Антикоррупционные войны: кто будет бороться за влияние на силовые органы

Читати українською
Александр Радчукполитолог

За последние два месяца антикоррупционные органы начали работать значительно активнее. Основная причина – полная перезагрузка власти, которая на первый взгляд позволяет антикоррупционным органам начать свою деятельность с чистого листа.

Но если на силовые ведомства так или иначе повлияли определенные политические факторы при предыдущей власти, то изменится ли кардинально ситуация при новой? Очевидно, соблазн иметь подконтрольные силовые структуры будет достаточно большой, а вот центры политического влияния могут существенно сместиться. Как это скажется на работе антикоррупционных органов? И скажется ли вообще?

Проблема засилья коррупции на всех уровнях не исчезает с политической повестки дня уже более 20 лет существования независимой Украины. До сих пор никому из президентов или влиятельных политических сил не удавались даже попытки обуздать данное негативное явление. Даже события Революции Достоинства со всеми ее последствиями для жизни государства хотя и запустили процесс обновления силовых структур и создание антикоррупционных органов, однако с 2015 года им мало чего удалось достичь.

Непонятно, чего не хватает – то ли политической воли, то ли профессионализма, то ли достаточных полномочий. Запуск антикоррупционных органов длился несколько лет, однако в большей или меньшей степени они до сих пор борются с привидениями старой коррупционной системы взаимоотношений между политиками, нардепами, чиновниками и судьями. Системой, где правоохранительные органы, как правило, были связной частью, а иногда и основой для процветания коррупции.

Поэтому запрос общества на борьбу с коррупцией, результатом которой должен стать хоть какой-то порядок в государстве, остается высоким. Так, согласно результатам социологических опросов за последние 3 года, коррупция остается в топ-3 главных раздражителей для рядового украинца. По свежим опросам Социологической группы «Рейтинг» в июле текущего года, 48% респондентов назвали среди основных проблем государства коррупцию в государственных органах, а еще 45% – военные действия на Донбассе.

С 5 сентября должна заработать еще одна отдельная организация, которая поможет антикоррупционным органам наконец продемонстрировать реальные результаты своей работы – речь идет о запуске Антикоррупционного суда. Как будут работать антикоррупционные органы и какие факторы будут влиять на их работу?

Президентская квота

Пока что наиболее зависимыми от президента в плане политических рычагов и процедур назначения и увольнения среди правоохранительных органов остаются руководители ГПУ и СБУ.

Сдай коррупционера – получи деньги: сможет ли «Слуга народа» устранить коррупциюС программами всех партий, их положениями, списками и кандидатами в одномандатных округах можно ознакомиться в нашем разделе Выборы.

И главу СБУ, и генпрокурора президент без решения Верховной рады уволить не может. Со Службой безопасности главе государства повезло больше – первым заместителем главы СБУ и фактически и. о. главы ведомства был назначен близкий соратник Владимира Зеленского Иван Баканов.

С генпрокурором Юрием Луценко команде президента придется иметь дело до начала работы нового парламента. И хотя голосов большинства для отставки главы ГПУ достаточно, а сам Юрий Луценко неоднократно обещал сложить полномочия перед новой Радой, борьба за влияние на Генеральную прокуратуру может продолжаться еще в течение вcего сентября.

Президент уже неоднократно демонстрировал, как он может влиять на ситуацию в СБУ и ГПУ. Примером могут служить показательные диалоги с региональными руководителями этих правоохранительных органов с целью получить отчет их работы и публично указать на недостатки. Конечно, президент может требовать обновления в этих силовых структурах, но напрямую влиять на кадровую политику не в его компетенции.

Тем не менее и СБУ, и ГПУ в последнее время демонстрируют завидную активность. Скорее всего, такая деятельность связана с желанием продемонстрировать результаты работы накануне существенных кадровых перестановок, которые неуклонно приближаются. Очевидно, после обновления руководства двух правоохранительных структур их ожидает существенное обновление и, возможно, кадровые сокращения. К слову, на то, что СБУ должна быть реформирована в рамках приближения Украины к стандартам НАТО, уже намекнул в одном из своих интервью глава посольства США в Украине Уильям Тейлор.

НАБУ, САП и НАПК

Скорее всего, НАБУ как орган, который создавался с целью расследования коррупции на высшем уровне государственной власти, продолжит свою работу во главе с нынешним главой Артемом Сытником. Сейчас намеки на возможную смену руководства этого органа со стороны команды Зеленского не звучат. Впрочем, имея монобольшинство в парламенте, ни один из сценариев о будущем главы НАБУ исключать не приходится.

В Антикоррупционном суде рассказали о подготовке к запуску работыНовосозданный Антикоррупционный суд временно обеспечен помещениями для осуществления правосудия по делам НАБУ и САП.

НАБУ должна действовать в случае нарушений закона судьями, прокурорами, депутатами, премьерами и даже президентом (при условии что его полномочия прекращены). Поэтому есть основания считать, что к действующей власти у НАБУ будет пока меньше вопросов. Но и на то, что НАБУ возьмется за всех чиновников, депутатов и судей прошлых лет также надеяться не стоит. Яркий пример – уголовное производство по факту возможных злоупотреблений и служебной халатности премьер-министра Владимира Гройсмана НАБУ закрыло еще 25 января, а стало известно об этом только в августе этого же года.

Сам Артем Сытник надеется, что с началом работы Антикоррупционного суда результаты работы НАБУ таки заставят заволноваться крупнейших коррупционеров. Сейчас в реестре НАБУ насчитывается 165 дел, из которых только 47 пока рассматриваются по существу.

Работа Специализированной антикоррупционной прокуратуры как самостоятельного подразделения ГПУ тесно связана с работой обоих правоохранительных органов – и Генпрокуратуры, и НАБУ. Скорее всего, САП ожидает обновление после того, как команда Зеленского таки сменит руководство ГПУ.

А вот изменений в руководстве Национального агентства по предотвращению коррупции точно не избежать. Об этом уже неоднократно заявляли в Офисе президента – беспокойство вызывают неутешительные результаты работы ведомства, к тому же есть вопросы к ее бывшей главе Наталье Корчак. А действующий глава ведомства Александр Мангул не принял участия в заседании Нацсовета по вопросам антикоррупционной политики в Офисе президента.

Фактор ГБР

Ситуация с ГБР в целом выглядит очень интересно – создание и отбор на должности в ведомство продолжались очень долго. Государственное бюро расследований, украинский аналог ФБР, заработало только в конце ноября 2018 года, хотя формально орган был создан еще в феврале 2016-го.

Перезапуск НАПК и НАБУ: какие перемены ждут антикоррупционные органыВ Офисе президента работают над разработкой проекта, который изменит работу НАПК. Об изменениях в антикоррупционных органах поговорили с экспертами.

Сейчас деятельность ГБР активизировалось в направлении расследования деятельности чиновников предыдущей правящей команды. В частности, ГБР начало активно вызывать на допросы 5-го президента Украины Петра Порошенко, пока в статусе свидетеля.

Деятельность ГБР заставила команду экс-президента утверждать, что этот правоохранительный орган новая власть использует с целью политических репрессий. Интересно, что сам глава ведомства Роман Труба недавно сообщил о намерениях народных депутатов-соратников Петра Порошенко уже в новой Раде обратиться в Конституционный суд о признании неконституционными ряда положений закона о Государственном бюро расследований. Там хотят посредством признания ряда норм закона о ГБР неконституционными – перезапустить деятельность бюро. Удастся это или нет, пока остается интригой.

В команде экс-президента намекают на то, что в работу ГБР вмешивается экс-заместитель главы АП времен президентства Виктора Януковича Андрей Портнов. Он вроде бы использует любые поводы, чтобы как можно быстрее запустить расследование против многих представителей власти в 2014-2019 годах. Интересно и то, что еще весной текущего года НАБУ и САП закрыли уголовное производство по факту незаконного обогащения против самого Портнова. Тогда президентом еще был Петр Порошенко. Сам Портнов не скрывает своих планов в любой способ доказать факты противоправных действий украинской власти в постреволюционный период.

В общем, ситуация неоднозначна – все антикоррупционные органы то закрывают, то открывают разнообразные дела против чиновников предыдущей власти. Например, еще в начале весны САП и НАБУ закрыли около 30 дел за отсутствием состава преступления, среди которых была и ряд резонансных. Например, об отдыхе в 2016 экс-главы НБУ Валерии Гонтаревой на Мальдивах с семьей и использование служебного авто ГПУ при развозке гостей со свадьбы сына генпрокурора Юрия Луценко 15 сентября 2017. И в то же время произошло задержание бывшего и действующего директоров госпредприятия «Спецтехноэкспорта», входящего в состав госконцерна «Укроборонпром».

Безусловно, активизация антикоррупционных органов ничем не закончится, если после их работа не будет заканчиваться конкретными приговорами для коррупционеров. Удастся ли этого достичь уже в эру работы Антикоррупционного суда – вопрос дискуссионный. Самое главное – насколько хватит политической воли новой власти для относительного невмешательства в дела антикоррупционных органов. И действительно ли в украинских реалиях может появиться настоящая независимая судебная система?

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.