Теория паники: кто и зачем воспользуется опасностью военного положения?

Читати українською
Александр Радчукполитолог

Введение военного положения одновременно создает идеальные основания для двух взаимоисключающих процессов. Речь идет о стремительном распространении фейков и паники среди населения, а с другой стороны, предпосылок для создания максимально контролируемой информационной повестки дня.

И к одному, и к другому процессу ни украинцы, ни власть оказались не готовы. Казалось бы, во время военного положения должны были быть созданы четкие инструкции, как действовать в той или иной ситуации, отвечая на информационные угрозы. В то же время в соцсетях распространяется дезинформация, которая медленно влияет на настроения граждан.

Первой жертвой ситуативных панических настроений украинцев стала национальная валюта. Курс гривны начал терять позиции уже на следующий день после того, как в Украине заговорили о возможности введения военного положения. Впрочем, серьезного ажиотажа пока не наблюдается: курс гривны колеблется в коридоре 28,10-28,20 гривны за доллар, а объективных факторов для дальнейшего стремительного обесценивания гривны пока нет. Ситуацией с «разогревом» курса нацвалюты воспользуются спекулянты, сообщили в Нацбанке.

Кто и для чего использует слухи, как на них реагируют украинцы и каких последствий оиждать?

Панические припадки

Сейчас больше всего слухов по поводу военного положения распространяется именно в социальных сетях и с помощью различных мессенджеров. Источник атак – жители и пользователи интернета в 10 областях Украины, в которых объявили военное положение.

Какие фейки распространяют вокруг военного положения и зачем?Президент Петр Порошенко подписал закон о введении в Украине военного положения на 30 дней. О распространении фейков вокруг ВП рассказали эксперты.

Чаще всего для информационных атак с целью распространения паники используют 5 основных тематических направлений – вероятность роста цен, дефицита товаров, беспорядков и мародерства, доступа к имуществу и жилью граждан, вопрос с мобилизацией.

Все эти вероятные опасности были опровергнуты как центральной, так и региональной властью. Впрочем, в современной истории Украины уже было несколько неконтролируемых «панических припадков».

Все они приходятся на середину 2000-х годов. Впервые серьезная паника настигла украинцев в 2009 году в связи с распространением информации о так называемой «эпидемии свинного гриппа». Тогда в аптеках украинцы массово скупали повязки на лицо и различные лекарства. Особенно популярными были бы эффективные лекарства «Тамифлю», которые быстро стали дефицитом и приобрести которые можно было за бешеные деньги на «черном рынке».

В 2010 году украинцы начали массово скупать гречку – крупа стремительно подорожала на фоне новостей о ее дефиците. Логика «панических атак» преследует украинцев и при любых негативных новостях об отечественной экономике – на этом фоне граждане начинают массово скупать валюту, что еще больше разогревает настроения спекулянтов.

Сейчас следует отметить, что кроме редких случаев, существенных признаков паники не наблюдается. Очевидно, очередной информационный фейк российской пропаганды о нехватке поваренной соли выглядит для наших граждан слишком неправдоподобно.

Теория распространения слухов

Слухи как политическая технология могут использоваться в различных целях. Прежде всего это один из самых эффективных каналов передачи информации. Вот только качество этих самых фейков – отдельный вопрос, требующий тщательной подготовки.

Угроза вторжения РФ в Бердянск и Мариуполь: есть ли риск захвата городовПостпред Украины в Совбезе ООН Владимир Ельченко заявляет, что со стороны России исходит явная угроза вторжения в Украину и захвата Бердянска и Мариуполя.

Сейчас информация, которая в последнее время распространяются в соцсетях для нагнетания паники, имеет признаки информационной диверсии. Впрочем, не зная местной специфики, фейки и слухи могут распространяться в соцсетях достаточно эффективно, но вряд ли приведут к каким-то последствиям. Насколько эффективной будет работа по противодействию фейкам, настолько стабильной и управляемой будет ситуация во время военного положения.

В этом вопросе управляющую роль на себя должен взять государство – во-первых, вести постоянную разъяснительную работу через официальные источники (официальные сайты, СМИ, страницы в соцсетях), во-вторых, контрдиверсионную деятельность по обнаружению и подавлению источников распространения ложной информации. С этим пока проблемы, ведь перед тем, как объявлять военное положение в регионах, при соответствующих органах власти (или воинских частях) должны были быть созданы эффективные команды (центры) по противодействию информационной войне и распространению фейков. Гражданам нужно объяснять, как правильно анализировать и искать нужную достоверную информацию, а кроме того, определять источники распространения враждебной пропаганды.

Политический компонент

Однако более сложной выглядит ситуация, когда фейки имеют очень благоприятный фон, их распространению никто не противодействует, и вообще они могут иметь вполне внутреннее происхождение.

Военное положение: до сих пор не понятно, когда оно начнется и закончитсяУрядовый курьер опубликовал не тот указ президента Украины, из-за чего возникла путаница с датами начала и окончания военного положения.

Дело в том, что военное положение объявлено в тех областях (кроме Винницкой), где преобладают пророссийские настроения. Это основной электорат «Оппозиционного блока» и партий вроде «За життя» Рабиновича-Медведчука. За 30 дней военного положения распространение панических настроений может быть использовано в политических целях – чтобы склонить на свою сторону определенную часть граждан.

До сих пор к проблеме контрпропагады и кибербезопасности на государственном уровне не отнеслись со всей серьезностью. Ведь до сих пор не понятно, в сферу компетенции какого ведомства входят профилактика и реагирование на подобного рода явления. Очевидно, что противодействовать таким вызовам должны одновременно в 4 ведомствах: Министерстве внутренних дел, Минобразования, Министерстве информации и СБУ. Для этого следовало бы создать совместный координационный центр. Зато «кураторов» все чаще проявляют именно неравнодушные граждане, которые пытаются предупредить подобную преступную деятельность собственными усилиями.

Сейчас часть сетей по распространению фейков находится и в руках ловких киберпреступников, которые за деньги заинтересованных сторон могут попробовать «расшатать» ситуацию, используя именно технологию слухов и запуска паники.

К сожалению, находить и обезвреживать подобных преступников у нас эфективно так и не научились. Поэтому следующие 29 дней военного положения могут стать настоящим испытанием для украинцев, когда легче просто не заходить в свои профили в соцсетях и стараться получать нужную информацию только из проверенных официальных источников. Похоже, что задачи по информационной профилактике, благодаря которой мы должны подготовиться к подобного рода войне, были провалены. И прогнозировать, что станет спусковым крючком для поднятия паники, крайне трудно даже опытным специалистам.

Остается только надеяться на здравый смысл и бдительность самих украинских граждан.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...