Назначение Татарова как капитуляция Зеленского. Колонка Леонида Швеца

Читати українською
Леонид Швецполитический обозреватель

Известный киевский литератор, обозначая свое отношение к неприятным ему людям, рисует на их изображениях в сети слово из трех букв, прямо на лбу. Просто и понятно. В некоторых случаях, действительно, характеристика человека буквально написана у него на лбу и тратиться на расширенное объяснение оценки нет никакого смысла.

Казалось бы, с Олегом Татаровым та же ситуация: замначальника следственного управления МВД в дни Майдана, неоднократно публично защищавший и творчески развивавший позицию своего начальства и тогдашнего руководства страны, которому вскоре пришлось бежать через российскую границу. Предельно очевидна непригодность к дальнейшему использованию во власти. Но то, что очевидно одним, вовсе не является аргументом для других. Президент Зеленский оправдал появление Татарова на должности заместителя главы президентского Офиса тем, что тот не сбежал с Януковичем, и вообще является человеком опытным и честным.

Опытный и честный Татаров, когда в 2014 году не получилось стать заместителем главы Херсонской обладминистрации при Порошенко из-за шума, поднятого активистами еще стоявшего перед глазами пылающего Майдана, возглавлял юридический департамент «Укрбуда» у Максима Микитася, который сейчас находится под стражей. Потом работал в адвокатской конторе, созданной бывшими высшими чинами милиции. В числе подзащитных были деятели режима Януковича, в частности, Вадим Новинский и Андрей Портнов, но в одном из выступлений в СМИ Татаров с гордостью называет себя и вовсе членом команды Портнова. О том, что нынешний куратор правоохранительной сферы прекрасно знает ее изнутри, можно не сомневаться: например, доктор юридических наук Татаров был научным руководителем у судей легендарного Печерского суда Шапутько и Ботницкой, а также у Александра Буряка, который сейчас в ГБР возглавляет отдел – па-ба-ба-бааа! – по расследованию дел Майдана.

Но уже понятно, что для президента наличие специфических взглядов и связей юриста Татарова вовсе не свидетельствует о его непригодности, а едва ли не наоборот: чудесный кадр, который будет усердно приглядывать за Аваковым. Наверняка, что-то эдакое Зеленскому рассказал Андрей Ермак, радуясь своей кадровой находке. Вот только, постигая азбуку византийщины, ребята упустили из виду сущую мелочь: руководить-то приходится постмайданной Украиной.

Нравится кому-то или нет, Майдан вошел в официальный канон украинской государственной власти, он стал символом завета между гражданами и руководителями страны, скрепленного кровью погибших за свободу. И когда Вова с Леной в определенные даты ходят возлагать цветы на улицу Героев Небесной Сотни, они это делают, потому что нельзя не пойти, хотя неплохо бы, чтобы при этом еще и ощущалась внутренняя потребность. Руководителю «Квартала 95» не пойти можно, президенту – нельзя. Назначая в ближнюю обслугу человека, рядом с которым немыслимо появиться на месте массового расстрела граждан «родной» милицией, Зеленский тем самым символически воспроизводит баррикады и ставит себя по одну сторону с палачами Майдана, подрывая современный властный канон, основания президентской власти и своей легитимности.

Поскольку и это объяснение недопустимости татаровых на Банковую президенту, похоже, не кажется заслуживающим внимания, а, может, и в голову даже не пришло, остается совсем простое, буквально на пальцах. Будучи избранным руководить Украиной, страной двух майданных антисистемных выступлений, исключительно за свои антисистемные качества и антисистемные намерения, Зеленский может опираться в своих попытках что-то изменить только на народ, система – его первый непримиримый враг. Он ее безгранично оскорбил уже одним фактом своей победы, и никакая сделка, по условиям которой выскочка не будет показательно унижен, невозможна. И вот теперь он своими руками и при активной поддержке Ермака ускоряет такой исход.

Попытаться стать для системы своим, подавая сигналы характерными кадровыми назначениями, – это самая жалкая форма признания собственной реформаторской несостоятельности, совершенно дурацкое политическое самоубийство. Все равно что написать у себя на лбу то, что обычно рисует тот самый киевский литератор. Власть рано или поздно уйдет, буквы останутся.

И как бы не поздно уже лоб оттирать.

Леонид Швец, специально для «Слово и дело»

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться:
Загрузка...