Реформа прокуратуры: почему не все опытные прокуроры прошли тесты

Читати українською

Аттестация прокуроров в рамках реформы прокуратуры до сих пор активно обсуждается в профессиональных кругах. Действительно ли «срезались» некомпетентные с профессиональной точки зрения прокуроры на тестировании? Была ли возможность у прокуроров заранее получить вопросы, которые им достанутся на тестировании? Были ли в тестах вопросы не по специальности? Какие претензии были в прокурорском сообществе к этапу тестирования? Каким был минимальный балл на тестировании? Каким было отношение прокуроров к аттестационной комиссии? Об этом и другом во второй части видео-проекта «Слово и дело» поговорили кандидат юридических наук, входивший в состав отборочной комиссии Геннадий Дубов, эксперт по конституционному праву Богдан Бондаренко и бывший прокурор, который прошел аттестацию, юрист Алексей Ничипоренко.

«Изначально вышла своего рода провокация с анонимками, которых в итоге не было ни одной во время аттестации. В результате из органов ушло человек 15, сильных профи, которые могли бы этот орган поднимать. И они реально жили на зарплату», – сказал Ничипоренко, добавив, что так получилось из-за хаотичности принимаемых решений.

Впрочем, во время аттестации были и те, кто не смог пройти тесты из-за своей некомпетентности. «С другой стороны, были такие коллеги, о которых я знаю, что они сильные профессионалы, знатоки уголовного права и процесса. Но они не набрали нужный балл», – отметил юрист.

Реформа прокуратури: погляди з різних сторін. 2 частинаСлово і Діло

По мнению Ничипоренко, сама система аттестации не показывает действительный уровень знаний законодательства прокурором. Срабатывает комплекс причин – это возможность человека, подготовиться, саморганизоваться, преодолевать стрессовые ситуации, наличие свободного времени.

«На тестировании я набрал 84 балла, это неплохой результат. Когда я готовился, то выбрал 100 случайных вопросов и набрал 65 баллов. Свой результат я улучшил за 6 дней за счет того, что вставал в 8 утра и до 10 вечера читал эти 6 тысяч вопросов. Если бы мне сейчас дали это тестирование, я бы его провалил», – сказал Ничипоренко.

Прокурор, который успешно прошел аттестацию, уверен, что у многих просто не было времени подготовиться: «Шесть дней и 6 тысяч вопросов, из которых только половина – это уголовный процесс и уголовный кодекс. А все остальное – это гражданка, админка, хозяйственный кодекс, закон про полицию, ДБР, НАБУ. То, что, в принципе, прокурор в своей деятельности не использует».

Перед тем, как проводить аттестацию надо было сначала составить штатное расписание, понять, сколько нужно прокуроров общего надзора, по ДБР, по надзору за полицией, по надзору за налоговой, для гособвинения, а сколько госслужащих.

Геннадий Дубов остановился на работе аттестационной комиссии, а также собеседовании на доброчестность, подчеркнув, что прокуроров, которые не смогли аргументированно объяснить свои доходы или пытались сделали это, мягко говоря, формально, было не так и много.

Первую часть обсуждения реформы прокуратуры Ничипоренко, Дубовым и Бондаренко можно посмотреть тут.

Также «Слово и дело» писало, что изменилось в работе комиссий по добору руководителей органа с приходом на должность генпрокурора Венедиктовой.

Хотите обсудить эту новость? Присоединяйтесь к телеграм-чату CHORNA RADA.

Лучшие инфографики от аналитиков «Слово и дело» каждый день без лишнего текста – в телеграм-канале Pics&Maps.


Подписывайтесь на наши аккаунты в Telegram и Facebook, чтобы первыми получать важные новости и аналитику.


Загрузка...