Мак или ленточка: историческая память и историческая политика в Украине

Валентин Гладкихполитический эксперт

Еще в начале ХVII века, когда украинская шляхта массово окатоличивалась, один из украинских шляхтичей резонно ответил на упрек об измене родительской православной вере: «Да, мои предки на самом деле какое-то время были православными... Правда, до того они были еще и язычниками». Цинично и рационально.

О том, что его предки долгое время были не только православными и язычниками, но и трипольцами, а до того, скорее всего, человекообразными обезьянами, шляхтич, конечно, не догадывался. Находясь в плену исторических представлений своего времени, он, в лучшем случае, мог проследить свою родословную чуть ли не до трех братьев - Чеха, Леха и Руса, а уже от них, через сарматов, далее до сына Ноя - Иафета.

О национальной идентичности и о том, какое значение играет историческая память в процессе формирования нации, наш далекий предок, разумеется, также ничего не знал, поэтому так легкомысленно пренебрег верой предков.

Хроника столкновений в крупных городах Украины 9 маяВ 72-ю годовщину Дня победы над нацизмом в Украине 9 мая традиционно не обошлось без стычек и драк между представителями противоположных политических лагерей: «Слово и Дело» подготовило инфографику о столкновениях в крупных городах нашей страны.

Говорю «наш предок», потому что все мы произошли, безусловно, от благородных, по меньшей мере казацких родов. Судя по всему, крепостным «на Украйне милой» был разве что Великий Кобзарь. Конечно, наши предки всегда воевали за свободную, соборную, независимую Украину; среди наших предков не было и не могло быть оборотней, коммунистов, чекистов, полицейских, всевозможных коллаборантов, стукачей, «сексотов» и всякой прочей сволочи. А если и были, то их потомки, конечно, теперь под флагами Л/ДНР воюют против Украины или с георгиевскими лентами участвуют в «путинской акции» «бессмертный полк» ... Уууу, гебня!

Убедительно, главное - удобно.

Такое впечатление, что все указанные категории граждан на территории Украины просто не размножались, как змеи в неволе. Кстати, может именно змей, которые отказываются есть и спариваться в неволе, и стоит сделать символом непокорности? В отличие от всевозможных львов, тигров, медведей, которых в неволе даже на велосипеде кататься можно научить. Так же, как «потомков» бойцов УПА научили вступать в пионеры, становиться членами КПСС, делать карьеру в Москве, ездить на заработки в Сургут или собирать клубнику на огородах потомков Армии Крайовой. А «завезенных» жителей Приднепровской и Юго-Восточной Украины, у которых, по мнению министра культуры Нищука, вообще «нет генетики», можно научить и не такие фокусы выкидывать. Как говорит народная мудрость: «Если зайца долго бить - спички будет зажигать».

Так или иначе, но всем тем, кто претендует на истинное знание подлинной истории, следует учитывать слова Эрнеста Ренана, который утверждал: «Забытая история или, лучше сказать, историческая ошибка является одним из факторов создания нации». Развив этот тезис, кто-то из острословов заявил: «Нация - это совокупность людей, объединенных ложным представлением о прошлом и ненавистью к соседям».

Словом, историческая память имеет огромное значение для становления наций. Причем не стоит путать историю как науку, которая пытается, используя определенные методы, выяснить более или менее достоверно, что же все-таки происходило в прошлом, с исторической памятью - представлением людей о том, что происходило в прошлом, и сформированном преимущественно стихийно из беллетристики, кинематографа, семейных рассказов и даже уличного фольклора. Безусловно, историческая память формируется не без влияния истории как науки, впрочем, далеко не определяется и тем более не сводится к ней: то, что сообщество «помнит» о своем прошлом, вовсе не тождественно тому, что в том прошлом происходило. А о интерпретации прошлого и говорить нечего.

В МВД озвучили общее количество задержанных и травмированных за 9 маяЗа нарушение правопорядка 9 мая в Украине задержали 49 человек, 11 человек получили травмы во время столкновений.

Впрочем, проблема не в том, что историческая память и история - это, как говорят в Одессе, две большие разницы; и даже не в том, что важным фактором нации является «забытая история и историческая ошибка». Проблема в том, что историческая память может быть как мощным фактором объединения, так и не менее мощным фактором конфронтации.   Особенно остро эта проблема стоит в обществах, которые не так давно переживали или переживают острые внутренние противоречия и/или пытаются избавиться от колониального наследия, а следовательно, состоят из социальных групп, которые, имея одну историю, тем не менее, имеют различную историческую память. Ситуация еще более осложняется, когда историческая память используется как внутренними, так и внешними политическими силами для воплощения в жизнь древнего принципа «разделяй и властвуй».

Чтобы не допустить разрушения сообщества из-за различий в исторической памяти, государства вынуждены проводить историческую политику, под которой понимают использование государством определенных приемов и инструментов, с помощью которых власть пытается обеспечить в обществе, выражаясь терминологией А. Грамши, гегемонию определенных интерпретаций прошлого.

Понятно, что современные демократические, правовые государства, в отличие от тоталитарных, не могут себе позволить роскошь использовать для достижения этой цели банальное физическое насилие или идеологический террор. Более того, надо понимать, что основной целью исторической политики является все-таки сохранение целостности сообщества, а не достижение монополии на интерпретацию исторических событий - хотя соблазн сфокусироваться на втором обычно очень велик.

Словом, эффективность исторической политики измеряется не только и не столько тем, насколько власти удалось навязать обществу определенные интерпретации прошлого, сколько тем, насколько фактор отличной, а иногда конфронтационной исторической памяти различных социальных групп не угрожает целостности сообщества. Часто речь даже не о примирении конфронтационных взглядов, а хотя бы об обеспечении их мирного сосуществования. Например, в 2007 году парламент Испании, которая является одной из самых разделенных наций в Европе, одобрил закон, согласно которому государству запрещено поддерживать ту или иную версию прошлого - каждая группа, семья или лицо имеет право на свою версию прошлого, но ни одна из этих версий не имеет монополии на историческую память. И это, между прочим, не мешает испанцам иметь один из самых высоких среди европейцев уровень национальной гордости.

Под таким углом зрения историческую политику, которую воплощает в жизнь Украинский институт национальной памяти, трудно назвать эффективной. Несмотря на то, что, безусловно, есть огромная потребность демифологизировать украинскую историю и избавиться от ложных интерпретаций, навязанных нам извне и удобных для маскировки имперских намерений бывшей метрополии, одновременно надо понимать, что достичь этой цели путем административного давления вряд ли возможно. Давление порождает сопротивление. Попытки навязать административными методами «правильную» версию исторической памяти всему обществу, к сожалению, обречены на неудачу - для этого власти катастрофически не хватает не только властных ресурсов, а, прежде всего, авторитета ...

День памяти и примирения будут охранять 16 тысяч полицейскихПравопорядок и общественную безопасность во время празднования Дня памяти и примирения и Дня победы над нацизмом во Второй мировой войне будут осуществлять около 16 тысяч полицейских по всей Украине.

Забавно выглядят и попытки подражать худшим образцам советского агитпропа с плоскими черно-белыми интерпретациями: украинцы в составе Красной армии не насиловали немок и не терроризировали мирное население - все это делали, конечно же, москали, а «наши» кормили детей кашей. Любые попытки обратить внимание на преступления «наших» вызывают реакцию, ничем не отличающуюся от реакции россиян на упоминания о волне насилия, которая прокатилась по Германии вместе с войсками Красной армии.

Все это остатки унаследованного от СССР тоталитарного мышления: все должны идти в ногу, думать одинаково, голосовать единогласно, кто не с нами, тот против нас!

Между тем, стоит понимать, что в нынешних условиях не стоит надеяться на возвращение в рай единодушия. Придется учиться в аду плюрализма, смирившись с тем, что каждый имеет право на собственные заблуждения, в том числе и на историю. И не только историю. В крайнем случае, надо смириться хотя бы с тем, что бороться за свою версию исторической памяти нужно без применения физического насилия в отношении оппонентов.

Учитывая это, дискуссия о том, 8 или 9 мая отмечать то День памяти и примирения, то День Победы и вообще напоминает спор лилипутов из произведения Джонатана Свифта о том, с какого конца надо разбивать вареные яйца. НЕ СТОИТ ВЫЕДЕННОГО ЯЙЦА! Впрочем, как и в произведении Свифта, это становится причиной конфронтации и насилия ...

Можно вспомнить слова Ивана Лысяка-Рудницкого: «Наверное, сложной проблемой в будущей эволюции украинской мысли будет синтез антагонистических политико-идеологических направлений. Брак такого синтеза был главной причиной падения независимого украинского государства в 1917 - 1921 годах [...] А что может означать этот возможный синтез? Отнюдь не сведение антагонистических направлений к единой общей формуле. Это скорее процесс взаимного сближения. Направления, когда-то противостоявшие друг другу, теперь вынуждены будут овладеть искусством конструктивного сотрудничества».

Стоит прислушаться к советам нашего славного предка, конечно, если мы не хотим повторить судьбу Лилипутии и Блефуску, которые забыли слова своего пророка Люстрога: «Пусть каждый разбивает яйцо с той стороны, как ему удобно».

Валентин Гладких, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...