Замаскированная коалиция: признаки весеннего обострения парламентского кризиса

Александр Радчукполитолог

С приближением весны все чаще заметны симптомы нового обострения парламентского кризиса. Подобное развитие событий уже становится своеобразной политической традицией: ровно год назад Верховная Рада в течение трех месяцев – в феврале, марте и апреле – жила в состоянии «коалиционной войны».

18 февраля 2016 года, после того, как парламент отказался отправить в отставку Кабинет министров, о своем выходе из коалиции заявила фракция «Батькивщины». На следующий день аналогичное решение приняли в «Самопомощи». Год назад выход из коалиции двух парламентских фракций стал поводом для заявлений о ее фактическом распаде: численность коалиции «Европейская Украина», которая еще в декабре 2014 года насчитывала беспрецедентные 302 народных депутата, в феврале прошлого года сократилась до 217-ти.

Впрочем, не без помощи и давления Запада, проблемы вроде бы удалось уладить. Благодаря «Радикальной партии Олега Ляшко», которая объявила о выходе из коалиции еще осенью 2015-го, однако юридически не отозвала своих подписи под Коалиционным соглашением, формально парламентское большинство удалось сохранить.

Тогда же и была принята любопытная с точки зрения юриспруденции формулировка: если парламентская коалиция формально насчитывает более, чем половину конституционного состава депутатов Верховной Рады, это дает основания не объявлять о ее распаде. Тандему БПП и «Народного фронта» удалось найти консенсус, еще и привлечь в ряды коалиции дополнительные голоса из числа внефракционных нардепов. Впоследствии поговаривали, что между коалициантами и депутатскими группами «Воля народа» и «Видродження» существуют непубличные договоренности касательно общих голосований. Именно благодаря методам «кнута и пряника» парламентское большинство удалось сохранить. А утверждение программы действий нового Кабинета министров под руководством Владимира Гройсмана гарантировало правительству «иммунитет» против отставок сроком на 1 год.

Простая арифметика

Но не все так просто. Проблемы в коалиции, которые в прошлом году удалось кое-как подлечить, уже в начале 2017-го дали серьезный рецидив.

Рейтинг самых ответственных парламентских фракций«Слово и Дело» подготовило рейтинг самых ответственных парламентских фракций по процентам выполненных ими обещаний.

Дело в том, что голосов для принятия важных законопроектов для нормальной работы Кабинета министров хронически не хватает. Голосования происходят, однако с января 2017-го в сессионном зале банально нет достаточного количества народных депутатов. Если в прошлом созыве парламента «регионалы» грубо нарушали закон и решали подобную проблему путем «кнопкодавства», уже в нынешней Верховной Раде это скорее исключение, чем правило.

Впрочем, даже сейчас, пользуясь официальными данными портала Верховной Рады, можно вполне уверенно утверждать: каждый голос в парламентском большинстве – на вес золота. Так, в настоящее время фракция «Блока Петра Порошенко» насчитывает 142 нардепа, а «Народный фронт» имеет стабильные 81. На двоих это 223 штыка, а учитывая посещаемость депутатами парламента – собрать даже имеющиеся голоса крайне трудно. Особенно горько наблюдать за «работой» Рады в пятницу, когда журналисты устраивают даже своеобразные квесты под условным названием «последний нардеп»: с поодинокими народными избранниками, которые будто случайно оказались на своих рабочих местах, фотографируются на память.

Ситуация выглядит и комично, и трагично одновременно. Так, например, 21 февраля этого года, спикер Андрей Парубий вынужден был закрыть заседание парламента, поскольку в сессионном зале было лишь 200 народных депутатов, при том, что всего зарегистрировались целых 344. К слову, подобное поведение парламентариев глава Верховной Рады назвал «предательством перед теми ребятами, которые на передовой». «Хотите досрочные выборы? Делайте политические заявления и будем идти на досрочные выборы. Будем выбирать тех депутатов, которые способны и могут полноценно работать в зале», - эмоционально подчеркнул Парубий.

Дополнительных проблем коалициантам добавил нардеп Юрий Бублик, который 23 января написал заявление о выходе из фракции БПП и коалиции. К тому же, народный депутат заявил, что к аналогичному шагу готовятся еще десять нардепов из фракции БПП.

Золотая акция

Похоже, что на выборы не очень хотят в пропрезидентской фракции и в «Народном фронте». Зато сразу 4 парламентские политические силы – «Батькивщина», «Самопомощь», «Оппозиционный блок» и «Радикальная партия» - в течение всего 2016 года постепенно наращивали, или, по крайней мере, не теряли свои рейтинги. Все эти политические команды объявили себя в оппозиции к власти – впрочем, каждая прибегла к собственной стратегии действий.

От скандала до скандала: как долго «протянут» коалиция и правительство в 2017 году?Политолог рассказал, насколько вероятны досрочные выборы и парламентский кризис в новом политическом году.

Если «Батькивщина» и «Оппоблок» пытаются делать все возможное для достижения главной цели – похода на досрочные парламентские выборы, то в «Самопомощи» и РПЛ действуют осторожнее.

В публичной плоскости во фракции БПП призвали коллег из «Батькивщины», «Радикальной партии» и «Самопомощи» вернуться в коалицию для формирования конституционного большинства. С «Батькивщиной» достичь договоренностей вряд ли удастся: последние мосты были сожжены ссорой между лидером этой политсилы и премьер-министром Гройсманом. Юлия Тимошенко и ее фракция в парламенте требуют отставки или всего правительства, или, по крайней мере, увольнения с должности самого главы Кабмина по причине «непрофессионального управления страной». Премьер-министр не замедлил с публичным ответом, назвав Тимошенко на заседании правительства «мамой коррупции, популизма и неэффективности».

Наконец, наиболее «слабым звеном» считают именно «радикалов», которых пытаются уговорить де-факто вернуться в ряды коалиции. На Банковой ищут дополнительные «болевые точки», чтобы ускорить решение РПЛ. А лидеры фракции «Народного фронта» неоднократно публично выражали готовность снова видеть «Радикальную партию» среди партнеров по коалиции.

Наконец, сами «радикалы» не опровергли и не подтвердили свое возможное возвращение в коалицию. В течение всего 2016 года Ляшко неоднократно повторял, что возглавляемая им фракция не видит возможности для возвращения в парламентское большинство.

Впрочем, уже на этой неделе фракция «Радикальной партии» вместе с БПП и «Народным фронтом» поддержали декларацию «Единство ради победы», которую подписали по результатам проведения соответствующего круглого стола. При этом накануне «радикалы» выдвинули свои политические требования для возможного участия в коалиционном большинстве: «отказ от продажи земли, отказ от повышения пенсионного возраста и радикальное повышение доходов украинцев».

Тест для партнеров

Часом «ч» для партнеров по нынешней коалиции станет дата 14 апреля, когда истекает срок годового «иммунитета», предоставленного премьер-министру Верховной Радой. Именно в этот день для Гройсмана отсутствие голосов в сессионном зале может оказаться немалой проблемой, ведь парламент должен заслушать отчет правительства, после чего принять решение – проголосовать или нет за программу действий правительства еще на год.

Отставка Кабмина и ошибка Гройсмана: эксперты оценили конфликт премьера с ТимошенкоПолитолог оценил конфликт, который разгорелся между премьер-министром Владимиром Гройсманом и Юлией Тимошенко, и предположил, может ли скандал завершиться отставкой.

В случае, если необходимого количества голосов не будет, это только еще больше углубит парламентский кризис и в конечном итоге с высокой вероятностью приведет к отставке правительства. Но даже если и удастся найти 226 голосов под программу правительства, обеспечивать каждое следующее результативное голосование нынешним коалициантам долго не удастся. В таком «замаскированном» состоянии какая-либо эффективная работа невозможна.

Традиционно, чтобы решить такую непростую задачу, придется прибегнуть к различным тактическим мероприятиям по привлечению новых членов парламентского большинства. Это могут быть и закулисные «торги», и новые громкие уголовные дела, и очередные политические скандалы. Все эти методы уже неоднократно использовались в парламенте для искусственного формирования коалиции. Впрочем, как только один из ключевых игроков почувствует способность действовать самостоятельно – такие образования будут ломаться, словно карточный домик.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...