Реформа Кабмина: старые задачи для нового правительства

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Ожидается, что уже к началу сентября Верховная рада выберет новый состав Кабинета министров и премьер-министра. Перед новым правительством возникнут невероятные вызовы, но в то же время и небывалые возможности.

Одной из таких является фундаментальное изменение архитектуры взаимоотношений и функционирования министерств и ведомств, а также необходимость заложить новую философию в саму суть государственного управления. Когда чиновник, министерство – это одновременно и провайдеры реформ, и доступная и понятная каждому гражданину сервисная служба, которая предоставляет определенный перечень государственных услуг.

Реформу государственной службы, которая началась в 2015 году, вряд ли можно назвать успешной. Определенных изменений удалось достичь – прежде всего, заложены законодательные основы для разделения функций министров и руководителей директоратов министерств, введено такое понятие, как конкурс на госслужбу. Впрочем, дальнейшие изменения начали существенно буксовать – прежде всего, из-за отсутствия эффективной связки Кабмин – коалиционное парламентское большинство. Изменения происходили точечно и системно.

Сейчас шанс на ускорение реформы госуправления заключается в том, что и правительство, и коалиционное большинство будут сформированы на основе одной политической силы. К тому же исчезает еще один возможный раздражитель в лице президента Украины: хотя формально он и не имеет влияния на исполнительную ветвь власти, однако во все предыдущие годы был достаточно влиятельным фактором, без которого не могли приниматься серьезные решения Кабмина.

Удастся ли новой команде реформировать госслужбу? С чего начнутся изменения в новом Кабмине?

Планы на сокращение

Как это бывает всегда, все реформы в украинской политической повестке дня начинаются с заявлений о сокращении численности чиновников и ликвидации или объединении определенных структур. Не обошла эта участь и команду Зе.

Программа действий Кабмина выполнена на 61%: что успели/не успели сделать министры ГройсманаКабинет министров выполнил свою программу на 61%. Слово и Дело разбило все обещания по темам.

Конечно, пока новая Рада не начала свою деятельность и пока действующий Кабмин остался в наследство от предыдущей власти, основным инициатором заявлений о реформе госслужбы стал Офис президента.

Так, под удар с легкой руки президента Владимира Зеленского попали сразу 3 министерства. Глава государства объявил об идее объединить Мининформполитики, Министерство молодежи и спорта, а также Минкульт в одно новое министерство. Фактически, в таком случае речь идет о полной перезагрузке всех трех ведомств, которые до сих пор возглавляли соратники экс-президента Петра Порошенко. Поэтому, меняя архитектуру будущего Кабмина, в новой команде не умаляют и политического фактора – следует ожидать значительного обновления кадрового состава вновь созданного министерства на базе трех старых.

В свою очередь заместитель руководителя Офиса президента Руслан Рябошапка анонсировал вместе с уменьшением количества министерств еще и сокращение количества вице-премьер-министров, которые не возглавляют министерства.

Сегодня Кабмин состоит из премьер-министра, шести вице-премьеров, двое из которых возглавляют министерства, и 17 профильных министров. Поэтому всего имеем 19 министерств и 25 членов правительства.

Интересно, что действующий премьер-министр Владимир Гройсман, баллотируясь на внеочередные парламентские выборы во главе собственной политической силы, также анонсировал идею по поводу реформирования Кабмина. В частности, он сохранил основной базовый принцип реформы госуправления – сокращение количества министерств. Так, Гройсман предложил уменьшить количество ведомств до 11-12, а также существенно сократить количество вице-премьеров. Реализовать свои планы по реформированию Кабмина в течение трех с половиной лет пребывания на посту главы правительства Владимиру Гройсману мешал политический фактор, а именно отсутствие единства в коалиционном команде и недоговороспособность парламента. Кроме того, источником основных проблем премьер-министра были и его прохладные отношения с экс-президентом Петром Порошенко.

Еще два министерства – по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины и по делам ветеранов – ожидает либо ликвидация, либо реорганизация. Во всяком случае, на уровне реформирования парламентских комитетов в данных сферах существенные изменения уже произошли, а значит, их следует ожидать и на уровне министерств.

Фактор политического влияния и роль президента

Надеяться на то, что фактор политического влияния на формирование правительства исчезнет, не приходится. Единственное, что изменится, – вместо квотного принципа распределения должностей в правительстве из расчета количества членов коалиции отвечать за весь состав нового правительства будет одна фракция. Учитывая, что львиной долей своего рейтинга партия «Слуга народа» обязана Владимиру Зеленскому, полностью избежать влияния президента на решение этой политсилы не получится.

«В стране кадровый голод»: целесообразно ли сокращать министерстваАлександр Данилюк предлагает уменьшить количество министерств, объединив их по блокам. В частности, Минсоцполитики и МОЗ, МЭРТ и Минфин, а также Минкульт, Мининформполитики и Министерство молодежи и спорта.

Еще один фактор, который не станет предохранителем от политического влияния, – незавершенность самой реформы госуправления. Ведь почти за 4 года только в 8 министерствах была модернизирована внутренняя структура, а полностью преодолеть закулисную борьбу за полномочия между новыми директоратами и «старыми» департаментами до сих пор не удалось. Лишь в трех министерствах – охраны здоровья, образования и науки, социальной политики – удалось достичь наилучших результатов в реформировании государственного управления.

Следовательно, уменьшить политическое влияние президента и парламента на функционирование исполнительной ветви власти не удастся. Есть только несколько предохранителей, которые могут помочь наладить сотрудничество правительства и парламента, а также определить основные KPI работы министров.

Во-первых, таким предохранителем является новое коалиционное соглашение. В нем должны быть учтены основные приоритеты работы правительства и определен перечень целей с соответствующими сроками и ответственными.

Во-вторых, именно коалиция должна определить четкую структуру Кабмина и назначить не только компетентных министров, но и закрепить в коалиционном соглашении четкие сроки создания директоратов и проведение прозрачных конкурсов – отбора на ключевые должности.

В-третьих, коалиция должна четко мониторить и контролировать ход выполнения коалиционного соглашения в части реализации его Кабинетом министров. При низких показателях, сверенных с заранее определенными KPI, за срыв сроков, за несоответствие выполненной работы заявленным целям парламент должен не только лишать премий чиновников, но и быстро увольнять министров с должностей. А то и выражать недоверие всему составу правительства.

Долгожданные изменения

В реформе государственной службы необходимо решить две основные проблемы. Во-первых, это процедура увольнения чиновников, особенно категории А. Во-вторых, это вопрос заработных плат для чиновников.

«Дорогие» министры. Как отличаются зарплаты членов Кабмина и почему?Министр инфраструктуры вышел в лидеры по сумме полученной зарплаты за февраль и заработал 83 тысячи 881 гривну. При этом глава Кабмина получил в разы меньше. В неравенстве зарплат украинских министров разбирались эксперты.

В первом случае не хватает более понятной и эффективной процедуры для увольнения чиновников, которые так и не смогли достичь поставленных целей или вообще показали свою некомпетентность. Для этого следует прописать отдельную процедуру и внести изменения в законодательство. Также, возможно, стоит обратить большее внимание на процедуру проведения конкурсов, особенно когда речь идет о занятии высоких должностей в министерствах.

Что касается определения уровня зарплат для чиновников, то в этом вопросе нужна не только политическая воля, но и здравый смысл. Ведь, как показывает опыт последних лет, высокие зарплаты в директоратах, где доплаты осуществлялись за счет фондов, частично финансируемых донорскими средствами, существенно на качество работы чиновников не повлияли.

У министров должна появиться не только опция оценки по ключевым KPI своих подчиненных, за счет чего может быть рассчитана величина их премий. Один из основных инструментов, которого пока не хватает, – это возможность независимого определения компетенции чиновников. Ее должна определять независимая комиссия, которая и принимает решение по подбору чиновников на должности по конкурсу. При этом, отмечают эксперты, после конкурса комиссия должна предложить министру на выбор нескольких наиболее достойных победителей.

Еще один вопрос, которому не придают достаточного значения, – создание функционального национального кадрового резерва профессиональных госслужащих. На сегодня существует только аморфный аналог подобной структуры. К тому же с помощью этого инструмента можно было бы активизировать саму дискуссию о качестве государственной службы и престиже профессии чиновника.

Возможно, вопрос поиска качественных кадров не стоял бы так остро, если бы государство предложило прозрачные правила привлечения профессионалов на службу обществу. Ведь та же Национальная академия государственного управления ежегодно готовит сотни потенциальных государственных служащих, многие из которых до сих пор не задействованы в реформах государственной службы.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.