы и доходы украинских олигархов. Таким образом, Украина бы превратилась в авторитарное государство с очень предсказуемыми политическими процессами и полностью бы оказалась под патронатом «старшего брата» России.

От федерализации ‒ к потере субъектности

Вероятно, на вступлении в Таможенный союз история бы не закончилась. В России рассматривали сценарий, согласно которому при 2-3 сроках правления династии Януковичей, исподтишка ‒ усилиями пророссийских политических сил планировалось полностью изменить государственное устройство Украины из унитарного государства в федеративное.

Обновление Соглашения об ассоциации: нужно ли менять договор с ЕСУкраинская сторона должна представить со своей стороны определенные достижения в выполнении соглашения одновременно с тем, как заявлять о необходимости ее менять, считает эксперт.

В общем, создание федерации на территории Украины ‒ давняя мечта Владимира Путина и идеологов становления его политической власти в России. Сделав из Украины федерацию, России не пришлось бы никого захватывать силой, удалось бы и дальше обходить санкции и международное осуждение. И Крым, и украинский Донбасс, и другие территории Украины, которые бы в рамках федеративного устройства имели бы право на собственные политические решения ‒ могли бы при тех или иных условиях стать частью в составе Российской Федерации. И вообще, федеративная Украина ‒ беспроигрышная для Кремля по всем критериям история.

Потеряв субъектность и оказавшись под полным геополитическим влиянием России, Украина медленно превращалась бы в государство без собственной четкой самоидентификации. А учитывая то, что во внутренней политике сформировался бы единственный гегемон в виде «клана семьи» ‒ была бы истреблена любая конкурентная среда. Даже в виде тех самых олигархов, по принципу, который когда-то применил Владимир Путин во время становления своего режима в начале 2000-х.

Поэтому события Революции достоинства в корне сломали планы Кремля и его руководителя, заставив обнажить собственную хищную сущность. Несмотря на аннексию Крыма и войну на Донбассе, Украина до сих пор остается суверенным демократическим государством, постепенно осуществляет реформы и пытается стать ближе к европейскому сообществу.

Александр Радчук, специально для «Слово и дело»


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал