Дело ВиЭйБи банка: второе дыхание

Читати українською
Олег Новиковжурналист, Слово и Дело

Недавно детективы НАБУ и прокуроры САП объявили подозрения по делу о завладении ВиЭйБи банком рефинансирования НБУ. Среди подозреваемых, кроме владельцев коммерческого банка, который уже признан неплатежеспособным, оказались и банкиры. Однако эта история могла громко прогреметь еще раньше, если бы не действия бывшего руководителя Генеральной прокуратуры.

Первая попытка

В феврале экс-генпрокурор Юрий Луценко решил забрать у НАБУ и САП дело ВиЭйБи банка и передать его в полицию. Там оно и было успешно похоронено из-за отсутствия состава преступления. Между тем, у полицейских были еще 4 дела-клона этого, которые тоже закрыли по тому же обстоятельству. Этот факт и пытались использовать бывшие владельцы ВиЭйБи банка, мол, дело по таким же фактам уже закрыто, поэтому пусть и НАБУ закрывает. Однако суд такие аргументы не принял, поэтому в ситуацию вмешался Луценко, забрав дело, по данным «Слово и Дело», накануне составления подозрений. Несмотря на то, что закон четко запрещает изменять подследственность по делам НАБУ.

В эфире «24 канала» директор НАБУ Артем Сытник заявил, что Луценко забрал дело у НАБУ после получения детективами заключения экспертизы, который подтвердил 1,2 млрд грн убытков в производстве. Недавно действующий генпрокурор Руслан Рябошапка отменил по делу постановление о закрытии и вернул его в НАБУ, как и дела-клоны. Всех их объединили в одно производство. Он также добавил, что многие тома этого дела после возвращения из полиции были повреждены.

Вторая попытка

Через некоторое время после возвращения дела детективы НАБУ и прокуроры САП задержали семь человек, среди которых – бывшие и действующие служащие Нацбанка и менеджмент фирм, связанных с владельцем ВиЭйБи банка Олегом Бахматюком. Позже ему самому сообщили о подозрении, но заочно, поскольку он уже находился за границей.

Вместе с Бахматюком избегает подозрений за рубежом и бывший председатель правления ВиЭйБи банка Денис Мальцев, а также руководитель Наблюдательного совета банка Наталия Василюк. Мальцев собирал документы для подачи в НБУ для получения кредита. Василюк тоже помогала с документами и гарантировала улучшение ситуации в ВиЭйБи банке.

Кто еще подозреваемый по делу?

Самым известным подозреваемым является бывший первый замглавы НБУ Александр Писарук. Сейчас он занимает должность председателя правления Райффайзен банка Аваль. Именно он исполнял обязанности главы НБУ в период, когда принималось решение о выдаче 1,2 млрд грн кредита банку Бахматюка. Тогдашняя руководительница регулятора была в отпуске.

Писарука подозревают в том, что он сговорился с Бахматюком и выдал кредит ВиЭйБи банку, несмотря на несоответствие представленных документов на получение рефинанса. В частности, пакет документов не имел плана на финансовое оздоровление банка, на что кредит и выдавали. А стоимость залогового имущества, под которое его выдавали, была завышена минимум в 25 раз – 1,8 млрд грн вместо установленных экспертизой 72,62 млн грн. Кроме того, Писарук, по данным следствия, неоднократно встречался с самим Бахматюком, Василюк и Мальцевым накануне выдачи кредита, а также предоставлял указания служащим НБУ для выдачи денег.

По словам директора НАБУ, решение о выдаче кредита было принято еще до официального получения документов от ВиЭйБи банка. Более того, как добавил Сытник, обязательным условием выдачи кредита также является погашение предыдущих задолженностей перед НБУ, которые банк Бахматюка не погасил. Он сообщил, что сразу после получения рефинансирования часть денег ВиЭйБи банк перечислил на карточные счета некоторых лиц, работающих на предприятиях, связанных с Бахматюком. «Еще часть была перечислена этим же предприятиям. То есть фактически кредит сразу выводится на совершенно другие цели, чем предполагает цель его выдачи», – подчеркнул Сытник.

НАБУ установило транзакции банка Бахматюка перед признанием его неплатежеспособностиАнтикоррупционное бюро провело несколько следственных действий по делу возможной растраты рефинанса Нацбанка.

Еще двумя подозреваемыми с НБУ является бывший директор генерального департамента банковского надзора Алла Шульга и член совета Нацбанка, бывший и.о. начальника управления НБУ по Киеву и Киевской области Николай Каленский.

По словам прокурора САП Сергея Подгорца, ночью 8 октября 2014 года Писарук написал письмо Шульге с требованием подготовить все документы для выдачи кредита ВиЭйБи банку и сообщил, что «Каленский обо всем этом знает». Каленский утвердил все залоговое имущество ВиЭйБи банка, стоимость которого, по данным следствия, была завышена. Опять же, по данным следствия, Каленский знал об этом факте. Ему сообщали о завышении сами сотрудники управления НБУ, в том числе в служебных записках. Однако он все равно принял документы от ВиЭйБи банка, а Шульга утвердила выдачу 1,2 млрд грн кредита, несмотря на недостатки пакета документов, на которые обращали внимание другие работники НБУ.

Также подозреваемыми по делу являются менеджеры Бахматюка. В частности, бывший замглавы правления ВиЭйБи банка Андрей Яцюта. Он, утверждают следователи, занимался сбором поддельных оценок на залоговое имущество. В этом ему якобы помогала директор Станиславской торговой компании Наталья Перец. По указанию Яцюты она заказала в бизнес-центре «Экспертиза» (по данным следствия, подконтрольный Бахматюку) поддельные оценки залогового имущества.

Следствие установило, что основатель «Экспертизы» Дмитрий Жук дал указание директору бизнес-центра Александру Фейеру изготовить такую ​​оценку. Что он якобы и сделал, подделав на ней подпись реальной оценщицы. Кстати, именно эта сотрудница ранее уже оценивала это залоговое имущество, но по значительно более низкой стоимости.

Что будет дальше?

После объявлений ряда подозрений в деле могут появиться и другие подозреваемые. Сейчас меры пресечения избрали тем, кто в Украине. Почти всех взяли под стражу, кроме Каленского – его отправили под домашний арест – и Писарука, которого отпустили под залог. В дальнейшем НАБУ и САП будут продолжать следствие для выяснения всех обстоятельств дела. Это поможет им более объективно оценить роль каждого подозреваемого. После чего некоторые подозрения могут уточнить, объявить новые, а некоторым, возможно, вообще отменить.

Между тем досудебное расследование будет продолжаться, пока прокурор не сочтет достаточными доказательства для направления обвинительного акта в суд или закрытия дела, если для этого будут основания. Сейчас об этом говорить рано.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.