Насиров и другие: как будет развиваться сюжет национального коррупционного сериала?

Александр Радчукполитолог

Последние два года в Украине можно охарактеризовать как эру беспрецедентных шагов в направлении борьбы с коррупцией. Был создан целый ряд антикоррупционных правоохранительных органов, которые должны были бы не только бороться с коррупционными проявлениями на высшем уровне, но и заранее предупреждать любую попытку высокопоставленного чиновника совершить неправомерные действия.

Власть во главе с Президентом Петром Порошенко на первый взгляд всячески поддержала и предоставила широкие возможности для бескомпромиссной борьбы с коррупцией. Антикоррупционное движение стало модным трендом в политических противостояниях. Идея побороть коррупционные метастазы стала настолько популярной среди украинцев, что у отдельных политиков возник соблазн создать отдельные партийные движения на основе ожиданий граждан.

Однако надежды не оправдались. На пути стали нереформированные суды, «недолюстрированная» чиновничья каста, в которой, на первый взгляд, каждый сам за себя, однако в то же время уважает «корпоративную» коррупционную культуру. Задержанные коррупционеры прошлых лет сумели безнаказанно сбежать за границу с награбленным. А новые персонажи антикоррупционных расследований удачно выкручиваются из самых неожиданных и, казалось бы, бесперспективных ситуаций.

Бизнес не для слабонервных

Поиск коррупционеров в Украине превратился в такой себе многосерийный приключенческий боевик, правда, в конце сюжета, как правило, выигрывают «плохие парни». Коррупция стала едва ли не самым привлекательным «бизнесом», ради которого можно пожертвовать здоровьем, статусом и ближайшим окружением. Риск себя оправдывает: об этом свидетельствуют многомиллионные состояния, которые задекларировали высокопоставленные чиновники, судьи и народные депутаты. Впрочем, как говорят, подобный род занятий – не для слабонервных.

До суда не доходят 68% антикоррупционных дел – ХолодницкийРуководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий рассказал, что до суда не доходят 68% антикоррупционных дел.

Из-за отсутствия опыта, бездействия, нехватки времени или профессионализма удачно избегают наказаний бывшие топ-чиновники и политики времен президентства Виктора Януковича. Они скрываются за границей, их активы, кое-где, уже становятся законной собственностью из-за неумения или нежелания доказать их коррупционное происхождение. Недавно Совет Европейского Союза уже в третий раз продлил замораживание активов 15 бывших украинских высокопоставленных чиновников и лиц из окружения экс-президента Виктора Януковича до 6 марта 2018 года. При этом ряду чиновников уже удалось «покинуть» этот список. Например, из списка лиц, подпадающих под действие ограничительных мер, был исключен экс-депутат от Партии регионов Юрий Иванющенко.

Экс-чиновникам даже удается доказать в европейских судах неправомерность объявленных против них санкций. Так, еще в прошлом году бывший премьер-министр Николай Азаров, его сын Алексей, экс-депутат Верховной Рады Сергей Клюев, бывший министр энергетики и угольной промышленности Эдуард Ставицкий и бывший первый вице-премьер-министр Сергей Арбузов выиграли соответствующее дело в суде Европейского Союза. Так, в 2016-м суд отменил замораживание активов в период с 6 марта 2014 года по 5 марта 2015 года, правда, оставив эти активы под арестом.

Самого президента-беглеца Виктора Януковича в ГПУ пообещали судить заочно и уже передали дело в суд. Его обвиняют в государственной измене, а дела против его бывших соратников по аналогичным обвинениям генпрокурор Юрий Луценко пообещал передать в суд до конца этого года. К слову, глава ГПУ уже провалил сроки собственных обещаний в отношении «кошелька Семьи», бизнесмена Сергея Курченко, экс-министра доходов и сборов Александра Клименко, без прогресса остается дело экс-главы фракции Партии регионов в предыдущем парламенте Александра Єфремова, которого также обвиняют в госизмене и пособничестве сепаратистским движениям.

Что говорить о прошлых чиновниках и нардепах, если уже за последние 2 года страна стала свидетелем сверхмощных коррупционных скандалов, в результате которых высокопоставленным чиновникам до сих пор удается избежать наказания. При чем в коррупционных сделках, в той или иной степени, принимал участие чуть ли не каждый политик – то ли из «старой гвардии», то ли новой генерации. Стоит упомянуть о неоднозначном деле с приобретением элитной недвижимости в центре столицы нардепом Сергеем Лещенко, скандале с задержанием нардепа от РПЛ Игоря Мосийчука. О показательном случае с побегом нардепа Александра Онищенко, «забытом» деле экс-заместителя губернатора Днепропетровской области Геннадия Корбана. И даже об очевидной бесперспективности и искусственном торможении с рассмотрением дела со стрельбой из наградного оружия нардепа от «Народного фронта» Сергея Пашинского.

Те же самые демоны

Несмотря на то, что в новосозданных антикоррупционных органах с рвением взялись за нечистых на руку чиновников, нардепов и судей, результаты их работы не впечатляют. Наоборот: все больше украинских граждан испытывают разочарование в самой идее эффективной борьбы с коррупцией на данном этапе. Так, по итогам работы НАБУ и САП в 2015-2016 годах так и не была доказана вина ни одного коррупционера. А значит – высокопоставленные воры и взяточники до сих пор так и не понесли наказания.

Способствуют ли политики работе НАБУ: обзор обещаний«Слово и Дело» подготовило обзор обещаний украинских политиков относительно функционирования и работы Антикоррупционного бюро.

И это при том, что в бюджете на 2017-й год предусмотрено существенное увеличение финансирования всех антикоррупционных органов. Складывается впечатление, что общество спланировано готовят к масштабной #зраде по провальной работе в борьбе с коррупцией, виновных в которой определят именно руководителей антикоррупционных ведомств.

Подобные предположения небезосновательны: стоит вспомнить непростую историю с попыткой назначить лояльного к власти аудитора НАБУ от Верховной Рады. В общем, попытки контролировать новые антикоррупционные правоохранительные органы не прекращались ни на мгновение. Как альтернативу деятельности вновь созданных структур власть пытается противопоставить работу ГПУ под руководством Юрия Луценко. Правда, кроме громких пиар-задержаний, эффективность деятельности Генпрокуратуры также вызывает немало вопросов.

Заряд оптимизма?

Светом в конце тоннеля могло бы стать создание специального Высшего антикоррупционного суда. Такая организация должна быть создана в соответствии с судебной реформой, реализовывать которую реально начали с середины 2016 года. Данный суд должен был бы рассматривать все дела НАБУ относительно высокопоставленных должностных лиц, против которых имеются доказательства в коррупционных преступлениях. Таким образом, есть надежда, что обновленный суд сможет закончить начатое детективами и определить вину и подлинную меру наказания коррупционным топ-чиновникам.

Два Майдана – один результатВыполнение посвященных Евромайдану обещаний нынешних представителей власти глазами Максима Кречетова.

В частности, принятый Закон «О судоустройстве и статусе судей» от 2 июня 2016 года предусматривает создание в системе судоустройства Высшего антикоррупционного суда в течение двенадцати месяцев со дня вступления в силу отдельным законом, который обозначит специальные требования к судьям антикоррупционного суда. Пока что парламент так и не смог определить на законодательном уровне порядок отбора судей, а также полномочия этого суда согласно Уголовного процессуального кодекса.

Система оказывает существенное сопротивление. Так, на своем заседании 9 марта Высший совет правосудия утвердил консультативное заключение, в котором считает проект закона Украины «О антикоррупционных судах» неконституционным, а его принятие парламентом – нецелесообразным.

И даже после создания подобной судебной инстанции полноценный эффект от деятельности антикоррупционных правоохранительных органов украинцы ощутят не сразу. К слову, подобные опасения со сроками в борьбе с коррупцией разделяют и чиновники в ЕС. Так, в одном из интервью такое предостережение высказала представитель Еврокомиссии, заместитель гендиректора директората NEAR Катарина Матернова. «Это обычная ситуация с новыми органами – их полноценный запуск требует больше времени, чем кажется. Во-вторых, он не сможет немедленно творить чудеса. Надо быть реалистами: нужны годы, чтобы он заработал в полную силу», - отметила чиновник.

Конечно, нужды в создании отдельного антикоррупционного суда в Украине бы не возникло, если бы сама судебная система не была так сильно пропитана коррупцией на всех уровнях. Фактически, речь идет об отдельной касте «доверенных судей», которые таки смогут установить справедливость не в угоду собственным интересам, а по призванию и в соответствии с гражданским долгом. Правда, с каждым днем надежда на реализацию подобного сценария постепенно угасает.

Александр Радчук, специально для «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...