Почему не Порошенко. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Оглядываясь назад, как известно, легко быть умным. Но сейчас видно, как и задним числом очень многим трудно принять несложную истину, что это были выборы против Порошенко, демократическая процедура отстранения Петра Алексеевича от власти. Зайдя в избирательную кампанию с антирейтингом в половину электората (50,2%, октябрь 2018 года, совместный опрос КМИС, Центра Разумкова и группы «Рейтинг»), президент мог выиграть лишь при каком-то фантастическом стечении обстоятельств и полном невезении конкурентов. Конкуренты и были безуспешны. Кроме одного.

Зеленский сначала победил в борьбе за звание анти-Порошенко, остальное было делом техники, – именно техники, а не как-то новой изощренной технологии, как поясняют сейчас шокированные противники. Как бы ни играли против президента остальные кандидаты, они оставались заперты в границах относительно небольшой группы своих сторонников, заинтересовать прочих уже не раз разочаровавшие политики не сумели, да и вряд ли могли. На них распространилось общее недовольство украинской политикой и политиками, отсюда повышенный интерес к неполитику, регулярно со сцены и с экрана выражавшему такое же недовольство.

Зеленский попал в резонанс с общественными настроениями, и выражать к нему претензии по этому поводу странно. Беда в том, насколько не попали и не попадают в эти настроения профессионалы политической работы, чей долг держать руку на пульсе страны и учитывать при принятии решений.

«Прозрачная» политика: что из обещанного Зеленским уже провалили или выполнили другие политикиВладимир Зеленский обещает внедрить прозрачную политику. Мы провели аналогию между его обещаниями и обещаниями других политиков.

Избирательная кампания Петра Порошенко потому и была обречена, что строилась на попытке продать его, опостылевшего, недовольному избирателю: «А вот томос, посмотрите, как подчеркивает достоинства президента томос!». Упорные попытки навязать отторгаемый политический товар привели к тому, что «покупателя»-избирателя обозлили еще больше, кого-то окончательно оттолкнув, а кого-то и подтолкнув к альтернативе.

Антирейтинг в полсотни процентов не делит граждан строго пополам между сторонниками и противниками, у антирейтинга есть еще некоторый близкий и зависимый слой. К тем, кто ни при каких обстоятельствах не хочет видеть Порошенко президентом, примыкает группа в полтора-два десятка процентов граждан, которые просто от него не в восторге, без сильных эмоций. Но рост раздражения активных противников увеличивает сдержанность по отношению к кандидату и в этой группе. К концу кампании антирейтинг Петра Порошенко вырос до 58% (апрель, КМИС). Одновременно перетоки добавили и без того безоговорочно лидировавшему Зеленскому в разы больше голосов, чем президенту – и все, партия сыграна.

В то же время длительная и упорная кампания по «продаже» Петра Алексеевича, еще и на фоне подчеркнуто неопытного конкурента, привела многих сторонников президента к состоянию, когда они буквально стали видеть Порошенко в ауре и в позолоченных латах. Не худший выбор превратился в единственно возможный, а порой и просто в исторический. Соответственно, очевидные недостатки противника стали выглядеть чудовищными, его неопределенные интенции трактоваться исключительно как враждебные. Если Петр Порошенко отождествляется с Украиной, поражение президента, понятное дело, настоящая катастрофа для страны.

Между тем, чтобы понять, что стоит за выбором Владимира Зеленского, нужно расшифровать, в чем заключается массовое отторжение Порошенко. И это, кстати, первоочередная задача самого без пяти минут президента. Кажется, общим знаменателем для очень пестрого множества избирателей Зеленского является запрос на нормализацию – в самом широком смысле слова. Власть, сформированная в тревожном, а иногда и просто страшном 2014 году, во многом строилась и строится вокруг и вследствие чрезвычайных обстоятельств. Отдельный, хотя и, безусловно, важный вопрос, насколько она действовала адекватно этим обстоятельствам, а насколько порой переоценивала или недооценивала, а то и паразитировала на них. Главное же, для массового избирателя выбор Порошенко на уровне восприятия, осознанного или нет, означает продление чрезвычайного, а люди истосковались по нормальному.

Может ли Зеленский, человек новый не только в практической политике, но и вообще в сфере политического, обеспечить эту чаемую новую норму, которую каждый трактует на свой лад? Нет, конечно. В этом смысле он обречен стать новым президентом-неудачником. Но игнорировать мощные общественные ожидания больше нельзя. И да, это не антиукраинский запрос, а самый что ни на есть запрос Украины, определенный демократическим путем. И чтобы на него ответить наиболее точно, нужно действовать с позиции взрослых людей, то есть без детских обид и фантазий относительно окружающего мира.

Леонид Швец, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.