Интеграция в Старый Свет. Колонка Виктора Трегубова

Виктор Трегубовжурналист, блогер

В последнем «Безумном Максе» главные герои, удирая от преследователей, ищут Зеленые Земли – один из немногих уголков постапокалиптического мира, где сохранилась свежая вода и плодородные почвы, и который одна из героинь помнит с детства. С трудом пройдя зловонное болото, они встречают потерянных родственников этой героини, и выясняют, что грязь, которую они только что преодолели, и есть все, что осталось от Зеленых Земель.

С каждым месяцем у этого печального сюжета все больше параллелей с историей украинской евроатлантической интеграции.

Сейчас мы боремся за предоставление Украине безвизового режима с Евросоюзом. Мы сделали все, что от нас требовалось, что признали и глава Еврокомиссии, и глава Европарламента. Мы на финишной прямой. Но нужно поспешить: впервые дверь готовы захлопнуть с той стороны.

Эра популизма: каких политических изменений следует ожидать в ЕС в ближайший год?Политический ландшафт в европейских странах постепенно меняется в сторону популизма. И это будет иметь свои последствия в формировании новой повестки дня в отношениях ЕС с другими странами. Прежде всего, с Украиной.

Мы дотянули до того момента, когда Евросоюз начал стремительно меняться. Мы по-прежнему надеемся, что наша интеграция будет удачной. Но все ли из нас осознают, что мы войдем не в ту Европу, в которую шли еще десять лет назад?

Здесь стоит рассмотреть две группы украинских «еврооптимистов». Первая – цинично-обывательская. Это люди, которые евроинтеграцию ценили за конкретные возможности – от финансирования Евросоюзом наших инфраструктурных проектов до возможности удачно «свалить». Вторая – креаклы и идеалисты, которым Европа была ценна как возможность чему-то научиться, как успешное воплощение либерально-демократических ценностей, глядя на которое наше общество начнет исправляться.

Обе группы ждет разочарование. Первую – потому что после травматического опыта недавних кризисов, экономических и миграционных, страны Европы будут много осмотрительнее в финансовых и пограничных вопросах. Вторую – потому что саму Европу, как, впрочем, и США, захлестывает кризис разочарования в (лево)либеральной политической модели. Да и сама идея европейского единства уже звучит не так романтично, как в 1990 году, когда Тото Кутуньо выиграл Евровидение с Insiemo – гимном объединения континента. Парадоксально, но мы со своим еврооптимизмом идем в Европу, где набирают вес евроскептические тенденции.

С НАТО – похожая история. Наш парадокс заключался в том, что мы шли в НАТО для защиты от возможной агрессии со стороны России. А пришли к тому, что НАТО не принимает нас именно потому, что нас нужно защищать от России…

Значит ли это, что мы должны остановиться?

Нет.

Да, старые смыслы, за которыми мы гнались, обесценились. Возможно, маятник еще качнется в обратную сторону и после короткой «реакции» все в Европе и за океаном будет, как в девяностые и нулевые. История знала и такие сценарии. Но вероятнее, что будут найдены новые смыслы и новые модели сосуществования.

И нам придется в этом поучаствовать. Нам придется быть среди тех, кто эти смыслы напишет. Не потому, что мы такие крутые и нам на роду написано судьбы мира вершить, а потому, что мы в самом центре этого грандиозного шухера. Более того, мы, фактически, его и спровоцировали. Тогда, на Майдане, когда пошли под пули. Мы уже начали писать новую европейскую историю – отчасти собственной кровью.

Если нам удастся продавить путешествия без виз, мы решим огромную проблему нашего общества: отсутствие зримых историй успеха. Смешно слышать, что-де у большинства украинцев нет денег на путешествия. Страну толкает вперед меньшинство, всегда и везде, и если этому меньшинству будет проще перенимать новый опыт и заводить новые контакты в Европе, это уже будет отличным подспорьем для всей страны.

Да, мы не готовы. Мы молодая и инфантильная нация, которая двадцать лет искала какую-то модель развития, которую можно взять и сходу перенять. Что в вопросе армии («а в Израиле», «а в Швейцарии», «а в США»), что в вопросе государственного строительства («а во Франции», «а в Польше», «а в Сингапуре»). Мы еще в себе-то не разобрались, а нам внезапно нужно становиться из объекта мировой политики ее субъектом. Наверное, Господу просто надоело и он решил сам поставить нас в такие условия. Мол, прыгай в водоворот перемен, ленивая моя страна спящих ангелов, вечное кладбище перспектив – там либо утонешь, либо наконец-то плавать научишься.

Рассматривать вариант «утонем» – бессмысленно. Нужно бороться за второй сценарий.

Мы уже достаточно изменились, пока шли к «безвизу». Одно только электронное декларирование задало новый стандарт взаимоотношений между обществом и властью. Однако если нам удастся продавить и путешествия без виз, мы решим огромную проблему нашего общества – отсутствие зримых историй успеха. Смешно слышать, что-де у большинства украинцев нет денег на путешествия. Страну толкает вперед меньшинство, всегда и везде, и если этому меньшинству будет проще перенимать новый опыт и заводить новые контакты в Европе, это уже будет отличным подспорьем для всей страны. Поэтому за «безвиз», равно как и за Соглашение об ассоциации, нужно бороться, даже если это будет единственным серьезным успехом Украины на пути евроинтеграции. Когда пишется новая история континента, стоять в стороне просто опасно. Если нам не удалось войти в старую Европу, давайте станем частью новой.

С НАТО – еще веселее. Кажется, если мы выживем, мы в любом случае там будем. Ведь ситуация сложилась так, что обязательное условие украинского выживания – готовность самостоятельно дать по зубам России. Такая Украина уже будет нужна НАТО сама по себе. В условиях, когда после сокращения танков у Великобритании становится меньше не только чем у Сербии, но и чем у террористов ОРДЛО, новые ВСУ вновь станут щитом между Европой и варварами, хотим мы этого или нет.

Вопрос безвизового режима уже переходит в ранг «фетиша» – экспертПолитолог проанализировал предложение Минюста относительно возможности принять мигрантов из Сирии на территории Украины в обмен на безвизовый режим.

Наш ждет либо гибель и растворение в «русском мире», либо довольно приличное место в новой мир-системе. Третьего не дано. Просто для того, чтобы у нас получилось, нужно взять ответственность за собственную страну. Механизмы создания современной экономики и современной армии известны, но для их запуска нужно наступить на горло всему нашему общественному договору. Где низы спускают верхам воровство, не сильно вникая в происходящее, пока верхи более-менее удачно симулируют социализм, бросая предвыборные подачки и замолаживая электорат интимным шепотом ток-шоу. Где собственность не ценность и закон – не правило, а его обход – разновидность доблести. Можно было бы сказать «мы это неизбежно перерастем», но времени уже не осталось. Мы уже выросли: пора вести себя соответствующе.

Нам в ближайшие несколько лет предстоит переосмыслить всю систему взаимоотношений человека и государства, научиться думать стратегически, определиться со своим уникальным предложением внешнему миру и начать над этим работать. Получится у нас или нет, но плоды наших трудов пожнут наши внуки – и посмотрим, какое место в мире Украина будет занимать при них.

Мы просто слишком долго спали.

Виктор Трегубов, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...