Санкции против Козака и каналов: законно ли решение СНБО

Читати українською
Богдан Бондаренкоэксперт по конституционному праву

Возможность применения такого рода санкций, которые ввели против каналов Медведчука и Козака вызывает дискуссии хотя бы потому, что наша доктрина безопасности несовершенна в нынешнем виде. Поэтому решение СНБО о санкциях, скорее всего, будет обжаловано в Конституционном суде, а указ президента Зеленского – в Верховном суде. Такое мнение в комментарии «Слово и дело» высказал эксперт по конституционному праву Богдан Бондаренко.

«Можно обращаться в КСУ по поводу конституционности указа президента, но в прошлый раз, когда оспаривали указ Порошенко против блокирования соцсетей, КСУ даже не открыл производство. В целом, может быть и несколько исков. Хотя Козак как физлицо может обратиться с отдельным иском. В любом случае, для обжалования решения о санкциях, к сожалению, есть достаточно аргументов», – сказал юрист.

Санкции против каналов Медведчука: как развивались события с 2018 года и до сегодняКак развивалась ситуация с телеканалами 112 Украина, NewsOne и Zik с 2018 года и до введения санкций Зеленским.

Относительно Козака, то, по словам юриста, в контексте закона о санкциях, он рассматривается как гражданин Украины. К гражданину Украины можно применить санкции только в случае, если он осуществляет террористическую деятельность. Однако, что такое террористическая деятельность не определено ни законом о санкциях, ни профильным законом. Поэтому желательно было бы, чтобы СБУ скорее предоставила подтверждение по Козаку, например, внесла подозрение в Офис генпрокурора о той или иной его противоправной деятельности.

«Нужно что угодно, судебное расследование, даже без приговора, хоть что-то. А лучше выйдите с приговором суда, дайте хоть одно решение. Если будет доказана, например, связь Козака с поставками угля из ДНР и ЛНР и фактом финансирования боевиков, тогда хоть как-то можно обосновать решение СНБО», – пояснил он.

На данный момент, по словам Бондаренко, у СБУ нет ни приговоров по Козаку, ни судебных расследований, а если есть досудебные – надо их показывать и озвучивать. «Даже не только с юридической точки зрения, а чтобы как-то легитимизировать принятое решение», – подчеркнул он.

Ситуация повторяется с санкциями против компаний, которые имеют лицензии телеканалов ZiK, NewsOne и «112-Украина».

«Что значит, что компании контролируются иностранным государством? То есть конечным бенефициаром является РФ? Она имеет контроль, и в каком смысле – блокирующий, 50 + 1, кто это определяет? Как это все доказать?», – спрашивает юрист.

По мнению Бондаренко, если абстрагироваться от самого факта, что каналы Медведчука прекратили свою деятельность, то к решению СНБО очень много вопросов именно с юридической точки зрения. Если с помощью санкций без особой мотивации можно закрывать телеканалы, то почему нельзя то же самое сделать с другими каналами или бизнесом? В любом случае последствия таких решений мы будем наблюдать в судах, а также вскоре узнаем, каким будет ответ со стороны России.

Ранее «Слово и дело» разбиралось, почему ввели санкции против каналов Медведчука и как развивались события с 2018 года и по сей день.

Также мы расспросили юриста, продержатся ли санкции против каналов Медведчука 5 лет.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал