Регрессия к усреднению: почему не оправдаются надежды Зеленского на повторение «грузинского чуда»

Читати українською
Валентин Гладкихполитический эксперт

Если бы Саакашвили не было в Украине, его следовало бы придумать, хотя бы для того, чтобы спорами о гипотетическом назначении на должность вице-премьера прорвать информационную блокаду и прекратить засилье в информационном поле новостей о COVID-19.

Как ни крути, а дискуссии о прошлом и будущем отдельных политических фигур, а главное их потенциального влияния на нынешние и будущие политические процессы, значительно ближе и «понятнее» всем: как «диванным экспертам», так и профильным специалистам. Неудивительно, что невероятно быстро, даже быстрее, чем количество больных коронавирусом, множится количество диаметрально противоположных оценок, как результатов деятельности бывшего грузинского президента, так и намерений нынешнего украинского.

Причем несложно заметить, что оценки намерений Владимира Зеленского прямо пропорциональны оценке результатов деятельности Саакашвили: чем выше оцениваются достижения бывшего президента Грузии, тем выше оценивают и инициативу президента Украины пригласить грузинского реформатора в состав украинского правительства. Основывается это на наивной вере широкой общественности в то, что успешный грузинский реформатор Михеил Саакашвили «может повторить», причем без всякого критического осмысления,, именно он может повторить, а главное – как.

Впрочем, такой подход является ошибочным.

Прежде всего, даже если вынести за скобки дискуссию об успешности или неуспешности грузинских реформ (результаты этой дискуссии очень часто зависят не только от весьма произвольного выбора критериев для оценки, но и зачастую от личных симпатий, антипатий, а главное – политических ориентаций полемистов) и предположить, что преобразования, которые пережила Грузия после Революции роз, на самом деле были исключительно положительными и удивительными, надо осознавать, что «грузинское чудо» стало результатом не только государственного гения Михеила Саакашвили, но и титанических усилий – порой противоречивых, неоднозначных решений и действий большого количества людей, которые те реформы задумывали, планировали и реализовывали: Кахи Бендукидзе, Зураба Адеишвили, Гии Гецадзе, Ивана Мерабишвили и многих других. Не понимать этого – значит, уподобляться двоечнику-школьнику, уверенному в том, что пирамиду Хеопса собственноручно построил Хеопс.

Как Саакашвили выполнял обещания в должности председателя Одесской ОГАЗа полтора года, в течение которых Саакашвили был главой Одесской обладминистрации, он выполнил более половины обещаний, касающихся развития области.

Итак, во-первых, замечать только позитивные изменения, а во-вторых, приписывать их, исключительного тогдашнему президенту Грузии – это прежде всего односторонняя предвзятость и огромное преувеличение.

Политика и государственное управление – это командная игра и далеко не факт, что звездный капитан, тренер или даже президент клуба сможет повторить свой триумфальный результат с другой командой.

Учитывая это, вполне закономерно поставить вопрос о персональном составе «команды Саакашвили» и придирчиво посмотреть, как она менялась, а вместе с ней, как менялись и результаты. А главное, поинтересоваться: кто сегодня в «команде» и насколько профессиональный уровень этих людей соответствует сложности тех задач, которые предстоит решать. К сожалению, вместо ответа на этот вопрос Саакашвили эмоционально призывает всех просто поверить в то, что такая команда у него есть, продолжая петь старые песни о необходимости давать шанс новым талантливым людям, социальные лифты, а главное – потенциальную принадлежность всего прогрессивного человечества (сорри, всего прогрессивного украинства) к его будущей реформаторской команде.

Впрочем, все это разговоры ни о чем. Более того, иногда (даже во времена президентства в Грузии, не говоря уже об украинском этапе) в кадровой политике Саакашвили, склонного к волюнтаризму, иногда трудно отличить меритократизм от откровенного фаворитизма.

Как бы там ни было, но сейчас Саакашвили не может похвастаться особыми успехами в создании настоящей команды в Украине. Ни пребывание в Одессе, ни антикоррупционные форумы, ни «Движение новых сил» не привели к кристаллизации вокруг него команды единомышленников, а главное – специалистов. Зато в Украине Саакашвили, к сожалению, стал центром притяжения, за редким исключением, преимущественно для всевозможных карьеристов-проходимцев, каждый из которых искал своего собственного счастья, греясь в лучах славы выдающегося грузинского реформатора. И надо признать, некоторые дождались, правда, перепрыгнув в другие «команды».

Безусловно, многим из отечественных юных дарований льстит сравнение с Кахой Бендукидзе, но сравнение любой общественной активистки хоть с самим Черчиллем не превращает ее автоматически в эффективного руководителя таможни.

Словом, с кадрами, которые решают все, у господина Саакашвили в Украине далеко не все в порядке, что делает перспективы его успешности весьма сомнительными. Речь идет не о медийной популярности – паствы популярному реформатору постсоветского пространства хватит еще надолго, потому что рациональная критика бессильна против мифических героев. Речь идет о способности воплотить хотя бы часть грузинского мифа о себе в украинскую реальность.

Грузинский ревизор: чем закончится возвращение Саакашвили в украинскую политикуМихеил Саакашвили имеет все шансы стать самым заметным политиком среди всех членов действующего Кабмина. Сценарии его возможного сотрудничества с пропрезидентской командой прогнозировал политолог Александр Радчук.

И напоследок.

Даже признавая грандиозные положительные изменения, которые произошли в Грузии, и не отрицая личного вклада Саакашвили в те преобразования, нельзя игнорировать тот факт, что будущие результаты никоим образом не вытекают непосредственно из прошлых достижений, особенно когда речь идет о выдающихся достижениях (а реформы в Грузии, безусловно, были выдающимися достижениями). Выдающиеся достижения поэтому и являются выдающимися, потому что их трудно повторить. Особенно когда они в значительной степени зависят от случайных факторов.

В статистике это явление называют «регрессией к усреднению», или более поэтично «триумфом посредственности».

Этот феномен, замеченный еще в XIX веке Ф. Гальтоном, а позже исследован уже в начале ХХ века американскими учеными Г. Секристом и Г. Готеллингом, хорошо известный любому фанату спортивной статистики, и проявляется в том, что в следующем сезоне после подписания лучших контрактов спортсмены показывают худшие результаты.

Некоторые объясняют это психологическими факторами, мол, после получения желаемого мотивация падает, а соответственно, падают и результаты. Этот фактор, видимо, также не стоит сбрасывать со счетов, но основная причина, по мнению ученых, все-таки в другом. Лучшие контракты, как правило, подписываются после лучших сезонов в исполнении того или иного спортсмена. И как по этому поводу справедливо отмечает Джордан Елленберг: «Было бы странным, если бы в следующем сезоне они не вернулись на свой привычный уровень».

Безусловно, у каждого свой «привычный уровень», но очень наивно утверждать, что победитель прошлых Олимпийских игр неизбежно выиграет следующие. Может, выигрывает, а может, и нет. Для прогноза успешности выступлений спортсмена на следующей Олимпиаде важны не столько результаты, показанные им 4 года назад, сколько нынешние, которые демонстрируются на текущих соревнованиях.

Ну, а нынешние результаты Саакашвили оставляют желать лучшего.

Хотя сам Саакашвили, утверждая, что никто не руководил Одесской областью лучше него, видимо, считает иначе.

И как ни странно, но с ним можно даже согласиться. Руководил он Одесской областью, на самом деле, ничем не хуже других. Но проблема в другом – результаты его пребывания в Одессе вряд ли соответствуют тому, что ожидалось от звездного реформатора. То же можно сказать и о результатах антикоррупционных форумов и «Движения новых сил». Ничем не примечательные, посредственные достижения – прекрасная иллюстрация «регрессии к усреднению».

Украинские результаты выдающегося грузинского реформатора, скажем откровенно, посредственные, если вообще не ничтожные по сравнению с результатами, продемонстрированными в свое время в Грузии. Но стоит только вспомнить об этом, как те, кто с пеной у рта доказывал, что Украина ничем не отличается от Грузии, а потому все то, что удалось Саакашвили в Грузии, можно с легкостью повторить в Украине, сразу завопят о том, что нельзя сравнивать эффективность Саакашвили в Грузии и в Украине, поскольку условия были совершенно разными. И будут правы.

Впрочем, эта правота сторонников грузинского реформатора, как ни парадоксально, играет против них.

Стоит учитывать, что истинными в науке считают только те результаты экспериментов, которые можно воспроизвести в любом месте и в любое время. Одинаковые эксперименты должны давать одинаковые результаты. Но есть один принципиально важный нюанс: одинаковые эксперименты должны давать одинаковые результаты при одинаковых условиях.

А социально-политические, социально-экономические, геополитические и другие условия редко бывают одинаковыми. И это не географические условия – размер страны или демография, хотя и они играют роль. Условия – это огромная совокупность различных параметров и факторов, которые часто не поддаются расчету, поскольку имеют стихийный и случайный характер.

Конечно, как неоднократно доказывали социально-психологические исследования, люди склонны объяснять свои успехи исключительно (в лучшем случае – преимущественно) собственными особенностями, правильными решениями, удачными действиями и т.д., в то время как неудачи, как правило, те же люди объясняют независимыми от них обстоятельствами и досадными случайностями. Хотя на самом деле точно определить баланс «произвольного и случайного» в каждом результате довольно проблематичным.

Было бы очень круто, если бы грузинский эксперимент Саакашвили можно было бы с аналогичными результатами воспроизвести в Украине или в любой другой стране мира. Но, к сожалению, это далеко не так.

У Саакашвили никогда и нигде больше не будет тех условий, в которых ему удалось осуществить «грузинское чудо». Зато всегда будут не те полномочия, не те должности, не те члены команды, не те СМИ, не те оппоненты, не тот МВФ, не те олигархи, не те коррупционеры, не то сопротивление системы ... и так до бесконечности.

Владимиру Зеленскому, который идеалистически надеется, что бывший успешный опыт Саакашвили может помочь изменить Украину к лучшему, жестоко ошибается. Беда не в том, что Саакашвили на самом деле не имеет никакого «тайного», только ему одному известного рецепта «успеха», хотя и пытается убедить всех в обратном, потому что очень хочет вернуться в «большую политику». Беда в том, что такого рецепта просто не существует, по крайней мере на уровне практического алгоритма действий, а не на высоком концептуальном уровне абстракций вроде «крыски должны стать ежиками».

Итак, возвращая грузинского легионера со звездным прошлым в игру, Зеленский совсем не увеличивает шансы Саакашвили на повторение результатов «его золотого президентства», а увеличивает свои шансы превратиться в очередную «причину неудачи» бывшей политической звезды, со всеми досадными последствиями для себя.

Валентин Гладких, специально для «Слово и дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться: