Санкции против Козака: будут ли нардепу платить зарплату в Раде

Читати українською
Геннадий Дубовкандидат юридических наук

Человек, попавший под санкции в Украине, может оспорить их в суде, но тем временем ограничения уже будут действовать. В этом существенное отличие от любого уголовного или гражданского процесса, который может длиться гораздо дольше и требует предоставления доказательств виновности подсудимого или обоснованности требований. Что касается санкций, то обоснования для их применения довольно расплывчаты. Об этом в комментарии «Слово и дело» сказал кандидат юридических наук Геннадий Дубов.

В решении СНБО о санкциях первым пунктом приложения написано, что народный депутат от ОПЗЖ Тарас Козак на пять лет временно ограничен в праве пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

«Если толковать эту норму буквально, а именно буквальным толкованием президент и СНБО обосновали свое право вводить санкции, можно представить следующую ситуацию. У Козака есть квартира или дом, автомобиль, авторучка, костюм, носки и многое другое. Все, что я перечислил, является имуществом. Находясь под санкциями Козак не имеет права пользоваться любым своим имуществом, а значит и указанными вещами», – сказал юрист.

Пропаганда или журналистика: как мир борется с фейками КремляВ мире давно уже научились отличать пропаганду от журналистики и поэтому никто не удивлен санкциями против украинских каналов.

Дубов считает, что такое решение даже жестче, чем конфискация всего имущества. В случае конфискации по приговору суда предусмотрен перечень имущества, не подлежащего изъятию. В этот перечень входят вилки-ложки и то, чем человек пользуется в повседневной жизни. В рамках санкционного механизма не предусмотрено даже запрета ограничивать пользование личным нижним бельем.

«Второй пункт приложения 1 к решению СНБО запрещает проводить торговые операции. Получается, что в этой ситуации нельзя даже хлеба в магазине купить. Купля-продажа продуктов питания может тоже подпадать под определение «торговой операции»», – уточнил он.

Исходя из того, что санкции предписывают остановку финансовых и экономических обязательств, по мнению Геннадия Дубова, народному депутату Козаку могут прекратить выплачивать зарплату.

«Можно ли считать, что платить зарплату это финансовые обязательства? В принципе, да. Скажем, если лицо отстранено от должности в порядке уголовного процесса, то есть возможность впоследствии обратиться в суд и взыскать с государства ту же сумму зарплаты и прочих выплат. А в ситуации с санкциями такая процедура не прописана. Просто предполагается «остановка обязательств на 5 лет». На все 5 лет? Нужно ли потом их выполнять?», – размышляет юрист.

По мнению Дубова, в решение СНБО просто перенесли некоторые нормы закона, иногда целиком, хотя должны были бы четко прописать, как эти нормы применять к конкретному человеку.

«По сути решение СНБО – это акт правоприменения, касающийся конкретного человека. Возникает вопрос: как применять прописанные в законе нормы, при том, что сам закон совершенно не отвечает требованиям правовой определенности», – считает юрист.

По его словам, гражданин Украины, попавший под санкции, может опротестовать это решение в суде, однако все время, пока он будет добиваться окончательного решения, санкции будут действовать.

Юрист указывает на тот факт, что в отличие от уголовного процесса, где надо действовать строго по процедуре, санкции можно наложить на любого человека без особых доказательств и усилий.

«Чтобы обвинить человека в уголовном преступлении, надо соблюсти процедуру, которая исчерпывающе прописана в Уголовном процессуальном кодексе. Именно эта сложная процедура дает гарантии, право на защиту, имеет определенные требования к решениям органов досудебного расследования, которых контролируют суды. Поэтому уголовные дела долго расследуются и слушаются, чтобы соблюдались права и свободы человека и никого не посадили безвинно», – сказал он.

Ввести санкции против человека, если толковать Закон «О санкциях» в том ключе, как это сделал президент, против человека, ограничив его права, гораздо проще.

«По закону много субъектов, включая Верховную раду, СБУ, президента, Нацбанк, Кабмин могут обратиться в СНБО, чтобы ввели санкции против определенного лица. При это достаточно написать, условно говоря, справку, без особых обоснований, ведь неизвестно, как они должны подтверждаться основания. Далее люди, не имеющие статуса судьи, а просто занимающие определенные должности в СНБО, принимают решение, которое своим указом вводит президент. Вот и все, санкции сразу же начинают действовать», – говорит юрист.

При этом основанием для введения санкций является террористическая деятельность, которую непонятно каким образом надо подтверждать. В идеале – решением суда, вступившим в законную силу. Но в текущей ситуации власть избрала иной подход, достаточно лишь мнения правоохранительного органа.

«Могут быть правовые режимы, где государства без всех условностей и сложностей могут принимать подобные волевые решения. Это называется режим военного положения. Тогда есть законные основания для ограничения прав и свобод граждан. Но у нас военного положения не было и нет», – подытожил юрист.

Ранее «Слово и дело» разбиралось, какие телеканалы запрещали страны мира.

Также мы спросили у юриста, законно ли решение СНБО о введении санкций против нардепа Козака и трех телеканалов.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал