Вождистский вакуум: кому достанется левый электорат?

Александр Радчукполитолог

Агония остатков коммунистической идеологии еще долго будет влиять на процессы в политической жизни Украины. Запрет КПУ и процесс декоммунизации не без дискуссий, однако в целом был положительно воспринят в обществе. Впрочем, символы и образ мышления многих граждан изменить не так легко.

Конечно, длительный период пропаганды коммунистической идеологии, который шаг за шагом менял сознание миллионов украинцев, не сможет окончиться просто так. Особенно левая идеология на коммунистической почве имеет много сторонников среди пожилых граждан. А это один из самых дисциплинированных слоев населения, который добросовестно выполняет свой электоральный долг на избирательных участках.

Не воспользоваться таким мощным ресурсом было бы крайне недальновидно. Поэтому количество претендентов на левую электоральную нишу среди политических партий будет только расти.

В социологическом забвении

Политическая смерть КПУ состоялась во время последних внеочередных выборов в парламент осенью 2014 года. Именно Верховная Рада 8-го созыва стала первой с 1993 года, в которую не был избран ни один представитель этой политической силы.

Высший админсуд подтвердил законность запрета КПУМинистр юстиции Павел Петренко заявил, что длительная история с запретом деятельности КПУ наконец-то завершилась.

Юридически «захоронение» КПУ состоялось лишь в январе этого года, когда ВАСУ окончательно подтвердил законность запрета коммунистов. Конечно, пока что речь идет об уменьшении поддержки коммунистической идеи, проводником которой была КПУ, и государственной политике в отношении запрета и самой партии, и коммунистической пропаганды.

Впрочем, остается еще один важный фактор – избиратель. В отличие от формализованных структур или институтов, запретить его существования государству не под силу. Тем более, если речь идет о демократическом обществе.

А вот побороться за приверженность левого избирателя имеет смысл. И хотя, по последним социологическим данным, ни одна из политических партий левого толка не только не преодолевает 5% избирательный барьер, но и не набирает даже 1% поддержки, речь идет о миллионах потенциальных избирателей.

Еще летом 2014 года, когда КПУ вносили в социологические опросы, партия набирала 3,9% поддержки избирателей. До событий Революции Достоинства коммунисты имели большую поддержку в обществе. В 1998 году за нее отдали голоса почти 25% избирателей (более 6,5 миллионов голосов), в 2002-м – почти 20% (5 миллионов 178 тысяч голосов), в 2006-м – 3,66% (929,591 избирателей), на досрочных выборах в 2007 году КПУ удалось несколько улучшить результат до 5,39% (1,2 миллиона голосов).

В 2012 году при практическом отсутствии каких-либо идеологических конкурентов в левом диапазоне партийный список КПУ вообще получил 13,18%, то есть за 2 года до событий Революции Достоинства за эту партию отдали голоса 2,6 миллиона избирателей.

Предвыборные каникулы: партийные процессы накануне нового политсезона«Слово и Дело» проанализировало нынешние расклады в украинской политике в ключе возможных внеочередных выборов в Верховную Раду осенью 2016 года.

Левые идеи – на вес золота

Впрочем, сейчас посоревноваться за некогда консолидированный электорат запрещенной КПУ – дело не из легких. Ведь нужно создать структуру, которая идеологически полностью отвечала бы требованиям избирателей. Однако пока это не удалось ни одной новой партии левого толка.

Правда, сами левые идеи именно сейчас пользуются большой популярностью. Прежде всего, речь идет о теме повышения тарифов в коммунальной сфере, маленьких пенсиях и зарплатах, низком уровне социального обеспечения граждан. А если вспомнить о новых требованиях МВФ относительно возможного повышения пенсионного возраста, обеспечение адресной социальной помощи, очередную приватизацию государственных предприятий, вероятность снятия запрета на продажу земель – все эти темы создают наилучшие условия для появления нового сильного левого проекта.

Кто разделит электоральный кусок пирога?

Опять же, концентрированно привлечь весь левый электорат – вряд ли посильная задача для новых политических партий левого толка. Сейчас наиболее мощным потенциальным претендентом для освоения электоральной базы запрещенных коммунистов является Социалистическая партия Украины. Впрочем, она имеет давнюю историю взаимоотношений со своим избирателем, который остался разочарован деятельностью социалистов в парламенте в средине 2000-х годов.

Разрешение на жизнь. О «зя» и «низззя». Колонка Романа СкрыпинаЖурналист Роман Скрыпин в своей колонке для «Слова и Дела» описал свое видение того, как работает механизм коррупции в Украине после 26 лет независимости

Летом 2015 года, предчувствуя свой запрет, лидеры КПУ объединились с рядом маргинальных по своей сути политических партий в единый проект – «Левую оппозицию». Главным партнером экс-главы КПУ Петра Симоненко в новом объединении стала лидер ПСПУ Наталья Витренко. До сих пор серьезной медийной активности «Левая оппозиция» не проявляла.

Еще одна политическая партия – «Союз левых сил» – не имеет существенного влияния на бывшего избирателя КПУ. Впрочем, по мнению экспертов, в случае мощного финансирования любая из этих политических сил сможет мобилизовать серьезный электоральный ресурс, если государство и правоохранительные органы не слишком будут интересоваться источниками поступления средств. Ведь существует опасность того, что именно Кремль начнет спонсировать левые проекты. И использует для этого средства, которые были вывезены представителями бывшей власти во главе с экс-президентом Виктором Януковичем.

Кризис популистов

Не брезгуют левым электоратом и рейтинговые сейчас политические партии. Прежде всего, речь идет об оппозиционных политических силах, которые в своей медийной работе используют популистские месседжи. Последние всегда нравились сторонникам запрещенной КПУ.

Как изменилась поддержка политпартий за последние два годаПарламентское большинство, в которое сейчас входят две наибольшие фракции БПП и НФ, потеряли достаточное количество поддержки.

Поспекулировать на популистских идеях социальной защиты попытаются «Оппозиционный блок», «Батькивщина», «Радикальная партия Олега Ляшко», ВО «Свобода». К ним присоединятся и другие внепарламентские партии, которые в своей риторике активно критикуют действия властей и делают особый акцент на несправедливой политике в области тарифообразования и на ошибках в проведении остальных реформ. Это партии «Видродження», «Партия простых людей», УКРОП, «Народный контроль» и другие.

Источники финансирования этих партийных проектов могут быть разные, а их истинные цели ориентированы на разных политических игроков. Однако их главная задача – сконцентрировать как можно больше протестного электората, используя именно левые идеи.

Без коммунистических идей не обойтись?

Впрочем, всем перечисленным партиям не хватает единого цементирующего компонента – коммунистической идеологии, на которую традиционно опирался избиратель запрещенной ныне КПУ. Вернуть старые советские идеологические атрибуты вряд ли удастся: процесс декоммунизации перешел в активную фазу, а поддержка коммунистических идей в обществе падает.

Будет ли иметь перспективы новый политический проект левого толка – покажет время. Однако для его успешного старта нужны три важные составляющие – новые лица, щедрое финансирование и поддержка не менее двух миллионов потенциальных избирателей. Осуществить такую задачу с нуля и без помощи сторонних контрагентов почти невозможно. Поэтому пока нынешние малоизвестные левые партийные проекты – это лишь некий кастинг перед возможной серьезной игрой Кремля на украинской внутриполитической арене.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»

Загрузка...