90% поправок к проекту закона об Антикоррупционном суде затягивают процесс его принятия

Читати українською
Для чего Украине нужен Антикоррупционный суд, если в развитых странах нет подобных структур для борьбы с коррупцией, рассуждали в эфире UMN ведущей Даниил Яневский и юрист Максим Костецкий.
Слово и Дело

Президентский законопроект об антикоррупционном суде попал в Верховную Раду как неотложный еще в конце 2017 года. С тех пор мы только и слышим, как быстро нужно его принять и создать новую антикоррупционную структуру. Нардепы смогли принять проект закона в первом чтении еще в марте.

Но с тех пор профильный комитет даже не стал рассматривать поправки, несмотря на постоянные требования спикера парламента Парубия ускорить этот процесс. Не похоронят ли в парламенте нардепы эту законодательную инициативу, как это было уже не раз, разбирались на канале UMN ведущий Даниил Яневский и юрист Transparency International Максим Костецкий.

НЕ СУДИЛОСЯ... АНТИКОРУПЦІЙНА ЕПОПЕЯUMN

«Антикоррупционный суд – это именно то, чего не хватает судебной системе. Все видят, что кого-то задерживают, отправляют в СИЗО, но в итоге эти задержания не заканчиваются судебными приговорами. Поэтому суд – это звено, которое покажет, что антикоррупционная реформа в Украине завершилась», – считает Максим Костецкий.

Мировая практика создания антикоррупционных судовНа данный момент Украина пребывает в ожидании создания антикоррупционного суда и находится на 131-м месте в индексе восприятия коррупции, на одной ступеньке с Непалом.

1 марта Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект об Антикоррупционном суде. С тех пор прошло уже три месяца, но парламент не спешит принять законопроект во втором чтении. В частности, профильный комитет даже до сих пор не приступил к рассмотрению поправок, которых в документе более 2 тысяч. При том, что, по словам Костецкого, комитет уже собирался пять раз.

«Все происходящее больше напоминает процесс затягивания рассмотрения поправок, чем попытки его решить. Это то, что всегда происходит в украинской политике, – попытка выхолостить идею, довести ее до абсурда или затянуть процесс настолько, что уже никто не помнит, с чего все начиналось и на каком этапе остановилось. Если бы не огромное давление МВФ, Всемирного банка и украинских общественных организаций, то законопроект об украинском Антикоррупционном суде мог бы еще до первого чтения до сих пор находиться в комитете Верховной Рады», – сказал юрист.

Но поскольку Украина зависима от очередного транша МВФ, то ради того, чтобы не остаться без макроэкономической зарубежной поддержки, политики вынуждены со скрипом продвигать вопрос создания суда.

Разглядывая инфографику аналитического портала «Слово и Дело» о мировой практике создание антикоррупционных судов, Костецкий заметил, что в большинстве развитых стран мира нет таких институтов, потому что там нормально работает система правосудия как таковая.

«Если бы у нас должным образом работала судебная система, я был бы первым, кто говорил бы, что нам не нужен Антикоррупционный суд. Если бы, к примеру, Соломенский районный суд Киева быстро, профессионально и без предвзятости судей или политического влияния выполнял свою работу, то Антикоррупционный суд стране не понадобился бы», – пояснил Костецкий.

Между тем более сотни антикоррупционных дел по топ-коррупции, которые сейчас НАБУ передало в суды, могут просто утонуть в этом судебном болоте.

«Этапы создания антикоррупционных органов в Украине, в том числе и Высшего антикоррупционного суда (ВАКС), можно увидеть на инфографике портала «Слово и Дело». Всего таких структур должно быть пять. Что касается ВАКС, то президентский законопроект N7440 начал свое восхождение на парламентскую Голгофу в конце 2017 года и на сегодня мы имеем к нему 2 тысячи поправок, которые, на мой взгляд, являются попыткой заблокировать процесс», – предположил Яневский.

Борьба с коррупцией: как создавались новые правоохранительные и антикоррупционные органыВ Украине с коррупцией и преступностью будет бороться 8 новых структур. Пять из них уже работают. На очереди создание еще трех новых организаций.

Костецкий уточнил, что таких поправок 1925, он их все прочел и пришел к выводу, что действительно практически все они внесены для затягивания процесса.

«Это древняя тактика затягивания в Верховной Раде – чем больше поправок, тем меньше шансов на принятие закона. Где-то треть этих поправок дублируют друг друга. Причем есть и адекватные – от абсолютно всех фракций, включая «Оппоблок». Но таких поправок не более 10%. Остальные направлены не только на затягивание процесса, но и на то, чтобы не допустить создания на самом деле независимого судебного органа», – считает Костецкий.

В чем недостатки президентского законопроекта об Антикоррупционном суде, читайте в материале «Слова и Дела».

Также ранее мы писали, что Порошенко рассказал о создании Антикоррупционного суда.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...