Побратимы-колхозники. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Когда в четверг, 20 декабря, в Верховной Раде подрались депутаты, Андрей Парубий обратился к участникам потасовки: «Побратимы, остановитесь!». На первый взгляд, он обращался к своему бывшему заместителю по «Самообороне Майдана» Андрею Левусу или Юрию Березе, который был комендантом палаточного городка в Днепре, но, как показало голосование о продлении моратория на продажу сельскохозяйственных земель, и Нестор Шуфрич, которому в этой драке досталось от Березы, вполне годится в побратимы спикеру. И Шуфрич, и Парубий высказались за сохранение запрета.

Разные политические силы могут резко расходиться по каким угодно вопросам, но всех, от «Оппоблока» до «Народного фронта», от БПП до «Батькивщины» и мелкие депутатские группы объединяет одно: они мертво стоят против продажи земли. Важнейший национальный ресурс не участвует в легальном рыночном обороте, и это всех устраивает. То, что большинство украинцев тоже против и якобы народные избранники не хотят плевать против ветра, это лишь одна сторона дела. Вторая: никто не намерен менять в стране социально-экономические отношения, подпирающие сложившийся политический порядок. Меняться могут имена ведущих игроков в больших денежных играх, правила незыблемы.

Свободный оборот земли: готова ли УкраинаСегодня, 20 декабря, ВР намерена продлить мораторий на землю. Европейский суд по правам человека признал мораторий нарушением прав человека. О действии моратория поговорили с экспертами.

Действительно, по данным ноябрьского опроса, который проводили КМИС, Центр им. Разумкова и Социологическая группа «Рейтинг», 72% граждан, если бы проводился референдум по продаже/купле земель сельскохозяйственного назначения, проголосовали бы «против». Но, как указывают социологи, отношение людей к этому вопросу сильно зависит от того, что они понимают под запуском рынка земли. Очевидно, что существует небезосновательный страх, что земельная реформа обернется не приобретениями, а потерями. Однако же никто и не пытается проводить большую разъяснительную кампанию, которая бы сняла страхи и увеличила стремление селян к большей экономической свободе. В этом смысле мнение людей как раз никого наверху и не интересует, сколько бы там ни кивали на народные настроения.

По словам Юлии Тимошенко, которая мораторий давно сделала своим фирменным знаком, голосование по этому вопросу – «момент истины: кто за Украину, а кто готов распродать ее с молотка». Она могла бы порадоваться тому, что за Украину в Верховной Раде подавляющее большинство: запрет поддержал 231 депутат, против выступили всего 28, причем противники не сконцентрированы в какой-то одной фракции или группе, то есть, по сути, единой силы не представляют. Однако в первую очередь это, конечно, свидетельствует о том, что в парламенте вообще отсутствуют силы, выступающие за реформы. Причем реформы не только в аграрной сфере или, шире, в социально-экономической, а реформы в принципе – любые. И самое удивительное, что это, казалось бы, самое главное обстоятельство не является сколько-нибудь значимым основанием при определении позиций кандидатов в борьбе за президентское кресло. Стране, по сути, предлагается определиться, какое лицо будет у статус-кво: Петра, Юрия или Юлии.

Пять лет ушло на немаловажные вещи, затронувшие, однако, в первую очередь, символическую плоскость. Декоммунизация и клятвы в верности европейским идеалам мало подкреплялись соответствующими практиками. Как раз ликвидация советской отрыжки в виде «общенародной» собственности на землю покончила бы с колхозным менталитетом селян быстрее, чем снос памятника Ленину перед сельсоветом. Но глубокое экономическое реформирование, которое повлекло бы за собой коренную перестройку социальных отношений, не только не является приоритетом власти и различных лицензированных оппозиции. Эта сторона жизни Украины даже не стала предметом содержательных дискуссий. Все сосредоточены на том, кому достанется страна, а не какой она должна стать и, в зависимости от этого, кто желателен в ее руководстве.

Так что Тимошенко права, земельный вопрос действительно тестовый для украинской политики. Впрочем, чтобы убедиться, что все тесты ими провалены, не обязательно было дожидаться голосования.

Леонид Швец, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...