Страхи декоммунизации: удалось ли украинцам окончательно избавиться от советского прошлого?

Александр Радчукполитолог

Стартом процесса декоммунизации смело можно считать дату 8 декабря 2013 года, когда в разгар революционных событий в центре столицы был свергнут и уничтожен памятник Ленину. С того времени по всей Украине без существенных ограничений и учета норм законов начался настоящий «ленинопад». Кое-где акции сноса памятников коммунистическим вождям и бывшим партийным деятелям носили откровенно варварский характер. Впрочем, процесс удалось систематизировать и привести в порядок уже весной 2014 года, а еще через год процесс декоммунизации приобрел поистине государственное значение.

В законодательных рамках масштабный процесс переименований населенных пунктов и демонтаж советских памятников начался с весны 2015 года, когда Верховная Рада приняла так называемый «декоммунизационный пакет» – законы о запрете пропаганды коммунистического и нацистского режимов, открытии архивов КГБ, чествовании борцов за свободу Украины в ХХ веке, увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне.

Впрочем, процесс декоммунизации сознательно тормозился до осени 2015 года именно из-за неспособности местных органов власти договориться между собой об изменении названий как населенных пунктов, так и улиц. Кое-где декоммунизация сопровождалась откровенным саботажем или просто непониманием гражданами необходимости избавиться от советского идеологического наследия. Еще один фактор, который тормозил декоммунизацию, 0Ц местные выборы-2015, во время которых кандидаты не всегда хотели поднимать данную тему ввиду ее дискуссионности и неоднозначного отношения со стороны старшего поколения украинцев. Последняя категория, как известно, является наиболее дисциплинированным электоратом, который посещает избирательные участки, чтобы исправно выполнить свой гражданский долг.

Именно на самом низком уровне самоуправления и должно было бы вмешаться не только государство, но и гражданское общество, историки, ученые и журналисты. Впрочем, несмотря на высокий градус дискуссии в обществе, в некоторых регионах процесс декоммунизации завершился именно благодаря вмешательству государства, а не по причине его осознания самими гражданами.

Окончательно завершено...

Точку в процессе декоммунизации поставила Верховная Рада в мае этого года. Парламент принял три постановления о переименовании коммунистических названий населенных пунктов в рамках декоммунизации, в результате чего новые названия получили почти 300 городов, сел, поселков и районов. Большинство из них – села, но также были переименованы 9 районов и 7 городов: Днепропетровск, Днепродзержинск, Артемовск, Ульяновка, Комсомольск, Кузнецовск и Цюрупинск.

Коммунизм или национализм: какая идеология больше всего донимает украинцев?Социологи определили, что большинство населения Украины не поддерживает смену советских топонимов, хотя запрет коммунистической идеологии поддерживают 48 процентов опрошенных.

Фактически последним крупным городом и областным центром, который упорно не хотел сдаваться на пути к декоммунизации, стал Кировоград. Верховная Рада 14 июля отдельным постановлением проголосовала за решение переименовать город в Кропивницкий. Сами жители населенного пункта до сих пор неоднозначно относятся к такому названию, а некоторые активисты не оставляют надежд переименовать город на новый лад.

Много дискуссий вызывают и неоднозначные решения местных органов власти относительно переименований улиц. Особенно, когда речь идет об исторических личностях, отношение к которым в различных регионах разное, а между гражданами вызывают острые дискуссии и споры. Например, речь идет о переименовании столичного Московского проспекта в проспект имени Степана Бандеры. В столице до сих пор остается несколько названий улиц и объектов, которые вроде бы никакой связи именно с процессом декоммунизации не имеют, однако топонимично или же ойконимично связаны с Россией. Учитывая, что сейчас отношения Украины и РФ фактически находятся в состоянии необъявленной войны, часть граждан решительно настроены и настаивают на изменениях в названиях улиц или объектов, которые так или иначе напоминают о враге Украины №1. Другая часть граждан настаивает, что Украину как государство хочет уничтожить нынешняя российская верхушка, тогда как с самими россиянами в будущем придется как-то сосуществовать.

Так или иначе, именно третий этап декоммунизации – переименование улиц – наиболее неоднозначно был воспринят самими украинцами. Правда, только часть граждан готовы отстаивать свою точку зрения в судах относительно тех или иных спорных моментов в процессах декоммунизации.

Житомирский прецедент

Интересный прецедент произошел в Житомире. В начале 2016 года единым распоряжением городского головы были переименованы ряд улиц города. В список попала и улица Маликова (партийный деятель СССР, один из организаторов партизанского движения на территории Житомирской области в 1942-1944 годах, 1-й секретарь Житомирского подпольного обкома КП(б)У), которую переименовали в Сурину Гору.

Порошенко: завершение декоммунизации – вопрос национальной безопасностиПрезидент Петр Порошенко подчеркнул важность завершения процесса декоммунизации в Украине.

Такое решение пришлось не по душе жителям микрорайона, и после многочисленных обращений жителей и депутата горсовета от данной громады отдельным распоряжением городского головы от 19 апреля №303 улице было возвращено старое название. Ситуация интересна тем, что данное решение мэр города принял небезосновательно: местному депутату удалось получить письмо-разъяснение от Института национальной памяти, в котором говорится о том, что фигура Степана Маликова не подпадает под закон о декоммунизации. Действительно, анализируя документ «Список лиц, которые подпадают под закон о декоммунизации», который размещен на сайте Института национальной памяти и включает в себя перечень из 520 лиц, фамилии Маликова в нем не находим.

В настоящее время ряд граждан обратились в суд, чтобы отменить распоряжение городского головы о возвращении названия улицы в честь советского партизана, однако очевидно, что дискуссия по поводу переименования улицы, учитывая резонанс данного вопроса в Житомире, продолжится и после решения суда. Ведь часть жителей, хоть и не хотят возвращения старого названия улицы, впрочем, не желают жить и на улице Сурина Гора, которая является исторической для этой местности. В то же время категорические противники возвращения названия Маликова указывают на то, что если оставить в силе распоряжение городского головы, то это создаст опасный прецедент для других населенных пунктов. Особенно, если речь идет о личностях из советского прошлого, которых просто нет в списке закона о декоммунизации.

Рецидивы «homo sovіeticus»?

Интересными являются некоторые предостережения Венецианской комиссии. Экспертно оценивая закон «Об осуждении коммунистического и нацистского режимов», в целом она признала право Украины вводить подобные запреты, однако указала на ряд недостатков документа, которые существенно ограничивают права и свободы украинских граждан. «Венецианская комиссия признает право Украины запретить или даже криминализировать использование отдельных символов и пропаганды тоталитарных режимов. Такое законодательство не является уникальным для стран, входящих в Совет Европы», – говорится в пояснительной части к заключению комиссии. Беспокойство экспертов ВК вызвали нечеткость норм закона и слишком широкая сфера применения наказания, которое не является пропорциональным установленным целям закона.

«Кировоград жив»: как украинцы отреагировали на переименование очередного обласного центраПользователи соцсетей прокомментировали переименование Кировограда в Кропивницкий в рамках декоммунизации.

Например, по закону запрещено демонстрировать и распространять картинки с цитатами или высказываниями советских деятелей. Кроме того, слишком расплывчатым является словосочетание «пропаганда тоталитарных символов»: сама данная норма предусматривает суровое наказание, но толковать ее можно слишком многогранно. В случае политической необходимости подобная статья закона может стать мощным оружием против идеологических конкурентов. По мнению экспертов ВК, закон не должен запрещать свободные академические исследования и свободу творческого выражения, а также стать инструментом цензуры в СМИ при освещении любых тем, связанных с советским периодом в истории Украины.

По сути, европейские эксперты предостерегают всех нас от того, чтобы сам процесс декоммунизации не привел к сопутствующим политическим последствиям, в том числе и так называемому процессу «охоты на ведьм», который может быть использован определенными политическими силами для усиления собственных рейтингов.

Кроме того, стоит обратить внимание и на другую сторону сущности процесса декоммунизации, а именно – переосмысление собственной истории. Речь идет не просто о смене идеологических символов бывшего тоталитарного государства, но и о наполнении новым содержанием тех изменений, которые происходят в обществе сейчас. К сожалению, искоренение «совка» в головах большинства украинских граждан – процесс длительный и требующий создания отдельной системы замещения. Одна лишь смена названий и символов советской эпохи не приведет к качественным изменениям в жизни каждого украинца.

Александр Радчук, специально для «Слова и Дела»


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...