Последняя защитница Майдана. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Женя психанула. Адвокат семей погибших майдановцев Евгения Закревская прямо в эфире программы «Право на владу» на канале 1+1 заявила, что начинает голодовку из-за приостановки расследования.

Причины приостановки технические, нужно дела, наработанные за годы, передать из Генпрокуратуры в ГБР. Но на практике последствия могут оказаться просто катастрофическими для расследования: огромное количество документов и вещественных доказательств должно без потерь перекочевать с одного места на другое и попасть из рук следователей прокуратуры в руки следователей бюро, которые их увидят в первый раз и засядут за долгое изучение с нуля.

Закревская, по словам всех, кто с ней сталкивался, просто удивительный человек, безупречных моральных и профессиональных качеств. Как написал один из коллег Евгении, с ее квалификацией она могла бы лопатой грести адвокатские гонорары в коммерческих делах, но взвалила на себя огромный гражданский груз и тянула его на пределе своих возможностей, а их у нее, как мы уже отметили, намного больше, чем у других. Но и она не выдержала, психанула.

Годовщина Революции достоинства: актуальны ли сейчас требования Майдана?Спустя шесть лет после начала Революции достоинства нет однозначного ответа на ключевые вопросы – победили ли идеалы Майдана, есть ли в стране глобальные изменения, получили ли украинцы желаемое.

И в эти же дни 6-ой годовщины Майдана всех поразило сообщение с Житомирщины: сотрудник ГАИ Виктор Тищенко получит из казны триста тысяч гривен компенсации за те 45 месяцев, пока в судах отбивался от обвинений в фальсификации протокола на участника Автомайдана за автопробег в Межигорье. Суды-то он выиграл, а в зарплате и здоровье за это время потерял. Так что, компенсация, выходит, законная. Все равно наказан: с жезлом в руках он бы за три с лишним года поднял неизмеримо больше. Но сам факт, что мы все оказались должны Тищенко, бодрит неимоверно.

В истории нельзя провести эксперимент и узнать, что было бы, если… Если бы после шока, в котором пребывала Украина после убийств в центре столицы, не случилось войны, общественное внимание к делам Майдана рассеялось бы с такой же быстротой? Напомню, 3 апреля 2014 года в Киеве прошла беспрецедентная совместная пресс-конференция руководителей МВД, Генпрокуратуры и СБУ о предварительных итогах расследования массовой гибели участников Майдана. Аваков, Наливайченко и Махницкий были строги и торжественны. Казалось, и дальше общество станет свидетелем невиданного единства власти в стремлении разобраться и наказать виновников кровопролития. Государство, новое государство, наше государство, обрушится на головы тех, кто такое допустил.

Но вскоре не менее шокирующие события в Крыму и на востоке переключили внимание на себя. Спустя короткое время кровь перестала кого-то удивлять, и, хотя при подъеме вверх по Институтской неизменно в горле становился ком, а по спине пробегали мурашки, в прочих локациях эти эмоции быстро замещались другими. Родных и близких погибших зимой 2014 года в центре Киева власти не забывали, но участливость принимала все более ритуальный характер. Не очень много времени прошло, когда стало понятно, что государство вовсе не такое новое, как хотелось, и не наше в том высоком смысле, о котором мечталось. В этом своем неизменном качестве оно и пыталось как-то расследовать дела Майдана. Странно было бы ожидать другой результат, этот как раз предсказуем.

И в ситуации, когда все мы… нет, не забыли, а сильно отвлеклись, очерствели, устали, Женя Закревская тянула майданные дела едва ли не одна, ну, может, с какими-то неравнодушными «следаками» с той, государственной стороны, которые там, конечно же, есть, но больше вопреки, чем благодаря. Никаких битком забитых народом залов на судебных заседаниях. Как, кстати, и в суде по делам гаишника Тищенко. Что же теперь удивляться, что у адвоката, единственного оставшегося защитника Майдана, сдали нервы, и она отказывается есть, пока Рада не соберется на срочное заседание и не примет закон, который позволяет перевести старых следователей, через руки которых прошли тысячи документов, свидетелей и вещдоков, в ГБР. Нас ведь все это время не было рядом.

Мы потеряли многое и многих. Женю нельзя потерять.

Леонид Швец, специально для «Слово и Дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
АКТУАЛЬНОЕ ВИДЕО
Подпишитесь на наш канал