Министр юстиции Павел Петренко: «Мы можем перегнать не только Эстонию, но и страны с еще более эффективными системами электронного управления»

Читати українською

Министр юстиции Павел Петренко является лидером по выполнению обещаний в правительстве. Слово и Дело пообщалось с министром о блокчейн-реестрах, онлайн-сервисах и других обещаниях.
Слово и Дело

По состоянию на июль 2018 года министр юстиции Павел Петренко является тем членом правительства, который выполнил наибольший процент собственных обещаний. Хотя речь идет лишь о половине обещанного. Есть немало планов, которые до сих пор не осуществились. Мы пообщались с министром о забытых журналистами тезисах: переносе СИЗО за пределы областных центров, аудите НАПК, блокчейн-реестрах и онлайн-прописке. И, конечно, не обошли вниманием самые свежие инициативы от муниципальной няни до центров OpenSpace.

Министерство юстиции часто использует слоган «сказано – сделано». Могу предположить, что такая формула продиктована Вашими политическими амбициями. Вы лично претендуете на выборные должности?

На самом деле, я являюсь одним из тех министров, у кого больше всего обещаний. Не очень правильно сравнивать различные министерства: Министерство юстиции является все-таки большим комплексным министерством, которое отвечает за многие направления и много политик, поэтому у нас, учитывая функционал, больше обязательств и больше вопросов на повестке дня.

Что касается политических амбиций и подхода к принципу «сказано – сделано», у меня такой подход был и остается с того момента, когда я начал заниматься адвокатской практикой. Такой подход остался и тогда, когда я пришел на позицию министра юстиции. Относительно дальнейшего участия в новой политической итерации, закономерно, я, конечно, буду участвовать.

В парламентских выборах. А в президентских? Как член команды какого-то кандидата?

В парламентских, конечно. У нас есть очень четкая партийная позиция, которая была озвучена и принята во время прошлогоднего съезда партии «Народный фронт», что НФ определится с вопросом поддержки того или иного кандидата или выдвижения своего кандидата на ближайшую президентскую кампанию.

Сейчас президентская кампания де-юре не началась. Время еще есть. Осень будет интересной.

Много Ваших обещаний касаются онлайн-сервисов. Например, Вы обещали, что уже в январе 2018 года заработает онлайн-регистрация новорожденного. Вы надеетесь, что успеете, будучи на должности, это сделать?

Что касается онлайн-регистрации рождения, мы этот проект запустили в Киеве буквально полтора месяца назад. Именно тогда, когда мы запускали первый пилотный роддом в городе Киеве, где наши сотрудники с помощью планшета и доступа к реестру регистрации актов гражданского состояния проводят онлайн-регистрацию факта рождения ребенка.

Мы движемся в том направлении, чтобы сначала на уровне всех областных центров в роддомах эту услугу сделать доступной, а следующий этап – распространить такую услугу на 472 родильных дома по всей стране.

То есть речь не идет о сайте, доступном каждому прямо из дома? Речь идет лишь о регистрации через планшеты сотрудников в роддомах?

Речь идет о том, что такой сервис будет доступен в роддоме, но в режиме онлайн (на первом этапе).

На втором этапе, если мы выработаем такое техническое решение, которое даст возможность через интернет из дома зарегистрировать ребенка, может быть, и этот вариант будет доступен.

Вопрос о регистрации факта рождения ребенка непосредственно из дома лежит в моменте безопасности, защищенности каналов. То есть каналы связи, по которым передается информация, которая попадает в реестр. Реестр актов гражданского состояния технически защищен от любого вмешательства.

Если наши IT-специалисты найдут техническое решение, которое позволит, условно говоря, вам дома со своего планшета или компьютера, открыв кабинет пользователя, подать информацию и подписать его электронной цифровой подписью или mobile-ID, если эта информация будет защищена и ни один злоумышленник не сможет ее исказить, то и такую возможность мы тоже рассматриваем. Я не исключаю, что мы такую услугу так же предоставим.

Но на сегодня мы пообещали и внедряем другой механизм.

Началось все с того, что мы открыли фронт-офисы во всех родильных домах в областных центрах. Тогда критиковали, что это пиар, дальше областных центров это не спустится... Но сегодня фактически по всей стране работают 472 родильных дома, которые есть в нашей партнерской программе. В них работают фронт-офисы, где сотрудник Министерства юстиции получает заявление от одного из родителей (или обоих родителей) о регистрации рождения ребенка и в течение 24 часов, до выписки, семья получает документ.

Потом мы решили, что в одном месте, в этом фронт-офисе, можно предоставить максимальный комплекс юридических услуг. Потому что кроме регистрации рождения необходимо зарегистрировать место проживания ребенка. Это смежные органы: Миграционная служба и Министерство внутренних дел. Мы с ними тоже договорились о партнерской программе. Чтобы Министерство юстиции получило всю эту информацию от родителей, и сразу проводило регистрацию места жительства.

И третий сервис, который мы сделали по состоянию на конец прошлого года, – это онлайн-регистрация помощи при рождении ребенка.

Но мы пошли вперед. Буквально полтора месяца назад мы начали в Киеве пилот, по которому можно делать онлайн-регистрацию рождения непосредственно в роддоме. Когда наш сотрудник не собирает кучу бумаг, и несет потом к себе на рабочее место, где формируется свидетельство о рождении, а непосредственно в роддоме, в палате, мама или папа заполняют электронную анкету (наш сотрудник помогает), они подтверждают свое волеизъявление по выбору имени, места жительства ребенка, проверяют все данные ребенка. И сразу в режиме онлайн происходит регистрация.

Свидетельство о рождении можно получить потом курьерской доставкой или в любое удобное время, в любом месте Украины.

Соответствующий проект ведомственного приказа готов. Я думаю, что в ближайшее время в ближайшие недели, мы его будем подписывать, по аналогии с городом Киевом (в 472 родильных домах по всей Украине – ред.).

Вы не называете конкретных сроков, когда это будет работать?

Называем. Мы для себя поставили амбициозную задачу, чтобы в течение следующих восьми-двенадцати месяцев, до следующей весны, все областные центры были привлечены к этой программе онлайн-регистрации факта рождения в роддоме. И в течение 2019-начале 2020 года, чтобы 472 родильных дома, с которыми у нас есть партнерская программа, так же получили такую возможность.

А что с онлайн-пропиской? Ее тоже планировали на январь 2018 года, но законопроект, насколько мне известно, был разработан, затем вынесен на обсуждение, но сейчас его невозможно найти в свободном доступе и в него вносятся какие-то изменения. Вы знаете, какие именно изменения готовятся?

Вообще, пропиской занимается МВД, это их функция, так же, как и выдача паспортов.

Мы инициировали перед Министерством внутренних дел проект, по которому готовы были и готовы сейчас помочь сделать сервис в формате онлайн: регистрация изменения места жительства.

Работает совместная рабочая группа Министерства юстиции и Министерства внутренних дел, Пограничной службы, Миграционной службы, которая разработала ряд законодательных инициатив. Их нет в общем доступе, мы планируем их представить, я думаю, в начале следующего политического сезона, в сентябре, скорее всего. Совместно с Аваковым.

Для этого нужен ряд технических изменений в законодательство. Единственный момент технический, который объективно не дает быстро запустить этот сервис по всей стране, скажу откровенно, у нас нет в стране единой базы данных или единого реестра места жительства граждан. Нет.

Потому что этим занимается Миграционная служба, с одной стороны, и местные органы самоуправления. И в каждом районе, в каждой области, в каждом месте, в зависимости от продвинутости местного руководства, мэра, эти базы в разной степени наполнены в электронном формате.

Наиболее продвинутые – это Киев. Они когда создавали так называемую программу карточки киевлянина, то строили модель учета жителей Киева более или менее правильно. Там есть информация и о месте проживания, и о тех льготах, которые может получить житель Киева.

Есть такие регионы, где, условно говоря, все происходит еще в бумажном виде.

Однако уже есть так называемый демографический реестр, куда вносятся данные, когда вы получаете свою ID-карту, то есть внутренний паспорт: не бумажный, а пластиковый. Этот демографический реестр наполняется эволюционно, то есть в нем на сегодня нет данных даже о 50 процентах всех граждан Украины.

В этом реестре есть информация о тех, кто впервые получает паспорт, кто потерял паспорт, повредил, и получил документ по новой процедуре.

Идея, которую мы отработали в законопроекте, я думаю, что она в финальном тексте останется такой же: дать возможность осуществлять онлайн-перерегистрацию места жительства тем, кто получил ID-карту. Потому что их персональные данные уже есть в одной базе данных, то есть в едином демографическом реестре. Те кто, к сожалению, имеют бумажный паспорт, имеют опцию: пойти заменить бумажный паспорт на ID-карту и получить дополнительные сервисы, в том числе упрощенный сервис по изменению места жительства. Или же по старой процедуре подавать документы по изменению места жительства, сохранив за собой паспорт старого образца, так как закон не ограничивает срок действия этих паспортов.

Сейчас мы дорабатываем с Министерством внутренних дел именно технику имплементации этого закона. Количество граждан, получивших ID-карты, увеличивается каждый день. И мы рассчитываем, что если мы эти сервисы новые объявим, то будет больше желающих заменить старый паспорт на ID-карту.

Мы дорабатываем с МВД техническую возможность, потом представляем законопроект и одновременно дорожную карту его имплементации.

Мы планируем подать законопроект в парламент – я убежден, что в парламенте на такую инициативу найдется 226 голосов – и мы предполагаем возможность запуска пилотов по областям. То есть, начнем с Киева и возможно еще с какого-то региона (одного-двух), в течение разумного срока – до года – пропилотируем этот сервис в нескольких регионах. Если он будет работать без сбоев, тогда будем распространять на всю страну.

Если невозможно регистрировать рождение ребенка из дома, потому что это вопрос безопасности, то почему же тогда можно будет прописываться из дома, если могут возникнуть те же проблемы?

Я могу сейчас уйти в технические детали. Тот формат технического решения, которое обсуждается в отношении онлайн-прописки, предусматривает создание, условно говоря, буферной зоны с демографическим реестром, который является так же защищенным, как и наш реестр актов гражданского состояния.

То есть, условно говоря, вы пользователь, имеете обычный канал интернета, открываете свой электронный кабинет, проводите персональную идентификацию, указывая номер вашей ID-карты и номера электронного ключа, который уже зашит в этой карте. Данные попадают в буферный электронный сервис, который их обрабатывает, вам делается запрос о подтверждении вашей личности, идет повторная верификация, и тогда вы подаете заявку, которая обрабатывается отдельной программой. Только тогда, когда она будет определена соответствующей всем показателям, которые есть в демографическом реестре, она будет загружаться в демографический реестр.

Если мы это сможем отработать на вопросе онлайн-прописки, то такую же модель можно будет перенести после и на регистрацию рождения. Повторяю, мы сейчас не отказываемся от нашей идеи дальнейшей максимальной электронизации сервисов, которые есть в Министерстве юстиции.

Почему lifecell и Vodafone, несмотря на Ваши прогнозы, еще не запустили Mobile-ID?

Это их право как операторов. Для них на старте это существенные капитальные вложения. Для того, чтобы свой софт улучшить, обеспечить безопасность информации, содержащейся на этой карте. Потому что фактически эта карта – это мини-чип с вашими персональными данными. Я очень рассчитываю, что другие операторы так же включатся.

Вообще мы разработали достаточно прогрессивный закон об электронных доверительных услугах. У всех на слуху только сервис Mobile-ID, потому что он дает дополнительные возможности идентификации в отношениях с банками, отношениях с государственными институтами.

Но кроме этой новации, там еще очень много других, которые вступят в силу в конце этого года и в следующем году. Это возможность заключения электронных контрактов, это верификация вас как стороны договорных отношений с другими государствами. То есть вы можете делать трансграничные контракты, подтверждать свои обязательства, там очень много таких прогрессивных инноваций, которые побуждают и будут побуждать государственные органы все же переходить на систему электронного управления.

Все ориентируются на Эстонию в вопросах блокчейна, в вопросах электронных услуг в целом. Там все услуги предоставляемые осуществляются онлайн: до регистрации авто и волеизъявления на выборах. Я понимаю, что это не столько к Вам вопрос, но Вы, как министр, который занимается вообще онлайн-сервисами, как оцениваете возможность Украины догнать Эстонию?

Я считаю, что мы можем перегнать не только Эстонию, но и те страны, которые имеют еще более эффективные сильные системы электронного управления, потому что у нас для этого есть все возможности.

Во-первых, у нас достаточно хорошее покрытие интернета по всей стране, есть соответствующая инфраструктура.

Во-вторых, у нас образованные граждане, которые могут всем этим пользоваться. Для них это не является большой проблемой, независимо от того, это горожане или жители сельской местности.

В-третьих, у нас серьезная IT-индустрия и потенциал наших IT-компаний, которые на аутсорсе работают в глобальных мировых компаниях. И Вы сказали о блокчейне, считаете, что на Эстонию все ориентируются по блокчейн-технологиям. Но именно Украина стала первой в мире страной, которая ввела блокчейн-технологию в государственных реестрах.

Мы первая в мире страна, которая на уровне решения правительства, имплементации этого решения, запустила систему электронных торгов конфискованным имуществом на блокчейн-технологии.

Вы сейчас о СЕТАМ?

Абсолютно верно. Сейчас дорабатываем возможность перевода реестра недвижимого имущества на блокчейн. Я не хочу говорить, что это будет через месяц. Я ставил задачу нашим IT-специалистам, чтобы это было сделано к концу этого года.

Но вы уже сегодня не очень уверены, что успеют?

Нет, вопрос в другом.

Мы наш софт можем перевести на блокчейн. Вопрос в готовности пользователей.

В реестре недвижимости около тринадцати тысяч регистраторов по всей стране, которые являются активными пользователями с возможностью вносить изменения в информацию. Например, смены собственника или наложения ограничений. Перевод на блокчейн-формат повлечет для них особые требования: к их рабочему месту, к их софту, к скорости интернета.

Мы не хотим создавать проблему таким образом. Вот мы сейчас переведем реестр на блокчейн, он станет супер-защищенным. А условно говоря, из тринадцати тысяч регистраторов (особенно работающих в сельской местности) пять тысяч просто не смогут пользоваться этим реестром. И тогда граждане, которые получали там такую услугу, будут лишены такой возможности.

Вопрос только в этом. Технически имплементировать новый реестр недвижимости в систему блокчейн мы можем. Если это не навредит сервису, который предоставляется в регионах, то его реально в этом году запустить.

И у Вас есть подрядчик, который работает над этим? Уже все определено, деньги выделены?

Был подписан меморандум между украинским правительством и американской компанией BitFury, которая является одной из самых прогрессивных разработчиков блокчейн. Во исполнение этого меморандума мы, как Министерство юстиции, согласились стать пилотным проектом. Мы – по программе, которая осуществляет реализацию конфискованного имущества. МинАПК – по земельному кадастру.

Мы сейчас наблюдаем, каким образом имплементируется эта технология в земельном кадастре. Там та же ситуация: земельные регистраторы – это сотрудники РГА и местного самоуправления. Если у них это заработает, то мы по аналогии сделаем то же самое в реестре недвижимости.

BitFury предоставляет нам эту технологию бесплатно. У них, как я понимаю, более глобальная заинтересованность, чтобы как можно больше пользователей были привлечены к блокчейн-технологии. У них есть глобальные планы в Штатах по внедрению системы смарт-контрактов и тому подобное.

То есть ни копейки мы не потратили, когда, например, они нам предоставили блокчейн-слепок для того, чтобы мы его имплементировали в систему продажи конфискованного имущества. По такой же позиции мы планируем сделать реестр недвижимости, а со временем и реестр бизнеса. Он более сложный, поэтому мы выставили такие приоритеты.

Я думаю, что в начале осени мы уже публично озвучим дорожную карту по имплементации блокчейн в двух реестрах.

Еще одна инициатива Минюста – OpenSpace, некоторые из которых уже открыты, и которые министерство еще планирует открывать в других городах. Их можно назвать усовершенствованными ЗАГСами. Но есть план реализации государственной стратегии до 2020 года, в котором говорится о том, что местные власти возьмут эти услуги на себя и будут предоставлять их в ЦНАП. Зачем открывать сейчас OpenSpace, если через несколько лет все эти услуги будут осуществлять ЦНАП? Не противоречат ли действия министерства государственной стратегии?

Это не ЗАГСы. Это совершенно другая философия предоставления сервиса, если вы были в таком постсоветском ЗАГСе, вы себе представляете.

Условно говоря, если ты приходишь в ЗАГС, тебе нужно получить дубликат документа, ты идешь в один кабинет, тебе выдают квитанцию-бегунок и говорят: «Иди, плати в кассу любую 85 копеек государственной пошлины», плюс банк берет 5 гривен за услугу. Ты приходишь с этой платежкой, идешь в другой кабинет, тебе дают заявление для заполнения, потом в третий кабинет ты его сдаешь, тебе говорят: «Ждите, через неделю приходите».

Такой процесс, к сожалению, и есть. Не только в системе ЗАГСов, но и во многих других государственных органах.

В Киеве был пилотный орган регистрации, который ввел систему, при которой было доработанное рабочее место для регистратора. И в OpenSpace регистратор выполняет, условно говоря, функцию трех-четырех сотрудников ЗАГСа, работающих в различных подразделениях.

Он и принимает документы, и консультирует, и сразу выносит эту информацию онлайн в реестр актов гражданского состояния (через свое рабочее место), электронный кабинет. На месте можно через терминал заплатить деньги за регистрационные действия и сразу получить на руки документ. Другая философия.

Чем больше точек доступа человека для получения услуги, чем больше конкуренция, тем более качественное предоставление услуг. Это не меняет наш формат и наш план как Минюста о передаче функций по регистрации актов гражданского состояния.

Если в 2014 году мы регистрировали бизнес, недвижимость, политические партии, общественные объединения, рождения, браки, разводы, смерти – все регистрировали, – то на сегодняшний день регистрация бизнеса и недвижимости, которая была наиболее коррупционной, полностью передана органам местного самоуправления и нотариусам, для того, чтобы у них была конкуренция.

Функцию регистрации общественных объединений мы передали ЦНАП. О регистрации актов гражданского состояния – мы подали в парламент законопроект. К сожалению, народные депутаты (вздыхает – ред.) ... я их призываю, но не всегда получается быстро принимать хорошие полезные законы.

Поэтому, мы передали законопроект, который предусматривает передачу и инфраструктуры, и всех функций по регистрации актов гражданского состояния органам местного самоуправления.

Этот законопроект лежит в парламенте. Он предусматривает, что после его принятия транзитный период составит до пяти лет. Все органы местного самоуправления должны забрать эти функции. В течение пяти лет они должны это делать добровольно, но потом это будет обязательно. То есть те, кто будут лузерами, будут принудительно вынуждены эту функцию на себя перенять.

Поэтому эти OpenSpace, которые мы открываем под единым стандартом предоставления услуги, после принятия законопроекта перейдут в собственность территориальных общин. Министерство юстиции будет, так же как и с регистрацией бизнеса и недвижимости, устанавливать исключительно стандарт. И будет держателем общегосударственного реестра. Не может быть такого, что в Киеве с вас требуют 5 документов для того, чтобы заключить брак, а в Виннице – только 3 документа. Государство устанавливает через реализацию политики стандарт, сроки, перечень требований к заявителю, а саму услугу предоставляет местная громада, которая получает для этого средства, в свой государственный бюджет.

Правительство вводит муниципальную няню. Но не очень понятно, как будет функционировать этот механизм, кому нужно будет доказывать, что у семьи нет возможности попасть в садик. Какой будет эта процедура? Какой орган власти будет отвечать за назначение нянь?

Если молодая семья родила ребенка, мама хочет быстрее выйти на работу, чтобы не терять социальную связь в коллективе и не иметь проблем с рабочим местом, такая семья может нанять няню, официально с ней заключить трудовой договор, и государство совместно с местной громадой (это будет партнерская программа) компенсирует такой семье выплаты на оплату труда няни в пределах одного прожиточного минимума в месяц. То есть няня может получать, условно говоря, три тысячи гривен, а государство подставляет плечо семье и компенсирует тысячу восемьсот гривен из этих трех.

То есть не надо доказывать, что не было возможности в садик попасть? Просто нужно иметь трудовой договор с няней?

Надо иметь трудовой договор с няней и надо выйти из декретного отпуска и пойти работать.

Документы нести в налоговую?

Непосредственно процедура и техника сейчас нарабатывается Министерством социальной политики, которое отвечает за реализацию этих решений правительства. Наша рекомендация – я думаю, что мы на финальной стадии это будем отстаивать, – чтобы эта процедура была максимально простой, не надо было собирать миллион справок и бегать по куче инстанций. Поскольку тогда не будет мотивации у родителей пользоваться такой процедурой.

В рамках этой же инициативы была вторая процедура правительства. Это бэби-бокс, уже с сентября заработает по всей стране. Каждая семья, которая будет рожать ребенка, будет получать бэби-бокс.

Было озвучено, что деньги на бэби-бокс нашли после пересмотра государственных программ. Вам известно, какие именно программы?

Бэби-бокс будет выдаваться как дополнительный сервис государства, то есть не будет уменьшена помощь при рождении ребенка. Министерство социальной политики пересмотрело свои внутренние программы и за счет экономии, которую они имеют благодаря более эффективному использованию средств, они нашли на этот год соответствующую сумму, чтобы запустить проект уже с сентября. На следующий год – это один из приоритетов правительства. Поэтому мы составим бюджет на 2019 год и заложим около двух миллиардов, если я не ошибаюсь, чтобы обеспечить всех триста тысяч детей, которые рождаются в среднем ежегодно в стране, этими бэби-боксами.

Три года назад все СМИ писали о том, что СИЗО вынесут за пределы крупных городов уже в 2016 году. Вы были ньюсмейкером. Можете сейчас признать, что не сложилось? Или вы еще намерены сделать это позже?

В конце 2015 года мы запустили масштабную трансформацию в тюремной системе нашей страны. На сегодняшний день, действительно, в этом вопросе процесс продвигается не так, как я хотел. Не так быстро и не так эффективно.

Мы выбрали несколько СИЗО, которые в плохом состоянии. Киев, Одесса, Черновцы, Ровно, если я не ошибаюсь. Те СИЗО, которые включились первоначально в проект государственно-частного партнерства, по которому частный инвестор строит за пределами города новое учреждение и получает взамен объект в центральной части города. Ситуация по Львову и ситуация по Киеву разная. Так же по Одессе.

Во Львове ситуация положительная. Я рассчитываю, что частный инвестор все же зайдет в этот проект. Скажу откровенно, кроме нескольких иностранных компаний, очень серьезно рассматривает возможность строительства нового учреждения под Львовом местная власть.

А в Киеве произошла банальная провокация, когда мы объявили конкурс на подачу заявок на строительство СИЗО за пределами Киева в Коцюбинском, где есть действующая колония. То есть мы не решили в чистом поле или где-то около города построить колонию. Мы предлагаем, чтобы построили на территории уже имеющейся колонии, в плохом состоянии, новое учреждение, новое СИЗО, а инвесторы, соответственно, получили на Лукьяновке весь предыдущий комплекс инфраструктуры.

Тогда определенная группа частных застройщиков Коцюбинского решила, что они могут, публично оказывая давление на Министерство юстиции, получить ту площадь, где была колония, себе под застройку.

Я просто не представляю, как плохо они читают законодательство. Колонии – это государственная собственность, которая не может быть приватизирована, передана никаким образом. Там где есть колония может быть только колония.

Но они заказали кампанию: митинги, достаточно грязная информационная кампания. Все частные инвесторы-иностранцы, увидев такую картину, отказались даже принимать участие в конкурсе. А в проект тогда привлекли наших международных партнеров: Всемирный банк, Европейскую комиссию, под них был создан проектный офис.

Поэтому теперь у нас по Киеву действительно ситуация сложная. Мало того, что объект очень специфичен. Даже по экономическим расчетам инвестору очень трудно, построив за городом большую тюрьму на 3 тысячи человек, а это около 25-30 миллионов долларов минимум, на довольно небольшой площадке в центре города строить объект, который может быть для него экономически выгодным.

Ситуация в Одессе лучше. Там лучше объект, большая территория, около 30 гектаров во вполне центральной части Одессы.

«Киевэнерго» с государственными исполнителями неделю назад начали рейды из-за долгов киевлян за тепло. Говорят, что будут делать опись и продажу имущества. Вы же ранее заявляли, что забирать жилье не будут в любом случае. Может, законодательной инициативой вы хотите это подкрепить?

Смотрите, если говорить об описании и продаже имущества, имущество же разное. Если говорить о долге, который накопился за предоставление услуг теплоснабжения или водоснабжения, у должника может быть описано движимое имущество: начиная от мобильного телефона, заканчивая какими-то бытовыми вещами. Не идет речь о том, что будут массово сейчас забирать квартиры или дома у должников. Этого нет и не будет.

Я прочитал их заявление о том, что есть рейды. Наверное, оно было больше информационно-превентивного характера для должников.

Государственные исполнители выполняют свою работу в соответствии с действующим законодательством. Они не проводят рейды с одним частным или государственным взыскателем. У нас нет взыскателей, более привилегированных или менее. Поэтому могу официально заявить, что эти государственные исполнители, которые работают в системе, являются независимыми с точки зрения закона и не могут быть филиалами или каким-то сервисными центрами взыскателей.

В мае прошлого года Вы были недовольны работой НАПК. Рекомендовали членам агентства покинуть свои должности и подавали законопроект, который предусматривал аудит НАПК, но он до сих пор не рассматривался в пленарном режиме. Сегодня уже не настаиваете на аудите?

Я считаю, что каждый государственный орган, тем более тот, который занимается борьбой с коррупцией, должен проходить независимый аудит. Это нужно даже с точки зрения прозрачности и понятности для общества: на что тратятся средства налогоплательщиков, тем более достаточно большие.

В Национальном антикоррупционном бюро такой механизм прописан в законе. К сожалению, когда принимали закон, который запускал НАПК, не включили этот раздел. Я считаю, что это надо было сделать зеркально, так же как по аудиту НАБУ.

Правительство свою позицию не изменило. Закон, в парламенте не рассматривается, это не закон Минюста или министра Петренко, это правительственный законопроект, который был одобрен правительством и направлен в парламент. Парламент не нашел пока у себя политического желания усовершенствовать законодательство в части работы НАПК.

Положительно, что с того момента руководящий состав НАПК частично обновился. Я очень рассчитываю, что обновленный состав будет все же выполнять свою основную работу.

У них основной вызов – это перевод системы проверки деклараций хотя бы частично в автоматический режим. Можно миллион раз менять закон, но нужно выполнять действующую редакцию закона. А действующий закон обязывает орган по превенции коррупции осуществлять проверку электронных деклараций через систему автоматического обмена с другими реестрами.

И здесь, кроме нормы закона, еще и здравый смысл. Когда миллион сто тысяч деклараций подается в среднем в год декларантами, проверить эти декларации вручную невозможно.

Насколько я знаю, прогресс в доработке самого реестра есть, потому что правительство постоянно информируют с их стороны, о том, что они сделали. Это, в том числе, касается наших обязательств перед европейскими партнерами о предоставлении макрофинансовой помощи. Доработка реестра и обеспечения автоматической проверки деклараций.

Давайте дождемся конца года. Было бы очень хорошо, чтобы к следующему сезону подачи деклараций мы получили уже этот модуль, чтобы проверять информацию и делать автоматически первую верификацию.

Комфортно ли вам вообще сейчас работается в коалиционном правительстве?

Комфортно. У нас, я считаю, очень сильная профессиональная команда. Из министров, которые работают в правительстве, никто никому не предъявляет, из какой партии этот министр делегирован. Гораздо важнее профессиональные и человеческие черты. Здесь нужно отдать должное премьеру Гройсману, он выстроил так работу правительства, мы работаем действительно как одна команда.

Такие же ощущения у меня были и в предыдущих двух правительствах. Единственное, тогда были более сложные времена объективно. И нагрузка, и психологическая нагрузка из-за того, что принималось очень много абсолютно нового для Украины законодательства, начиная от законодательства о санкциях, заканчивая всем законодательством о борьбе с коррупцией, введением безвизового режима...

Тогда, конечно, психологически было труднее. Сейчас есть больше опыта. Но во всех трех правительствах очень хорошие отношения между абсолютным большинством членов правительства. Были случаи определенных недоразумений с определенными, уже бывшими, министрами, но сейчас командная и здоровая атмосфера.

Екатерина Питенина, «Слово и Дело»

Фото: Алина Смелая, «Слово и Дело»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...