Коалиционная арифметика: сколько членов насчитывает парламентское «большинство»?

Валентин Гладкихполитический эксперт

Слушая жаркие дискуссии, которые ведутся среди политиков, экспертов, журналистов, а иногда и просто чрезмерно политизированных пассажиров общественного транспорта о наличии или отсутствии парламентской коалиции в Верховной Раде, я почему-то вспоминаю стихотворение Василия Симоненко «Дід умер». Помните? «Я не вірю, що дід із могили воскресне, але вірю, що ні – він увесь не умре».

Правда, в отличие от более чем выдающегося поэта, который, озаботившись о метафизическими аспектами человеческого бытия, вызвал искреннее восхищение миллионов читателей, нынешние более чем посредственные политики, заботясь исключительно о своих меркантильных, узкопартийных интересах, закономерно вызывают у миллионов граждан Украины искреннее отвращение и возмущение. И, пожалуй, чувствуя, что в этот раз доведенные до нищеты и разъяренные народные массы вряд ли удовлетворятся «перезагрузкой власти», а сразу перейдут к ее архивации с последующим форматированием, те, кто дорвался до властного корыта на крови героев Небесной сотни, делают все возможное для создания и поддержания иллюзии о якобы вполне нормальном течении политического процесса в «европейском, демократическом государстве», в которое нэнька-Украина автоматически превратилась, потеряв почти 10% своей территории.

Годы идут, обещания остаются: что политики ежегодно обещают украинцам в марте«Слово и Дело» продолжает традиционный ежемесячный мониторинг обещаний отечественных политиков, которые они раздают из года в год. На очереди – главные политические обещания марта.

И в своем отчаянном стремлении доказать всем, что парламентская коалиция существует, что она опирается на широкую поддержку украинского народа и является надежной опорой эффективного коалиционного правительства, которое, в свою очередь, не занимается популизмом, а ведет государство к процветанию, чиновники до боли напоминают персонажей криминальной хроники – внуков-наркоманов, не желающих юридически оформлять факт физической смерти своего дедушки, потому что уж очень им любо получать его пенсию.

Все это выглядит смешно и нелепо.

Сначала глава Верховной Рады Андрей Парубий заявляет, что коалиция в парламенте есть, и обещает обнародовать ее персональный состав. Впоследствии он меняет свою позицию и говорит, что обнародование списков коалиции не входит в его полномочия. Дальше хуже. Оказывается, что обнародование персонального, а главное – количественного состава коалиции не входит и в полномочия Аппарата парламента... Абсурд, который начинает напоминать ситуацию в Кыргызстане, где «потеряли» оригинал конституции. Правильной дорогой идем, товарищи?

Хорошо, допустим, обнародование персонального и количественного состава коалиции не входит в полномочия ни главы ВРУ, ни его аппарата. Пусть эти списки даже потеряли как оригинал кыргызстанской конституции. Пусть даже информация о персональном и количественном составе парламентской коалиции – это высшая государственная тайна, и если, не дай Бог, какой-то мальчиш-кибальчиш выдаст ее буржуям – все, капут, сразу нападет Путин!

Пусть так, но ответить на вопрос о том, существует ли в парламенте коалиция, можно, опираясь на косвенные свидетельства.

Согласно Конституции Украины и действующему законодательству, коалицию формируют фракции, в состав которых входят: 1) народные депутаты, избранные по списку политической силы; 2) народные депутаты, выдвинутые партией по одномандатным округам; 3) народные депутаты, избранные в одномандатных округах и зарегистрированные как самовыдвиженцы, либо выдвинуты партиями, не преодолевшими проходной барьер. Сейчас парламентскую коалицию образуют две фракции – «Народный фронт» и «Блок Петра Порошенко», первая насчитывает в своем составе 81 депутата, вторая – 140. Считаем: 140+ 81=221. Даже если досчитать главу Верховной Рады Парубия (избран по спискам НФ) и первого заместителя спикера Ирину Геращенко (по списку БПП), которые, в соответствии с требованиями действующего законодательства, не могут входить в состав депутатских фракций, все равно получается меньше, чем необходимые 226 голосов.

В данном случае не будем принимать во внимание и тот прискорбный факт, что отдельные члены фракции БПП почему-то считают, что они не входят в коалицию... Кто знает, может им забыли объяснить, что изменения, внесенные во времена преступного режима Виктора Януковича в закон «О Регламенте Верховной Рады Украины», отменены, поэтому в коалицию входят не отдельные депутаты, а фракции? Проще говоря, быть членом фракции, которая входит в состав коалиции – автоматически означает быть членом коалиции. Это так, к сведению отдельных «новых звезд» украинской политики. Впрочем, членство в коалиции совсем не обязывает подобных «последовательных и принципиальных депутатов, которые принесли в парламент новое качество политики», голосовать созвучно с коллегами по коалиции. Конечно, они – «самостоятельные политики», и сопротивляются диктату партии! Может и так. А может – имеем дело с латентными «тушками» и «троянскими конями»... В конце концов, для нашей темы это не имеет решающего значения, поскольку, даже если предположить, что все члены фракций, которые образовали парламентскую коалицию, начнут голосовать единогласно, голосов для принятия решений все равно будет недостаточно.

Арифметика – вещь упрямая. Как ни крути, но 81+140 отнюдь не станут 226-ю... И тут на помощь приходят ушлые юристы и политологи, которые начинают рассказывать байки о якобы вполне нормальной европейской практике «коалиции меньшинства»... Или еще лучше – легендарные предания седой то кобылы, то ли давности о том, что на момент создания коалиции фракции НФ и БПП совокупно все-таки имели большинство голосов от конституционного состава Верховной Рады. С последним не поспоришь – понятно, что на момент своего рождения дед был жив... Но какое это имеет значение сегодня? Особенно для соседей, которых уже достала вонь из квартиры покойного, превращенной внуками в наркоманский притон?

Факт смерти уже второй в нынешнем парламенте коалиции пытаются скрыть за «результативными» голосованиями, например, как за назначение правительства Гройсмана или закон «О Государственном бюджете Украины на 2017 год». Впрочем, подобные результативные голосования свидетельствуют лишь о том, что в парламенте рядом с номинальной и мертвой коалицией де-юре существует вполне живая коалиция де-факто – негласная «ширка», ситуативное большинство, где голоса собирают под каждое голосование. А поскольку собирать голоса – дело хлопотное и, пожалуй, недешевое, то таким образом через парламент протягивают либо ничего не стоящие законопроекты, которые не затрагивают ничьих интересов, либо, наоборот, – принципиально важные, когда действует принцип «мы за ценой не постоим!»

Парламентские «тушки»: как депутаты «мигрировали» между фракциями в 2007-2016 годахВ продолжение серии инфографик о политических перебежчиках в украинском парламенте «Слово и Дело» предлагает вашему вниманию статистику изменения количества фракций и групп в сечении трех последних созывов.

Но самое интересное не это. Самое интересное то, что вопрос нехватки голосов в коалиции можно решить достаточно просто. Среди более чем 200 депутатов, которые были избраны в одномандатных округах, немало самовыдвиженцев и представителей тех политических сил, которые не преодолели проходной барьер. Даже без учета тех внефракционных депутатов, которые разбежались на заработки по депутатским группам, в Верховной Раде сегодня 47 народных избранников, которые не входят в состав ни одной фракции или группы. Прекрасный резерв для пополнения рядов коалиции...

Надеюсь, никто не питает иллюзий относительно наличия в руках коалиции и Президента необходимых рычагов влияния для того, что заставить внефракционных пополнить дружеские ряды единомышленников из «Народного фронта» или «Блока Петра Порошенко»? Элементарно! Можно подбросить уголовное дело... А можно – и лотерейный билет с полуторамиллионным выигрышем... Да и должности в таможнях для любовников на дороге не валяются...

Однако это еще не сделано. Почему? Это тема для иной дискуссии. А пока можно ограничиться достаточно банальным выводом: нынешняя ситуация с коалицией-дедом, который из могилы не воскрес, но и весь не умер, вполне удовлетворяет внуков-наркоманов, поскольку создает не только пространство для политического маневра, но и площадку для торгов – причем, далеко не всегда политических, – которые собственно и продолжают составлять истинную сущность отечественного политического процесса. Остальное – от лукавого... и спичрайтеров.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...