Синдром групп влияния: как долго просуществует монолит «Слуги народа»

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Впервые с весны-лета текущего года обнародованные на прошлой неделе результаты социологического опроса относительно настроений украинцев свидетельствуют о постепенном снижении уровня доверия к действующему президенту Украины Владимиру Зеленскому и его команде. Цифры для политического рейтинга президента угрозы не несут. Социологическая группа «Рейтинг» зафиксировала, что главе государства доверяют 66% среди опрошенных респондентов.

На самом деле, это не намного меньше, чем фиксировали другие социологические компании в сентябре – наибольший уровень доверия тогда показали замеры социологической службы Центра Разумкова, проведенные с 6 по 11 сентября 2019 года. Тогда 79% опрошенных респондентов заявили о доверии к институту президента, очевидно, фиксируя свои хорошие ожидания относительно будущего президентства Владимира Зеленского.

Политологи и социологи справедливо предупреждали, что уже в первые месяцы работы нового главы государства и его команды уровень доверия упадет минимум на 5-7%. Как правило, уже через год после президентства каждый украинский глава государства терял от 20 до 30% от предыдущей поддержки на выборах. И если для самого главы государства это еще не повод впадать в панику, однако для многих других влиятельных игроков, которые вместе с командой Зеленского пришли на волне невероятной поддержки украинцами так называемых «внесистемных» политиков, это уже повод задуматься о «запасном аэродроме».

Больше всего испытаниям подвержена фракция «Слуга народа» в парламенте. Ведь она – самая большая в истории украинского парламентаризма, насчитывает 252 нардепа и образует так называемое «монобольшинство» в Верховной раде. Дело в том, что управлять таким коллективом на первый взгляд единомышленников – уже дело нелегкое. Однако кроме сложностей в менеджменте, не избежать еще и сугубо политических аспектов потенциальных тенденций к недоразумениям и расколам. Это и отсутствие единой четкой программы действий по многим вопросам, и сугубо идеологические убеждения отдельных участников фракции «Слуги народа», и личные амбиции народных депутатов, и, безусловно, групп влияний. Без них Владимир Зеленский, как и любой другой украинский политик, а к тому же, еще и без политического опыта, не смог бы быстро собрать свою команду накануне досрочных парламентских выборов летом текущего года.

Эксперты неоднократно подчеркивали, что учитывая как отечественное политическое прошлое, так и исключительно вполне логичные процессы становления и жизни новой политической силы, центробежных тенденций «Слуге народа» не избежать. Вопрос в другом. Когда именно «монолит», а с ним и влияние президента, начнут качаться. И что тогда будет делать команда Владимира Зеленского?

Колоссы на глиняных ногах

Монолитность крупных фракций в различных созывах украинского парламента всегда держалась на двух взаимно поддерживающих элементах. Во-первых, это высокий рейтинг доверия к лидеру политической силы, которая формировала ядро коалиционного большинства как со стороны населения, что выражалось во время выборов, так и со стороны политических соратников, которые руководствовались собственными интересами, приобщаясь к команде той или иной влиятельной партии или политической силы.

Раскол в «Слуге народа»: сколько продержится монолитность партииГлава фракции Слуги народа Давид Арахамия отрицает существование раскола среди однопартийцев.

Во-вторых, монолитность еще и держится на взаимном консенсусе основных политических игроков, которые входят в это большинство или помогают ее сформировать.

Отсутствие этих двух элементов всегда плохо заканчивалось или для единства и монолитности политической команды, или для ее лидера. Вспомним конкретные примеры.

2005-2006 годы – создание «Оранжевой коалиции». Тогдашний президент Виктор Ющенко, получив огромный кредит доверия в начале 2005 года, уже в 2006 году не мог удержать ситуацию в своей команде под контролем. Сначала рассорились союзники по коалиции, потом соратники среди «НУ-НС», а в 2007 году после досрочных парламентских выборов команда тогдашнего президента вообще потеряла политическую инициативу. Позже Ющенко потерял контроль даже над своей политической силой и брендом «Наша Украина».

В 2010 году в парламенте после выигрыша на президентских выборах Виктора Януковича появился новый «монолит» – вездесущая «Партия регионов». Стоит отдать должное, депутаты и основные политические игроки, которые участвовали в развитии этой политической силы еще с начала 2000-х годов, старались держаться сплоченно. Однако личные амбиции Виктора Януковича взяли верх – он хотел быть «на уровне» с другими ключевыми стейкхолдерами «Партии регионов». Уже в 2012-м клан Януковича – «семья» – пошатнул баланс среди «регионалов». Не замечать доминирующих тенденций бизнес-партнеров старшего сына Януковича Александра было уже просто опасно для ведения собственного бизнеса для других влиятельных олигархов «держателей» «Партии регионов». События Евромайдана и Революции Достоинства похоронили монолит «Партии регионов», ну, и самого Януковича как политическую фигуру.

После досрочных выборов 2014-го года, целых 5 фракций сформировали большинство в парламенте. Впрочем, уже через полтора года в коалиции осталось только «ядро» из политических сил, которые ориентировались на рейтинг Петра Порошенко. Впрочем до самого окончания его президентского срока в парламенте удавалось сохранить более или менее стабильное большинство, которому, впрочем, приходилось постоянно «добирать» голоса для важных результативных голосований.

Таймер для «Слуги народа»

Фракции «Слуги народа» также не избежать дефрагментации. Последний скандал вокруг возможного подкупа в комитете по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики привел к очередному кризису в отношениях между самими народными депутатами одной фракции.

Почему у президента такая высокая поддержка и что способно ее понизить?Свежий опрос Центра Разумкова показывает, что президенту Владимиру Зеленскому доверяют 79 процентов.

Для удобства управления фракцией она была разделена на условные 15 мини-групп. Наиболее влиятельной группой считаются соратники Владимира Зеленского по бизнесу с «Квартала 95». Именно на эту группу в 40-45 нардепов ориентируется значительная часть других «слуг народа», которые прошли в Раду благодаря бренду и узнаваемости самого Зеленского.

Следующими по влиятельности условными группами являются народные депутаты, близкие соратники спикера Дмитрия Разумкова, а также часть депутатов, которые ориентируются на главу Офиса президента Андрея Богдана. Наконец, как бы ни отрицали влияние олигарха Игоря Коломойского, его люди также представлены во фракции. Правда, благодаря анализу взаимосвязей среди групп влияния в «Слуге народа» можно выделить еще и нардепов, которые могут быть потенциально близкими к бизнесу Виктора Пинчука.

Конечно, в целом «Слуги народа» стараются держаться сплоченными. Это отмечают сами депутаты и президент Владимир Зеленский. «Нет группы влияния какого-то олигарха в партии «Слуга народа», это бред. Кто угодно просто может распространять эту дезинформацию», – подчеркнул глава государства, отвечая на вопросы журналистов во время пресс-марафона в октябре текущего года. Правда, он отметил на возможности существования во фракции нардепов, которые заинтересованы в «расколе» монобольшинства.

Конечно, у «Слуги народа» очень много политических конкурентов, которые, если и не принимают непосредственного участия в дезинтеграционных процессах внутри крупнейшей парламентской фракции, то как минимум точно обрадовались бы уменьшению ее количества и влияния. Кроме конкурентов, есть еще и оппоненты, которые будут вести информационную кампанию для стимулирования центробежных тенденций внутри фракции «Слуги народа». К сожалению, подобной участи не избежала ни одна монолитная на первый взгляд политическая сила в истории украинского парламентаризма. Но самое главное — как сильно она этому противилась и чего успела достичь за время пребывания у руля.

Головная боль для Владимира Зеленского

В ближайший год Владимиру Зеленскому придется нелегко – падение рейтингов продолжится, это вполне закономерный процесс в политике. Именно на этом фоне начнутся соревновательные процессы за влияние и деятельность фракции «Слуга народа». Не исключено, что часть депутатов – больше всего таких будет среди мажоритарщиков – просто покинут лавы родной фракции и останутся внефракционными.

Первый месяц работы Верховной рады: чем запомнились «слуги народа»29 августа состоялось первое заседание Верховной рады 9-го созыва. За первую неделю работы депутаты внесли больше законопроектов, чем обычно за месяц.

Что сейчас предлагает своей фракции президент, чтобы сохранить единство? Пока никаких пряников, только плети. Так, на днях состоялась закрытая встреча президента и фракции «Слуги народа». Из подробностей, которые все же смогли получить журналисты, Владимир Зеленский пытается сохранить единство во фракции путем эмоционального воздействия и попыток «разобраться» с наиболее «токсичными» нардепами. Однако в публичной плоскости пока действует команда на сохранение единства.

Сам же Владимир Зеленский искренне убежден, что в случае слишком сильных центробежных тенденций он сможет уже летом (именно тогда пройдет год с момента голосования за новый парламент) распустить нынешнюю Верховную раду. Конечно же, чтобы сохранить свое влияние и объявленный им курс на коренные реформы. То, что несмотря на события последних 6 месяцев, Украина пока остается парламентско-президентской республикой, глава государства как будто не замечает.

Лакмусовой бумажкой для отношений президента и родной ему фракции «Слуги народа» станет голосование за так называемый «императивный мандат». Он позволит быстро избавляться от слишком самостоятельных политиков, которые решат покинуть ряды фракции. Пока депутаты не слишком активно, но уже оказывают сопротивление внедрению подобного сценария, ведь понимают всю опасность подобного политического крепостничества. С другой стороны, именно команда нового президента отменила принятый прошлым созывом парламента Избирательный кодекс, который вводил стопроцентную пропорциональную избирательную систему с так называемыми «открытыми списками». Именно с учетом внедрения подобной системы целесообразнее было бы говорить о введении императивного мандата. Сейчас большинство депутатов, особенно мажоритарщиков, в подобном сценарии не заинтересованы. И даже могут себе позволить пока без юридических последствий покинуть ряды родной фракции.

Прогнозируемо, что в случае подобных сценариев найдутся заинтересованные политические силы или группы интересов, которые смогут как-то стимулировать как можно большую часть мажоритарщиков покинуть ряды «Слуги народа» и сформировать какие-то новые депутатские группы, и тогда раскола монобольшинству не избежать.

Какие еще рычаги влияния существуют у президента? Большинство предшественников Зеленского использовали традиционные методы. В «Партии регионов» у некоторых депутатов, а то и у целых групп была некая «доплата» за работу в парламенте. В период президентства Петра Порошенко активно использовались силовые методы воздействия, например, та же ГПУ или СБУ. А еще большинство президентов с самого начала пытались изменить Конституцию таким образом, чтобы увеличить собственные полномочия. Какой путь выберет Владимир Зеленский, пока неизвестно. Но учитывая его «несистемный» взгляд на отечественную политическую действительность, возможны и другие, более креативные варианты для сохранения монобольшинства в Верховной раде.

Александр Радчук, специально для «Слово и дело»


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться: