Традиции объединения: о чем свидетельствует появление новых оппозиционных альянсов?

Александр Радчукполитолог

В украинском сегменте соцсетей вновь активно обсуждают возможность появления новых политических альянсов среди партий оппозиционного толка. Максимальная сговорчивость лидеров политсил – существенный признак приближения досрочных парламентских выборов. И пока провластные партии ищут внутренние резервы для цементирования «пластилиновой» коалиции в Верховной Раде, парламентские и внепарламентские политсилы пытаются сыграть на антиправительственных настроениях украинцев, озвучив очередные намерения о своем объединении.

Создание политических альянсов в противовес действиям власти – самая распространенная технология в политической жизни демократических обществ. Правда, в украинских реалиях принято объединяться не ради достижения общей цели, а для противостояния общему врагу. Такая традиция появилась еще в конце 90-х годов: политики сперва ссорились, партии – «раскалывались», а потом все садились за круглые столы, чтобы снова договариваться о совместном походе во власть.

Особенно беспощадно подобная тенденция «потрепала» спектр национально-демократических политических сил. Впрочем, даже имея все возможности и ресурсы для успешного похода против общего политического врага, оппозиционные силы частенько испытывали неудачи именно из-за внутренних распрей. Испытания доступом к ресурсам и власти трудно давались оппозиционным политикам, и эстафета политической альтернативы снова переходила к очередным кандидатам на новую объединенную оппозицию. Зачарованный круг…

Двое украинцев – партизанский отряд. Трое – отряд с предателем...

Традицию объединения усилий оппозиции накануне выборов начали в 1999 году. Знаменитая «Каневская четверка» – тогдашний глава Верховной Рады Александр Ткаченко, экс-спикер парламента Александр Мороз, бывший премьер-министр Евгений Марчук и мэр Черкасс Владимир Олейник объявили о создании первой в истории независимой Украины политической коалиции. Они договорились выдвинуть единого кандидата от оппозиционных сил, чтобы противостоять на президентских выборах на тот момент действующему главе государства Леониду Кучме.

Большая игра «Кто кого»: почему весна-2017 будет решающей для украинской власти?Политический эксперт объяснил, почему следующие два месяца для украинского политикума станут определяющими.

Впрочем, уже после того, как единым кандидатом от «Каневской четверки» был согласован Евгений Марчук, политические амбиции взяли верх. Не выдержал Александр Мороз, который таки пошел на выборы самостоятельно. При этом Ткаченко снял свою кандидатуру в пользу кандидата от КПУ Петра Симоненко, а Олейник – в пользу Евгения Марчука. В результате ни Марчук, ни Мороз не попали даже во 2-й тур голосования, а Кучма таки одержал убедительную победу над Петром Симоненко.

Второй раз оппозиционным силам удалось худо-бедно объединиться уже во время Оранжевой революции, после того как украинцы выразили массовый протест против фальсификаций во 2-м турах президентских выборов осенью 2004-го. И даже после победы оппозиционного кандидата Виктора Ющенко в президентской кампании, уже после парламентских выборов в 2006 году начался длительный период политического кризиса, обусловленного «коалициадой». Раздор и распри в конце концов привели к реваншу «Партии регионов» и ее лидера.

Безликие объединения

Значительно труднее оппозиционным силам пришлось в период президентства Виктора Януковича. Только после того, как за решеткой оказались Юрий Луценко и Юлия Тимошенко, в лагере оппозиционных сил начались вялые переговоры о возможном объединении усилий для дальнейшего противостояния растущим аппетитам «Семьи» и политической гегемонии «Партии регионов».

Коалиция: большие торги могут закончиться досрочными выборамиПолитический эксперт рассказала о ситуации с парламентским большинством и обьяснила, почему БПП хочет вернуть «Батькивщину», «Самопомощь» и РПЛ в коалицию.

Позже, в 2012 году, к лагерю «нацдемов», олицетворением которых на тот момент стали списки «Батькивщины» и УДАРа, добавилась еще и партия «Свобода», которая одержала первую серьезную победу на парламентских выборах и получила собственную фракцию в Верховной Раде.

Впрочем, ни политические репрессии, ни угрозы авторитаризма не стали достаточными движущими силами, которые бы помогли оппозиционным партиям впоследствии получить власть. Трамплином для большинства тогдашних лидеров оппозиционных партий стали события Революции Достоинства, после которых удалось добиться полной перезагрузки власти. И опять же, о «качестве» объединения оппозиционных сил красноречиво говорит тот факт, что власть в стране получил совсем не тот политик, который ходил в качестве переговорщика от Майдана в Администрацию Президента. Им оказался тот, кому удалось лучше всех сориентироваться в сложной ситуации и мобилизовать необходимые ресурсы для похода в президенты в качестве наиболее вероятного единственного безальтернативного кандидата.

Кризис лидерства или поиск инвесторов?

История с распрями в коалиции после событий Революции Достоинства повторилась, как только политики почувствовали вкус власти. Прогноз экспертов о том, что создание широкой коалиции из 5 фракций и с более чем 300 голосами в парламенте – не слишком долговременный союз, вполне оправдался. Сейчас в коалиции де-факто находятся только 2 фракции – БПП и «Народного фронта». Все остальные, кто ранее присоединился к созданию постреволюционного большинства в Верховной Раде 8-го созыва – «Батькивщина», «Радикальная партия Олега Ляшко», «Самопомощь», – уже строят собственные планы на покорение властного Олимпа.

Электоральная арифметика. Каким будет следующий парламент?Социологические исследования показывают: если бы выборы в Верховную Раду состоялись в ближайшее воскресенье, на премьерское кресло претендовала бы, скорее всего, Юлия Тимошенко.

Лидерские проекты наращивают свою популярность за счет популизма и оппозиционной риторики, внепарламентские оппозиционные силы – ищут потенциальных союзников и политических «тяжеловесов» для очередного объединения.

Так, в феврале экс-губернатор Одесской области Михеил Саакашвили, мэр Львова, глава партии «Самопомощь» Андрей Садовый и сопредседатель партии «Демократический альянс» Василий Гацько объявили о намерениях создать «широкий фронт в поддержку досрочных выборов в Верховную Раду и нового избирательного закона». Со временем в компании вышеперечисленных политиков заметили и лидера партии «Гражданская позиция» Анатолия Гриценко. При этом, по словам того же Саакашвили, ни о каком объединении партий речь не идет, согласовывается только общая координация работы. «Какими бы ни были различия и нюансы, наша общая ответственность – положить конец барыжному дерибану страны. Антиолигархические силы начали диалог – плохая новость для барыг», – сообщил экс-губернатор Одесской области на своей странице в Facebook.

Как бы там ни было, оппозиционные политики снова идут проторенными дорожками своих предшественников: отсутствие единого лидера, политической программы и договоренностей «на берегу», безусловно, приведут к новым кризисам, даже если в результате совместных усилий оппозиционным партиям удастся попасть в парламент. А самое главное – вся нынешняя активность больше напоминает поиск нового инвестора, чем действительно структурную оппозиционную деятельность. Вот только олигархов, способных профинансировать новую объединенную оппозицию в Украине, с каждым годом становится все меньше, а разочарование в новой партийной действительности среди рядовых украинцев лишь растет. Подобные тенденции убивают демократию и являются безусловными предвестниками авторитарных тенденций с уклоном к диктатуре.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...