«Серая» касса, «серые» схемы. Как тратит государственные средства Радикальная партия Олега Ляшко

Читати українською

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Слово и Дело

«Слово и Дело» продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят средства из государственного бюджета и как отчитываются о своих расходах. В предыдущих публикациях журналистка Любовь Величко писала о расходах наших с вами денег «Оппозиционным блоком» и БПП «Солидарностью». На этот раз изучала, на что идут деньги Радикальной партии.

«Серая» касса

До начала государственного финансирования Радикальная партия жила очень скромно. Один квартал уставной деятельности обходился в 100-300 тысяч гривен. В основном, эти деньги шли на аренду единого зарегистрированного на балансе партии столичного офиса и аренды автомобиля. Зарплату не получал никто.

Судя по документам, официально в партии никто не работал. А если и работал, то исключительно на волонтерских началах. И откуда партия могла взять деньги? Финансовые отчеты говорят, что членские взносы здесь никто не платит. Изредка раз в квартал две-три фирмы бросят на счет несколько тысяч гривен.

Руководители областных организаций на условиях анонимности объясняют: официально давать средства партии люди не хотят, потому что это длинная и сложная процедура. К тому же, есть спонсоры, которые не хотят «светить» свою поддержку партии. Поэтому обычно финансирование происходит по конвертному принципу – наличными и без официоза.

К началу господдержки работники районных и областных организаций также получали зарплату в конвертах. Да и теперь, после того, как государство предоставляет средства на зарплаты, партия платит людям небольшие зарплаты по несколько тысяч гривен, а остальное, по словам сотрудников ячеек, доплачивает в конвертах.

Например, руководитель организационного отдела Черниговского областного отделения РПЛ Сергей Крамаренко официально получает от 2,5 до 3,5 тысяч гривен в месяц, работая полный рабочий день. Человек, который работает с финансовой отчетностью и отвечает за материально-техническую базу всей области, вряд ли согласился бы работать за такие деньги. Поэтому Крамаренко спасает зарплата помощника народного депутата от РПЛ Олега Куприенко.

Из официальной нищеты РПЛ выбралась только в третьем квартале 2016 года, получив государственное финансирование. Мы проанализировали финансовые отчеты партии, чтобы выяснить, на что она за один год и девять месяцев потратила 68 млн 917 тысяч гривен.

Доходный офис

Центральный офис партии находится в элитном районе Киева – на ул. Кловский спуск, 7-а. Часть помещений является собственностью лидера партии Олега Ляшко, и он не берет денег у государства за сдачу в аренду.

Но за два месяца до начала государственного финансирования партия начала арендовать дополнительные квадратные метры в этом же здании у частной компании «Наутилус-Инвест 2006».

Так, в 2017 году и за первый квартал 2018 года компания «Наутилус-Инвест 2006» получила средства из государственного бюджета на сумму 1,7 млн гривен.

Кто же так выгодно сдает свою недвижимость?

Собственником «Наутилус-Инвест 2006» является оффшорная кипрская фирма OGMALIS TRADING LIMITED , зарегистрированная в помещении с конечным бенефициарным владельцем сети торговых марок нардепа от РПЛ Сергея Рыбалки.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Однопартиец Ляшко Сергей Рыбалка неплохо зарабатывает на сдаче офиса в арендуИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Так за счет сдачи офиса в аренду народный депутат добавляет к своей официальной зарплате больше 100 тысяч гривен в месяц.

Мы написали информационный запрос в центральный аппарат партии с просьбой посетить офис партии, за который налогоплательщики платят миллионы гривен. Но пресс-секретарь центрального офиса Радикальной партии Ляшко Ярослава (уже по понятным нам причинам) в течение нескольких месяцев тянула с ответом.

Я пообщалась с сотрудниками офиса, и они против, чтобы вы приходили, – сообщила Ярослава.

А что сказал руководитель?

Но я еще у него не спрашивала. Он очень занят.

Ключевой регион

Черниговская область – малая Родина лидера партии Олега Ляшко, и поэтому считается ключевым регионом для РПЛ. Впрочем, даже здесь центр не зарегистрирован как юридическое лицо. Это означает, что средства на аренду офиса здесь не могут использоваться. А вот зарплата, оплата рекламы в СМИ и агитпродукция покрывается за государственные средства – потому оплата идет через Киев.

Всего в офисе официально работает четыре человека: руководитель пресс-службы Павел Сухин («если примут в партию, то почему нет?»), юрист Марина Коверзнева («еще не задумывалась, вступать ли в партию»), руководитель организационного отдела Сергей Крамаренко ( член партии с 2016 года) и руководитель общественной приемной Татьяна Климович.

А вот заместитель руководителя областной организации партии Владимир Шкарпитко государственную зарплату не получает.

Могу себе позволить работать на общественных началах, потому что я ФОП и финансово независим, – объясняет он.

Владимир – профессиональный юрист, в партии работает уже три года. До этого он отвечал за формирование государственной регуляторной политики в Минэкономразвития. Специалист ушел с государственной должности, потому что в рамках министерства не мог удовлетворить свои карьерные амбиции.

Система отборов кадров мне, простому парню, не давала возможности расти, – вспоминает Шкарпитко. – Мне позвонил Олег Аверьянов, которого я знаю с 2007 года (я тогда был депутатом Дарницкого в городе Киеве совета от Блока Тимошенко, а он в Черниговской области от этой же партии работал). Мы вместе работали на выборах. Поэтому он предложил мне поработать в Чернигове. Я понял, что это лучший выбор. Потому что в моих глазах другие партии были дискредитированы, а БЮТ – это был пройденный этап.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Официальная зарплата у работников партийных офисов минимальная. Остальное доплачивают в «конвертахИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Партийцы не скрывают, что на работу приходят родственники Ляшко, его бывшие коллеги и просто люди, которым он доверяет. Но есть и исключения из правил. Юрист Марина Коверзнева нашла вакансию в партийном офисе на сайте бесплатных объявлений, подала резюме, и по результатам собеседования стала работать в областной ячейке. Хотя зарплаты здесь невысокие – 5-6 тысяч гривен, зато работа интересная и перспективная.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Партийный семинар для будущих членов избирательных комиссийИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Сейчас в Черниговской области около двух тысяч членов партии. Но финансирует часть расходов небольшая группа людей. Например, за аренду черниговского офиса платит ООО «Путь», зарегистрированная в этом же помещении.

Финансирование происходит по-разному, – объясняет Владимир. – Кто-то через общественную организацию подписывает договор о сотрудничестве. Нардепы получали помещения как общественные приемные, и предоставляют нам под офис. А еще есть сторонники партии, которые дают свои помещения за символическую сумму. Как, например, в Авдеевке Сосницкого района фермер, который души не чает в Ляшко. К тому же, сотрудничая с партией, используя бренд Ляшко, они могут получить определенные дивиденды.

На видном месте в офисе висит огромная групповая фотография Олега Ляшко в окружении нескольких десятков дошкольников. Партия уже готовится к выборам и планирует нанять людей, чтобы сделать профессиональный портрет их избирателя.

Интуитивно избиратель выглядит так: сердобольные бабушки, люди, связанные с простыми рабочими профессиями: доярки, пенсионерки, работники депо. Люди, которые своими руками создают НДС, – говорит Владимир Шкарпитко.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Не распакованная агитпродукция в черниговском офисе РПЛИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Немалые деньги партия платит за рекламу на телевидении, радио и прессе. Пресс-секретарь черниговского отделения Павел Сухин долгое время работал на телеканале «Новый Чернигов» заместителем директора. А теперь сотрудничает с этим телеканалом уже как человек, который продвигает информацию о работе партии.

Давайте заголовочек изменим немного, – говорит по телефону Павел. – Вот это «Олег Ляшко. Достойная работа. Достойная зарплата», – потом поворачивается ко мне: «Вредных журналистов почти нет. Всегда находим общий язык. Ежемесячно 20-50 журналистов. Сотрудничаем с радиостанциями и телеканалами «Новый Чернигов», «Детинец», КБ «Прилуки», «Киев-Прилуки».

Треть денег, которые дает государство, партия тратит на размещение информации в СМИ. Более 80% рекламного бюджета «съедает» телевидение. Любимые телеканалы радикальной партии – «112-Украина» (ей РПЛ заплатила 5 млн 629 тысяч гривен государственных средств) и Newsone (3 млн 65 тысяч гривен).

Когда о кандидате пишут в газете, его больше обсуждают. Для политической игры нам нужны медиаресурсы, – продолжает Сергей. – В Черниговской области есть три портала, и два из них принадлежат политикам, которые являются нашими конкурентами. Там мы не можем разместить свои материалы. Некоторые местные олигархи прицеливаются на мажоритарку 2019-го и выкупают долю газеты. Они покупают бренд, а значит – авторитетный источник информации. «Потому что в газете написано» – в это бабушки до сих пор верят. А после выборов эти газеты останутся никому не нужными.

Чтобы не подстраиваться под владельцев здешней прессы, партийная ячейка решил сделать свою газету и распространять ее бесплатно за счет спонсора.

Авто- развалюхи

Финансовые отчеты ярко демонстрируют: парламентские партии очень по-разному представляют назначения государственного финансирования. В отличие от «Оппоблока» и БПП, «Радикальная партия Олега Ляшко» смело тратит миллионы гривен на аренду и ремонт автомобилей, а также на топливо и смазочные материалы.

В течение одного года и девяти месяцев с начала господдержки, РПЛ арендовала семь автомобилей.

В третьем и четвертом квартале 2016 года партия ежемесячно оплачивала лишь 6 тысяч 440 гривен за аренду шикарного бронированного Cadillac Escalade стоимостью 1,8 млн гривен – на нем ездил лидер партии Олег Ляшко.

Но вскоре партия поняла, что автомобиль – это не просто средство передвижения, но и отличный инструмент для заработка. Поэтому, начиная с 2017 года РПЛ начала официально арендовать еще несколько автомобилей у приближенных к ней людей.

Вряд ли является совпадением, что:

1) Cadillac Escalade принадлежит народному депутату от РПЛ Александру Гулаку.

2) Nissan Patrol принадлежит Валентине Амельченко – сестре народного депутата от РПЛ Василия Амельченко.

3) Renault Traffic 2008-го и Renault Master 2008-го принадлежит Андрею Куприенко – сыну народного депутата от РПЛ Олега Куприенко.

4) Mitsubishi Pajero Sport принадлежит Светлане Кириченко – жене народного депутата от РПЛ Алексея Кириченко.

5) Renault Master принадлежит Олегу Бардашу – по словам руководителя организационного отдела Киевской городской организации РПЛ Алины Самсоновой, он работает в офисе партии водителем, и согласно официальным отчетам, получает в партии зарплату за государственный счет.

Получив за аренду Nissan Patrol 67 тысяч гривен, Василий Амельченко пожертвовал партии 56 тысяч гривен. А вот Алексей Кириченко оказался не таким щедрым, и из заработанных 61 тысячи за аренду, пожертвовал на счета партии всего 7 тысяч гривен.

В самом плюсе от сдачи своего авто в аренду оказался обычный водитель: в то время, как рыночная стоимость его автомобиля составляет 180 тысяч гривен, Олег Бардаш за 15 месяцев заработал на ней 222 тысячи гривен.

Еще один человек, который обогатился на арендованных автомобилях РПЛ – киевлянин Николай Храповицкий, который занимается техническим обслуживанием авто. Хотя у него нет даже собственного сайта, благодаря знакомству с партийцами из центрального офиса, он за год и 9 месяцев заработал на ремонте шести автомобилей несколько сотен тысяч гривен.

Была ситуация, у кого-то из партийцев сломалась машина. Этот партиец пришел ко мне, мы по хорошей цене сделали ремонт. И с тех пор начали сотрудничать, – рассказывает Храповицкий.

Лишь в марте 2018 года Храповицкий отремонтировал Renault Master 2002 года выпуска за 33,7 тысяч гривен. Ремонт обошелся в 20% стоимости этого автомобиля.

Нормально, по-вашему, когда в течение двух лет ремонт авто обходится в 20% его стоимости?

Это не мне судить. Хозяин авто сам решает, целесообразно ремонтировать или нет, – говорит автослесарь, и добавляет, – Я понимаю, в чем вы меня подозреваете. Не надо. Обратитесь в партийный офис, у них должны быть все квитанции.

Храповицкий отказался называть виды ремонтов, которые он делал для партийных авто, сославшись на то, что это конфиденциальная информация, которую третьим лицам, в том числе, журналистам, он разглашать не может.

Учитывая дорогущий кадиллак за 1,8 млн гривен, общая стоимость семи автомобилей, которые арендовала и продолжает использовать Радикальная партия – 3 млн 675 тысяч гривен. За их аренду и обслуживание плательщики налогов уже отдали 1 млн 254 тысячи гривен. То есть, треть стоимости этих автомобилей.

В то же время, многие партийцы используют свои машины для офисной работы бесплатно. Например, Сергей Крамаренко нанес баннер партии на свой минивэн, и перевозит на нем агитпродукцию при необходимости.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Партийный автомобиль, предоставленный в аренду бесплатноИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Очень много сувенирки

Несмотря на существующий миф, что РПЛ – это партия, которая существует только на бумаге и на экранах телевизоров, в регионах партийные офисы активно работают с населением. При этом существует установка – с пустыми руками в народные массы не идти. Поэтому партия закупает огромные объемы сувенирки: фирменные футболки, майки, чашки, сумки, мячи, календари, блокноты.

Всю агитпродукцию для «радикалов» готовят пять компаний. Некоторые из них – известны на рынке, а некоторые – сознательно себя не рекламируют.

Вставить таблицу №1

Например, ООО «Степь 2 Трейд» и ООО «Новые дисконтные системы Украины» обычный заказчик не знает: у них нет даже персонального сайта. Загуглив «Степь 2 трейд», натыкаемся на брокерскую компанию с таким же названием.

ООО «Степь 2 трейд» зарегистрирована в обычном многоквартирном доме на проспекте Науки, 63. Этот адрес используется как место массовой регистрации частных компаний – их здесь целых 68.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
В этом доме зарегистрирован один из крупнейших поставщиков агитпродукции для РПЛИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Поэтому неудивительно, что Ольга Анатольевна, директор компании ООО «Степ 2 трейд», очень удивилась, когда мы позвонили ей и спросили, можно оформить заказ на календари и открытки.

Кто вас нам порекомендовал? – спросила она.

Так же ООО «Новые дисконтные системы Украины» зарегистрирована в многоквартирном доме вместе с 98-ю другими компаниями на ул. Киквидзе, 18-А. Ни одна из этих компаний не рекламирует себя в интернете.

Компания готова печатать и в будни, и в праздники – круглосуточно. Если будете брать календари формата А3 оптом, выйдет 1 гривна 14 копеек за штуку. Тридцать тысяч можем напечатать за день, – посчитал менеджер Владимир Репа.

Исходя из таких расчетов, Радикальная партия Олега Ляшко заказала в компании более 96 тысяч календарей.

Ляшко нас пытает, если мы с пустой сумкой идем на мероприятие, – шутит руководитель организационного отдела Черниговского отделения РПЛ Владимир. – Он знает, что чем больше людей будет носить его футболки, тем больше у него будет поддержка.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Макет сумки, которые для РПЛ делала компания «Борса». При оптовой закупке такая сумка стоит 30 гривенИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Эта же сумка в кладовке Черниговского отделения РПЛИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

Очень выручают партию спонсоры-добровольцы, ведь, по словам руководителя орготдела Сергея, той агитпродукции, которая покупается за государственный счет, катастрофически не хватает.

Если вы даете избирателю футболку, он за вас не проголосует. Людям нужна идея. А футболка – это лишь напоминание о партии. Агитпродукции у нас очень мало – 1% от нашей потребности. В Сновске мы могли раздать тысячу футболок с легкостью. Мы были на пяти точках, на каждой было по 200 человек. Ездили на предприятия, там было 200 человек. Там раздавали газеты, календари. Футболки размели в школе, – говорит Сергей.

Мы же интересуемся ценами на агитпродукцию у компаний, с которыми сотрудничают радикалы. Марина Пондик, менеджер ООО «Барса», руководила заказами для РПЛ и партии «Самопомич». По ее словам, одна сумка при оптовой закупке стоила 30 гривен.

То есть, партия закупила у компании 458 тысяч гривен:30 гривен/сумка = 15 тысяч 266 сумок. Если разделить их на все областные центры, получается около 600 сумок на один регион. Наши расчеты совпадают с данными внутреннего партийного документа, в котором видно, сколько агитационной продукции получил каждый районный центр Черниговской области. Среди прочего в строке «сумки» мы видим количество – 550 штук на область.

Руководители областных штабов уверяют – 55 тысяч календариков и 550 сумок, 200 кепок, 14 тысяч наклеек, 2 тысячи шапок им даже мало.

Ни одна из наших организаций не является юридическим лицом и не получает средства на ведение своей деятельности. У нас даже своего бухгалтера в области нет, – говорит Владимир. – Все начисления из Киева – там средства распределяют. Исполком ставит нас в очень жесткие рамки. У нас есть журнал агитационных инструментов. В нем четко написано, сколько палаток пришло. По акту приема-передачи эти палатки передаем.

А еще на массовых мероприятиях не обходится без флагов и палаток.

В течение 2016-2017 годов было проведено около 50 публичных мероприятий различного формата и масштаба. Например, акции против увеличения стоимости проезда в общественном транспорте, против незаконного установления газовых счетчиков. Участие в таких мероприятиях принимали партийцы и сторонники партии, около 100-200 человек, – рассказывает и.о. председателя Сумской территориальной организации РПЛ Татьяна Головко, и добавляет, что, кроме этого, партийцы приходят на праздничные общегородские и областные мероприятия.

Каждый руководитель орготдела в области материально отвечает за агитпродукцию, которая приезжает из центрального киевского офиса. На условиях анонимности бывший сотрудник центрального штаба РПЛ рассказал, что «на закупке сувенирки всегда сидит родственник начальника центрального штаба». Но доказать это невозможно.

Партийный шопоголизм

Закон позволяет партиям тратить средства на осуществление их уставной деятельности. Открываем Устав Радикальной партии Олега Ляшко и внимательно читаем раздел «Цель деятельности и главные задачи партии»: «проведение политических реформ», «содействие развитию образования и науки, медицины, культуры, спорта, содействие в решении социальных проблем молодежи и содействие европейской интеграции...».

Но РПЛ смело тратит средства не только на рекламу в газете, телесюжеты и агитационные листовки. Создается впечатление, что в партии есть негласное правил в: пошел в магазин, возьми чек – его можно прикрепить в финансовый отчет.

Кто-то купил кресло офисное за 34,4 тысячи гривен, кто-то –пакет для мусора и полотенца за 5 тысяч 706 гривен, а кто-то – холст и рамку А4 за 7 тысяч 604 гривен, а кто-то – ручную тележку за 2 тысячи 580 гривен.

В финотчете можно встретить много загадочных товаров на значительные суммы «за оборудование», «за продукцию», «за принадлежности» РПЛ заплатила девяти фирмам 643 тысячи гривен.

Кроме того, партийцы время от времени ходят в строительный гипермаркет «Эпицентр» и закупаются всем, что, по их мнению, необходимо для выполнения устава партии: манометр, редуктор давления, ящик, набор инструментов и ключей.

Также партия вкладывает деньги в культурное и образовательное развитие (чье именно – неизвестно). Есть потребность чему-то научиться? Киевлянка Алина Самсонова организует и проведет семинар всего за 22 тысячи гривен. Хочется развеяться? Можно купить билеты в Национальный дворец искусств «Украина» на творческий вечер за 21,6 тысяч гривен. Нужна юридическая консультация? Иди в адвокатское объединение «Курчин и партнеры» и плати сначала 61 тысячу 050 гривен, потом – еще плюс 82 тысячи гривен, а впоследствии даже аванс – 82 тысячи гривен.

Некоторые нестандартные расходы, все же, можно логически объяснить. К примеру, во время местных выборов на «вилы для села» от кандидата в депутаты Луцкого городского совета Сергея Булы партия потратила 48 тысяч гривен. Если учитывать нынешние рыночные цены, то этих денег хватило где-то на 600 единиц.

Слово и Дело продолжает цикл расследований о том, как парламентские партии тратят деньги из государственного бюджета. Сегодня разбираемся с расходами Радикальной партии.
Сергей Була купил вилы, чтобы избавиться от коррупцииИзображение максимального размера (откроется в новом окне)

«Только путем уборки и выбрасывания на свалку разного хлама, мусора и грязи мы сможем навести порядок в своем дворе и доме. Именно эти инструменты помогут избавиться от ненужных вещей: беспредела, коррупции и взяточничества чиновников», – заявил он во время встречи с избирателями Камень Каширского района. И в городской совет таки прошел.

Кстати, вирус расточительства проявлялся еще тогда, когда партия была на самофинансировании. Например, в этом же квартале 100 тысяч гривен партия заплатила за ... предоставление сеанса видеоконференцсвязи ОАО «Укртелеком». Неужели о существовании бесплатного Skype в партии не знают?

Олег Ляшко захотел сделать селекторное совещание. И мы пошли с народными депутатами проводить компьютерное совещание через «Укртелеком», – вспоминает Сергей, руководитель организационного отдела, организует работу районных организаций. – Это было текущее партийное совещание с депутатами из разных регионов. Даже до уровня районных советов. Части не могла видеть видео, часть – только звук. Затем мы проверяли, все ли нас слышали. Потому заплатили огромные деньги. Мы связывались с районными организациями: вы слышали, что говорил Олег Ляшко? А потом ссорились с «Укртелекомом».

Ни дня без скандала.

Любовь Величко, специально для «Слова и Дела»

Хотите обсудить этот материал? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...
Загрузка...