Неоправданные ожидания: чего не хватает Нацполиции на втором году реформы?

Александр Радчукполитолог

В июле исполнилось ровно два года со дня запуска реформы МВД. Началась она с набора, подготовки и выпуска патрульных полицейских: 4 июля 2015 года на Софиевской площади в Киеве торжественно приняли присягу две тысячи блюстителей закона. Именно с них начался общенациональный эксперимент по запуску новой сервисной службы во всех городах Украины.

Действительно, изначально архитекторы реформы видели основное содержание новой полиции именно в «сервисной службе». Аналогом должна была стать знаменитая американская модель 911. Кроме того, после Революции Достоинства общество требовало уничтожить карательную функцию бывшей милиции и ее спецподразделений – «Беркута», «Барса», «Грифона» и других. Правда, их миссия незаметно перешла к Нацгвардии – военному формированию с правоохранительными функциями, которое входит в систему МВД. Еще более грозной структуре, чем бывший «Беркут».

Впрочем, что-то пошло не так. Кроме сервисной службы, полицейские пока не смогли выполнить главную функцию – обеспечить гражданам чувство безопасности и защищенности на улицах. Уже не говоря о преодолении преступности.

Еще две составляющие – раскрытие преступлений и порядок на дорогах – вообще остались за скобками полицейской реформы. На дорогах царит настоящая махновщина с тачанками на литовских номерах. Тогда как важнейшая составляющая по расследованию преступлений – хлопотная работа, которой занимались квалифицированные оперыа, – осталась фактически нереформированной. Старые кадры ушли в результате процесса люстрации и переаттестации, а новых квалифицированных кадров не хватает.

Постоянный министр

Кроме патрульной полиции, которая уже работает на улицах 34 украинских городов, в структуре Нацполиции работают еще 5 подразделений: криминальная полиция, особого назначения (КОВД), полиция охраны, досудебного расследования и специальная полиция.

Два года Национальной полиции: что обещали правоохранителям политики2 июля 2015 года была официально создана Национальная полиция Украины. Уже через два дня первые патрульные вышли на улицы столицы. В связи с этим Слово и Дело решило вспомнить, что за последние два года успели пообещать по поводу полиции украинские политики и что на самом деле выполнили.

Главным идеологом полицейской реформы был неизменный с 2014 года министр внутренних дел Арсен Аваков. Несмотря на шквал критики, министру удалось обновить структуру, изменить философию функционирования правоохранительных органов. Хотя его обвиняют в параллельном создании новой карательной структуры на базе Нацгвардии, популизме и непрофессионализме и волюнтаризме в кадровых назначениях.

Впрочем, во влиятельности Авакова сомнений нет: он один из немногих лидеров «Народного фронта», которому удалось не так сильно растерять свой рейтинг и одновременно завоевать авторитет среди других политических игроков. Уровень ответственности по выполнению обещаний министром за более чем 2 года на должности составляет 49%, что является достаточно неплохим результатом.

Нужно также отметить один аспект: реформа Нацполиции мощно финансируется из госбюджета. В прошлом году было выделено почти 15 миллиардов гривен, в этом – 16,6 миллиарда.

Экспатам здесь не место

Успех реформы МВД предсказывали еще и потому, что ею должны были заниматься бывшие грузинские реформаторы. Впрочем, за два года с ключевых должностей в Нацполиции ушли все приглашенные министром экспаты.

В мае 2016-го без особой публичной огласки в отставку подала первый заместитель министра внутренних дел Украины Эка Згуладзе, которую назначили на эту должность еще в декабре 2014 года. Свои усилия Згуладзе направила на создание Нацполиции Украины, запуск патрульной службы, под ее контролем происходил набор на конкурсной основе новых полицейских. Кроме того, именно по инициативе грузинской команды было принято решение о существенном повышении зарплат новой полиции.

Уже в ноябре того же года с должности руководительницы Нацполиции ушла Хатия Деканоидзе, намекнув на существенные проблемы во время осуществлении полицейской реформы. «Я не выносила сор из избы, я государственный человек. Но считаю своим долгом обратиться к политикам на всех уровнях, начиная с народных депутатов и заканчивая высокими кабинетами. Не могут и не должны назначения в правоохранительных органах согласовываться с политиками. Не могут и не имеют права политики использовать силы правопорядка для защиты своих политических интересов», – заявила тогда Деканоидзе, добавив, что ее «полномочий и воли было недостаточно для резких изменений».

2 года реформе МВД: что сегодня представляет собой Национальная полиция«Слово и Дело» проанализировало состояние реализации первого этапа реформы МВД – внедрения новой Национальной полиции в Украине.

Значительные имиджевые потери новая Нацполиция претерпела в результате двух громких инцидентов. Первый произошел в феврале 2016 года, когда во время преследования автомобиля BMW в Киеве патрульные применили табельное оружие и убили 17-летнего подростка. В результате полицейского Сергея Олейника, который застрелил пассажира роковой BMW, арестовали и вручили уведомление о подозрении в превышении служебных полномочий, в покушении на умышленное убийство и в умышленном убийстве.

Следующий трагический случай произошел в конце 2016-го в Княжичах. До сих пор непонятно, по каким причинам и в результате каких действий правоохранители из разных подразделений Нацполиции просто перестреляли друг друга. Погибли 5 полицейских.

Оба эти случаи стали «холодным душем» для руководства Нацполиции. За красивой оберткой вылезла куча недостатков, которые заканчивались трагически. Похоже, именно невозможность изменить ход реформы и стали основными причинами, почему грузинские реформаторы покинули свои должности в Нацполиции. Примечательно, что сами они не считают реформу провальной, впрочем, публично заявить о слабых местах в системе также не спешат.

Кадровый голод

Еще один больной вопрос – переаттестация и нехватка кадров для службы в патрульной полиции. Непродолжительный период «медового месяца» с селфи с полицейскими быстро прошел, обнажив целый ряд проблем в работе новых правоохранительных органов. Для многих из них эти неприятные моменты в работе стали настоящим испытанием, и естественно, что патрульные начали увольняться с работы.

Замену найти все сложнее. Особенно в подразделения криминальной полиции, где нужны не только знания, но и особые навыки в оперативной работе, ведении расследований. К тому же не всем под силу учиться профессии с учетом сверхтяжелых психологических нагрузок.

Частично проблему должно решить создание Полицейской академии Национальной полиции Украины. О начале работы новой структуры объявил глава Нацполиции Сергей Князев. Первый набор составит 500 полицейских, а в дальнейшем планируют принимать по 1-1,2 тыс. курсантов. Впрочем, этот шаг хоть и вполне оправдан, однако видится довольно запоздалым, учитывая обстоятельства, в которых оказалась реформа МВД. Начинать сагу с Полицейской академией нужно было ровно два года назад.

Слишком «сервисная» служба?

За два года полиция действительно стала ближе к людям. Правда, данный факт может вполне рассматриваться и как недостаток, ведь во многом действия патрульных не носят никакой правоохранительной функции, а больше напоминают агентство по помощи в кризисных ситуациях. Особенно заметна беспомощность правоохранительных органов в ситуациях с расследованием резонансных преступлений. Тогда как спасать имидж реформы пытаются за счет «хороших историй» с позитивными финалами.

В июне этого года министр Арсен Аваков на своей странице в Facebook рассказал душещипательную историю о спасении усилиями четырех полицейских потенциального самоубийцы в Луцке. «Парень, который устроил ситуацию, уже в порядке, и четверо луцких патрульных – молодцы. Отмечу наградой за мужество, ловкость и честную позицию неравнодушного полицейского», – написал министр в своем блоге.

Недобор в столичной Нацполиции составляет более 17%Во втором полугодии собираются провести конкурс, в ходе которого будут искать новых полицейских и участковых офицеров.

Говорят ли подобные истории о высоком доверии к полицейским? В апреле Арсен Аваков отчитался о неуклонном увеличении доверия украинцев к Нацполиции. Поводом стали данные социологического исследования компании Taylor Nelson Sofres (TNS), которая опросила граждан в 12 украинских городах. Так в марте 2017 года 43,5% опрошенных респондентов уверены, что они доверяют самой структуре Нацполиции, а доверие к патрульной полиции оказалось еще выше – 53%. Однако украинцы так и не услышали другой статистики – показателей уровня преступности и раскрытия преступлений. В обнародованном отчете генпрокурора раскрытие преступлений в 2016 году составило менее 30%. При этом в 2013-м году раскрывалось 45% от всех учтенных преступлений, в 2014-м – 44%, в 2015-м – 39%. Всего в 2016 году было зарегистрировано 1 миллион 124 тысячи 401 уголовное производство.

Интересны данные другого социологического исследования, которое проводил КМИС в декабре 2016-го, по уровню доверия украинцев к различным социальным институтам. По данным социологов, патрульной полиции доверяли 25,6%, тогда как не доверяли – 41,7%. Полное доверие к Нацполиции, по данным соцопроса, выразили лишь 4,1% респондентов.

Арсен Аваков забыл указать еще одни важные цифры в социологическом исследования, данные которого он представил на своей странице в Facebook: 37,3% среди опрошенных респондентов считают, что патрульная полиция служит руководителям органов власти. Еще до 41,7% выросла доля уверенных в обслуживании Национальной полицией интересов органов власти. Это и неудивительно: вспомним последний инцидент с применением силы против граждан и ветеранов АТО, который произошел в Кировоградской области во время одного из рейдерских захватов аграрного предприятия. Действительно ли отряды спецназовцев действовали в интересах закона – вопрос пока что дискуссионный.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...