Не время: что заставит украинцев выйти на массовые акции протеста?

Читати українською
Александр Радчукполитолог

В последние годы акции протеста существенно сегментировались и стали не такими массовыми. Социологи фиксируют данные о том, что украинцы стали более умеренными в своих намерениях. Для масштабных акций протеста нужны действительно серьезные основания.

К тому же своеобразным протестом украинцев относительно предыдущих действий властных элит в 2014-2019 годах стало голосование за внесистемных политиков, символом которого было выдвижение в кандидаты и выигрыш на президентских выборах действующего главы государства Владимира Зеленского.

После своеобразного «выпуска пара» и вследствие электоральной слабости других политических игроков настроения украинцев к решительным переменам несколько ослабли – ведь внутри общества было заключено некое непубличное соглашение о том, что новой власти нужно время на осуществление реформ.

Поэтому в январе текущего года социологи фиксировали невысокий уровень протестного потенциала украинцев. По данным опроса КМИС, 49% украинцев не готовы участвовать в любых акциях массового протеста. Однако ощущение «спокойствия масс» достаточно ложно. Те же данные опроса свидетельствуют о постепенном росте количества респондентов, которые готовы к более решительным протестным действиям по сравнению с 2014-2017 годами.

Конечно, уровень протестности будет расти пропорционально потере доверия к действиям власти. На днях социологи впервые зафиксировали увеличение недовольных украинцев действиями власти прежде всего президентом Владимиром Зеленским.

Так, по данным июньского опроса КМИС, 45% опрошенных респондентов не одобряют действия главы государства в противовес 38%, которые одобряют. Отрицательный баланс зафиксирован впервые со времени избрания Владимира Зеленского на пост президента Украины.

Что может стать основными предпосылками для массовых акций протестов? Какие движущие силы этого процесса, и что может стать поводом?

Кризис умноженный на коронавирус

Пандемия коронавируса в сочетании с ограничительными карантинными мероприятиями может существенно повлиять на имущественное положение и протестные настроения общества уже этой осенью. В случае второй волны эпидемии избежать очередного усиления карантина будет невозможно. А с ним – и очередных сокращений работников, закрытие и банкротство малых и средних предприятий.

Протестные настроения украинцев: грозит ли Зеленскому МайданНедовольство в обществе политикой Владимира Зеленского будет касаться социальных вопросов, считает эксперт.

Вместе с продолжением действия ограничений относительно пересечения границ с ЕС и невозможности выезда на заработки официальные и неофициальные показатели безработицы будут расти. Поэтому недовольство тоже будет расти, однако в истории протестных движений независимой Украины сам по себе фактор социального расслоения, безработицы или глубокого экономического кризиса почти никогда не был определяющим.

Подобная ситуация происходит и сейчас – правительство пока справляется с основными вызовами, обусловленными пандемией. Пенсии, зарплаты и другие соцвыплаты украинцы получают по графику. С другой стороны, у социальных протестов пока (или еще) нет единой движущей силы. Профсоюзное движение слишком слабое, а в политическом разнообразии партий и политических сил однозначно не хватает и лидеров и оргструктур, способных организовать масштабный протест.

Политические преследования

А вот вопрос справедливости всегда был в повестке дня украинского протестующего. Сейчас именно оппозиционные силы могут постепенно наращивать свои электоральные возможности именно благодаря протестным настроениям украинцев.

Обещания и громкие заявления генпрокуроров о резонансных делахКто убил Екатерину Гандзюк и Павла Шеремета? Кто заказал убийство Георгия Гонгадзе? Узнаем ли мы правду о массовых расстрелах на Майдане? Напоминаем некоторые громкие заявления генпрокуроров о резонансных расследованиях.

Власть иногда способствует этому, ведь политические мотивы в судебных делах против бывших чиновников и политиков предыдущего периода преобладают. С другой стороны, в обществе существует и запрос на наказание за коррупционные дела представителей бывших властных элит.

В данном случае следует вспомнить историю с судебными процессами в 2010-2012 годах относительно тогдашних лидеров оппозиции: Юлии Тимошенко и Юрия Луценко. Массовых акций протеста в защиту этих политиков тогда не проводилось, однако резонансность этих дел поражала. Более того, в украинском обществе не было единого мнения относительно причастности оппозиционных политиков к противоправным действиям.

Сейчас четко видно постепенный рост уровня резонансности по делам против пятого президента Украины Петра Порошенко. Именно вокруг его политической фигуры сейчас будут объединяться большинство нынешних оппозиционных политиков правоцентристского направления. В случае поддержки Юлией Тимошенко и другими менее рейтинговыми, но авторитетными политическими игроками, нынешняя власть рискует вырастить себе достойного соперника. Сейчас поддержка «Европейской солидарности» постепенно растет. И это точный показатель политической составляющей в предпосылках акций протестов.

Бикфордов шнур общественного сектора

Социально-экономического и политического факторов все же недостаточно для активизации массовых акций протестов. Очень важным остается аспект отношений государства и гражданского общества.

Протесты против карантина: что происходит в мире и каковы риски для УкраиныЧерез неделю после необычной антикоронавирусной акции с пустыми стульями в центре Дрездена в Германии прошел новый протест с требованием отменить карантин.

Сейчас заметно, что в этих отношениях также произошел надлом. Дело убитого журналиста Шеремета и история с активистом Сергеем Стерненко свидетельствует о том, что взрывоопасный бикфордов шнур со стороны общественного сектора уже активно горит. Вполне вероятно, что его подожгли даже без ведома представителей действующей политической верхушки.

Многие эксперты, сравнивая ситуацию с акциями протестов осенью 2013 года, отмечают то, что тогдашнее противостояние между властью и гражданским обществом началось гораздо раньше. И когда сошлись несколько важных политических факторов, вопросы социально-экономического характера отошли на второй план.

Сегодняшняя ситуация может быть усилена еще и многочисленными экономическими вызовами. А если добавить еще и фактор войны на Востоке Украины, ситуация может действительно быть неуправляемой. Монолит государства пока что держится на очень недолговечных рейтингах провластных политиков, которые могут так же быстро исчезнуть, как и появились. Зато приемлемой замены им, как и в ситуации с 2013-2014 годах, пока не видно. По крайней мере у украинцев остается только одно – опыт сохранения и существования государственности в крайне кризисных ситуациях. Поможет ли это приобретенное умение в этот непростой период для Украины, станет более понятным уже осенью текущего года.

Александр Радчук, специально для «Слово и дело»


Подписывайтесь на наш аккаунт в Telegram, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Поделиться: