Проигранная битва ГПУ: к каким последствиям может привести решение Интерпола?

Александр Радчукполитолог

Похоже, отчитываться о годовых достижениях на посту генпрокурора Юрию Луценко будет непросто. К скандалам и журналистским расследованиям о возможных политических влияниях на деятельность главы ГПУ добавился ряд новых репутационных потерь, связанных с неэффективной деятельностью Генпрокуратуры. Фактически речь о ее неспособности системно расследовать и привлечь к ответственности экс-чиновников эпохи Януковича и самого беглого президента.

Третьего мая Международная организация уголовной полиции (Интерпол) объявила о снятии с розыска экс-президента Виктора Януковича, его сына Александра и еще нескольких чиновников той эпохи. Большинство из них подозревались в хищении значительных средств из украинского бюджета. Кроме того, соратников Януковича подозревают в совершении преступлений против активистов во время событий на Евромайдане в конце 2013 года, а сам президент-беглец обвиняется в государственной измене.

Отныне Генпрокуратура осталась один на один с необходимостью поиска доказательств вины бывших чиновников. Кроме того, Янукович и Ко оказывают сопротивление и пытаются оправдаться в международных судах, в частности, в Европейском суде по правам человека. Поэтому сценарии развития событий в таких обстоятельствах могут быть непредсказуемыми.

Позорное фиаско?

Еще в 2014 году Президент Петр Порошенко подчеркивал, что в базе розыска Интерпола находятся 27 бывших высокопоставленных чиновников. Позже тогдашний генпрокурор Виталий Ярема несколько скорректировал обнародованную цифру, уменьшив ее до 22 человек. Однако лишь восьмерых из этого перечня Интерпол внес в базы розыска – это Виктор Янукович, Александр Янукович, Николай Азаров, Сергей Курченко, Раиса Богатырева, Сергей Арбузов, Эдуард Ставицкий, Юрий Колобов. Сейчас все они уже не разыскиваются.

В Генпрокуратуре объяснили, почему Интерпол отменил розыск ЯнуковичаИнтерпол прекратил розыск экс-президента Виктора Януковича из-за недостатков украинского законодательства в части избрания меры пресечения подозреваемому.

Интриги добавляет тот факт, что решение Интерпола о снятии с розыска экс-чиновников и соратников бывшего президента Януковича было принято накануне начала рассмотрения в Оболонском райсуде Киева дела о госизмене экс-президента. В ГПУ уверены в собранных ими доказательствах и будут требовать самого сурового наказания для Виктора Януковича – пожизненного заключения. Однако перекрыть медийный эффект от решения Интерпола не удалось: судебное заседание по требованию стороны защиты перенесено на 18 мая.

Решение Международной организации уголовной полиции в Генпрокуратуре комментировали сдержанно, объясняя его логику несовершенством уголовно-процессуального законодательства Украины в части избрания меры пресечения в виде содержания под стражей. В этом вопросе действительно существует правовая коллизия: по правилам Интерпола, лицо, в отношении которого не избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, не может быть объявлено в международный розыск. Тогда как украинские суды, пользуясь процессуальными нормами, не выносят соответствующие постановления из-за отсутствия самих подозреваемых во время заседаний. Сейчас суды вынесли решения о разрешении на задержание с целью привода в суд для участия в рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения. Конечно, с этим у украинских правоохранителей значительные трудности, ведь все разыскиваемые чиновники находятся за рубежом, большинство – в России.

Сам генпрокурор на своей странице в Facebook сообщил о возможных путях выхода из ситуации с решением Интерпола. «Или убедим Печерский суд принять решение в соответствии с требованиями нового руководства Интерпола. Или получим в суде приговор и объявим вип-беглецов в розыск для отбытия наказания», - написал генпрокурор, посоветовав «сторонникам Януковича и зрадофилам» не радоваться преждевременно. В Генпрокуратуре подтверждают: решение Интерпола будет оспариваться, параллельно будут вноситься изменения в законодательство, которые учтут требования Международной организации уголовной полиции.

Все идет по плану...

Заступая на пост генпрокурора, Юрий Луценко акцентировал внимание на особом отношении к расследованию преступлений, совершенных во время событий Евромайдана, поиске и наказании виновных в расстрелах Небесной сотни. «Цель следствия Генпрокуратуры - наступательная позиция по предъявлению обвинения высокопоставленным преступникам предыдущего и текущего периода», - заявлял тогда новоназначенный генпрокурор.

В Совете Европы назвали страны, которые используют Интерпол в политических целяхЕвропарламентарии обвинили Россию и Иран в злоупотреблении «красными уведомлениями» Интерпола с целью подавления свободы слова и преследование политических оппонентов.

Впрочем, ситуация с наказанием соратников президента-беглеца, как и его самого, похоже, зашла в тупик. Несмотря на принятое в этом году законодательство о заочном осуждении, защита экс-президента не собирается сдаваться и пытается опровергнуть обвинения ГПУ. Как и то обстоятельство, что подозрение в госизмене и посягательстве на территориальную целостность Януковичу не было вручено надлежащим образом. Сам бывший президент использует судебные заседания скорее как площадку для пиара: в ноябре прошлого года он использовал свой допрос посредством видеосвязи как повод напомнить о себе и выдвинуть собственную версию событий во время Революции достоинства и после нее.

Немного снизить градус напряжения вокруг ситуации с Интерполом должно было сообщение о конфискации арестованных 1,5 миллиардов долларов на счетах «Ощадбанка», которые принадлежали окружению экс-президента Януковича. Интересно то, что сообщение обнародовала пресс-служба СНБО, а саму новость одобрительно оценил Президент Петр Порошенко. В частности, он отметил, что возвращение этих средств в Госбюджет будет иметь положительный эффект для финансово-банковской системы, добавит стабильности гривне и будет способствовать инвестиционной привлекательности украинской экономики.

Риски реванша

Все эти обстоятельства вызывают немало вопросов. И еще больше порождают недоверие общества к действиям власти.

Прежде всего, есть вопросы к работе самой ГПУ. Во-вторых, немало рисков «ползучего реванша» влечет слабореформированная судебная система. Решение Интерпола – лишь один из первых сигналов того, что с украинской судебной системой нужно что-то немедленно делать. Ведь три года – достаточное время для того, чтобы создать все законодательные условия для реформирования судебной системы и обновления судейского корпуса. Кроме того, вновь актуальным становится вопрос создания специального Антикоррупционного суда с особыми полномочиями.

Дело о госизмене Януковича: правовой анализ судебного процессаЮрист, эксперт-криминолог предоставила правовую оценку судебному заседания дела о госизмене Виктора Януковича.

В-третьих, решение Интерпола наносит немалый вред международному имиджу Украины. Не говоря уже о том, что порождает конспирологические теории «заговора», и, как следствие, усугубляет настроение «зрады» в обществе. Если Интерпол уже не ищет Януковича и Ко, то как объяснить украинцам смысл их заочного осуждения? Будет выглядеть так, что судебные процессы по Skype нарочно придумали для того, чтобы в действительности не наказывать виновных.

Решение Интерпола важно и тем, что после него в глазах мирового сообщества наказание виновных в событиях на Майдане – лишь местные «разборки». Тогда как у экс-президента Януковича и его приспешников открываются замечательные перспективы: на фоне очередного политического кризиса они могут (даже не лично) вернуться в новом амплуа, а впоследствии – с помощью нереформированной судебной системы – вообще снять с себя любые обвинения.

Как пример можно привести факты того, как чиновникам-беглецам постепенно удается уже добиваться успехов в европейских судах относительно неправомерности примененных к ним санкций. Так, в 2016-ом бывший премьер-министр Николай Азаров, его сын Алексей, экс-депутат Верховной Рады Сергей Клюев, бывший министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий и экс-первый вице-премьер Сергей Арбузов выиграли соответствующее дело в суде Европейского Союза. Суд отменил замораживание их активов в период с 6 марта 2014 года по 5 марта 2015 года. Правда, оставив эти активы под арестом.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...