«Вечные проблемы» украинского парламентаризма. Часть вторая: кнопкодавы против кнопкодавства

Валентин Гладкихполитический эксперт

В одном из своих предыдущих материалов я завел разговор о том, почему депутаты Верховной Рады Украины практически не способны на продуктивную работу. На этот раз предлагаю свой взгляд на такую позорную проблему нашего парламента, как кнопкодавство.

Аристотель, отмечая принципиальную важность наличия досуга для занятий философией, наукой и искусством, возможно, слишком цинично, но в то же время очень точно утверждал: «Рабы нужны для того, чтобы их хозяева имели достаточно времени упражняться в игре на флейте». Отечественные политики, прежде всего члены парламента, которых во многих постсоветских странах почему-то (видимо, по совковой инерции) называют «народными депутатами», хотя к народу они имеют такое же отношение, как морские свинки к морю, к счастью, имеют достаточно свободного времени.

Поэтому в целом неудивительно, что свой досуг «слуги народа» тратят не только на круизы, вечеринки и другие «животные» (в смысле Аристотеля) способы наслаждаться жизнью, но и на более благородные вещи, например, на занятия «философией».

Видимо, именно поэтому избыточное количество никем по-настоящему не учтенного свободного времени, оплачиваемого из кармана налогоплательщиков (или легально через Государственный бюджет, или почти легально через коррупционные схемы), украинские парламентарии вместо решения проблем склонны превращать их в «вечные темы». Одной из таких «вечных тем» является неличное голосование, больше известное как кнопкодавство.

Смешно слышать, как отдельные политики оправдывают «неличное голосование» отсутствием коллег в сессионном зале по уважительным причинам. Депутаты, мол, тоже люди - могут болеть или быть в командировке, а голосовать за нужные стране и обществу законы надо, поэтому приходится брать на душу грех и играть на пультах для голосования словно искусный музыкант на органе, нажимая клавиши всеми возможными частями тела.

Часть третья статьи 84 Конституции Украины гласит: «Голосование на заседаниях Верховной Рады Украины осуществляется народным депутатом лично». Казалось бы, положение сформулировано столь однозначно, просто и понятно, что не требует каких-то дополнительных объяснений или толкований. Впрочем, когда есть время и вдохновение, а главное – политическая целесообразность, можно пофилософствовать по любому поводу, сделав более чем очевидные вещи не такими уж очевидными. Неудивительно, что «хозяева», имея достаточно свободного времени превратили толкование Конституции Украины чуть ли не в библейскую экзегетику, которой бы позавидовали не только отцы-каппадокийцы, но и богословы Александрийской школы.

Венцом отечественной Конституционной экзегетики должно было стать решение Конституционного Суда Украины, который 7 июля 1998 года, среди прочего, постановил: «народный депутат Украины не имеет права голосовать за других народных депутатов Украины на заседаниях Верховной Рады Украины. Нарушение установленной Конституцией Украины процедуры принятия законов и других правовых актов Верховной Радой Украины является основанием для признания их неконституционными». То есть каждый закон, проголосованный с нарушением нормы о личном голосовании, может быть признан неконституционным. Между прочим, таких «законов» Верховная Рада Украины продуцирует немало...

А теперь вопрос к «знатокам»: сколько законов было обжаловано борцами против неличного голосования в судебном порядке после выявления фактов кнопкодавства? Между прочим, смешно слышать, как отдельные политики оправдывают «неличное голосование» отсутствием коллег в сессионном зале по уважительным причинам. Депутаты, мол, тоже люди – могут болеть или быть в командировке, а голосовать за нужные стране и обществу законы надо, поэтому приходится брать на душу грех и играть на пультах для голосования, словно искусный музыкант на органе, нажимая клавиши всеми возможными частями тела. Правда, следуя такой логике, командировку жены на научную конференцию по вопросам гендерного равенства можно считать оправданием за изнасилование соседки.

Конечно, использовать лозунги борьбы против кнопкодавства во время избирательной гонки и реально использовать имеющиеся или вводить новые правовые механизмы, которые бы уничтожили это позорное явление, – это, как говорят в Одессе, «две большие разницы».

Нет смысла лишний раз перечислять, как политические силы, так и отдельных политиков, которые с пеной у рта рассказывают о необходимости борьбы с кнопкодавством. Имя им – легион. Впрочем, есть смысл еще раз обратить внимание избирателей на то, что на самом деле, при наличии желания и политической воли, раз и навсегда покончить с кнопкодавством не так сложно, как утверждают создатели «вечных проблем» из-под купола Верховной Рады, которая все больше напоминает другое заведение с куполом. С той лишь, правда, разницей, что последнее обычно вызывает положительные эмоции, чего не скажешь об украинском парламенте.

Покончить с позорным явлением кнопкодавства можно несколькими способами. Кроме, конечно, фантастического, вокруг которого пытаются сосредоточить свои спекулятивные дискуссии «и мертвые, и живые, и нерожденные» кнопкодавы, болтая о «развитии политической культуры» и «росте политической ответственности». Так вот, можно, например, без лишнего пафоса внести изменения в Уголовный Кодекс, предусмотрев за «неличное голосование» лет так 10-15 лишения свободы с конфискацией всей собственности, приобретенной непосильным трудом на государственной ниве.

Александр ТурчиновСекретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины
Турчинов пообещал после летних каникул ввести новую систему голосования, которая исключает "кнопкодавство"Сказано 20 мая 2014 г.Статус обещания: Не выполнено

Кстати, еще один вопрос к знатокам и апологетам «обновленной» Верховной Рады: сколько подобных законопроектов было внесено на рассмотрение парламента «борцами против кнопкодавства»?

Что-то не сильно народные избранники стремятся повязать себе на шею петлю или хотя бы наступить на горло собственной песне. Конечно, гораздо безопаснее раздавать обещания вроде «введем практику лишать депутатских мандатов за кнопкодавство». Почему безопаснее? Потому что случаи, в которых полномочия народного депутата могут быть прекращены досрочно, четко очерчены Конституцией Украины, внести изменения в которую значительно сложнее, чем внести изменения в Уголовный кодекс. И не только потому, что для этого нужно минимум 300 голосов, а не 226. Словом, кнопкодавы могут спать спокойно.

А было бы интересно послушать обсуждение такого законопроекта членами парламента и проанализировать результаты голосования за него. Впрочем, легко предположить, что такой законопроект не набрал бы необходимого количества голосов, даже если бы его начали кнопкодавить все ожесточенные «борцы против кнопкодавства».

Поэтому борьба кнопкодавов против кнопкодавства будет продолжаться.

В конце концов, «вечные проблемы» существуют не для того, чтобы быть кем-то решенными, а для того, чтобы «хозяевам» было чем заняться. Впрочем, есть подозрение, что члены украинского парламента на самом деле занимаются вовсе не вечными философскими проблемами, а тем же, чем занимаются кошки, когда им нечего делать.

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...